07.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (4 часть)

Оставляя в стороне общий ход игры, совпадающий во многом с общефлотской игрой, стоит сосредоточиться на основных выводах, сделанных после ее проведения руководителем игры, начальником 1-го отдела штаба КБФ, капитаном 3 ранга В.3. Роговешко. Прежде всего, для нас будет любопытно мнение руководителя игры об общем уровне командования обеих («красной» и «синей») сторон: «Как правило, на протяжении всей игры командующий «красным» флотом плохо и с большим нажимом оформлял документы (свои решения). Лучше в этом отношении работал командующий коалиционным флотом».

Уже в самом начале своего отчета В.3. Роговешко констатировал довольно безрадостную картину общего уровня руководства «красной» стороны: «Дважды в этом году я присутствую на больших оперативных играх, на которых оба раза задача по борьбе и уничтожению транспортов с экспедиционными войсками, перевозимых морем с территории коричневых на территорию синих и желтых, - возлагалась на авиацию фронта, которая оба раза с возложенной задачей не справилась».

Далее Роговешко подчеркивает, что «особенно ярко это выявлено на последней игре 7-13437, когда авиация фронта благодаря своей занятости по борьбе с ВВС противников, поддержке сухопутных войск на фронтах и неумению правильно организовать длительной операции из-за недостаточного, по-видимому, знакомства с морскими особенностями, ни одного транспорта с войсками не утопила». В чем же причина столь неуспешных действий ВВС «красной» стороны в обеих играх? По мнению руководителя игры, такой результат был отнюдь не случаен: он объяснялся тем, что «операции проводятся не теми людьми, которым положено этим заниматься».

Как считал Роговешко, авиационные командиры ЛВО, принимавшие участие в играх, совершенно не знали:
1) морского театра и его особенностей;
2) организации флота;
3) использования и возможностей флота.

Вывод, который делает руководитель игры, довольно прост: необходимо, чтобы задачи по борьбе и уничтожению транспортов с экспедиционными войсками, перевозимыми морем с территории «коричневых» на территорию «синих» и «желтых», возлагались исключительно на одного командующего флотом. Это решение оправдывалось тем, что только данный командир хорошо знает морской ТВД со всеми его особенностями и может правильно организовать разведку транспортов противника и последующие операции по их уничтожению совместными силами надводных кораблей, подлодок и авиации.

Здесь будет нелишним отметить, что чуть раньше, в период с 21 по 25 марта 1937 г., в Ленинградском военном округе проводилась оперативная авиационная игра ВВС РККА с участием ВВС КБФ под руководством начальника ВВС РККА командарма 2 ранга Я. И. Алксниса. Данная игра подтвердила необходимость уточнения в мирное время вопросов взаимодействия авиации ЛВО и авиации Балтфлота. Предполагалось, что армейская авиация будет действовать исключительно по неприятельским портам вне Финского залива, не трогая морские цели, а ВВС КБФ - по портам Финского залива, по боевому флоту, транспортам и морским аэродромам противника.

Для претворения в жизнь подобных планов, авиация КБФ должна была получить в свое распоряжение тяжелую авиацию (бригаду или корпус), которой в случае недостаточности будут придаваться отдельные авиасоединения от ЛВО. Как и на апрельской авиационной игре ВВС КБФ, был также сделан вывод, что командующий ВВС ЛВО не должен вмешиваться в вопросы боевого использования тяжелой авиации над морем, «так как это является компетенцией командующего КБФ». Относительно применения разведывательной авиации было также решено, что «нельзя допустить ведения разведки ВВС ЛВО над морем и в портах Балтийского моря и Финского залива».

Соответственно, за разведку моря должен был полностью отвечать командующий флотом. Несомненным плюсом этой игры было то, что у командующего ВВС КБФ выработались навыки «по правильному использованию своих частей как в самостоятельных операциях, так и во взаимодействии с флотом». Летом 1937 г. на КБФ были проведены крайне важные учебные мероприятия - 2 больших отрядных учения - № 1 (проходило 21 августа) и № 2 (20 августа). Тема БОУ № 1 звучала следующим образом: «Оборона базы с моря, воздуха и суши от внезапного нападения и ведения глубокого боя на оборонительном рубеже в своем укрепленном районе днем»

В качестве учебных целей командованием были назначены задачи:
1) отработать организацию разведки, дозорной службы и охранения, обеспечивающих от внезапного появления противника у оборонительного рубежа ГБ;
2) проверить ПВО, ПЛО и ПКО ГБ;
3) дать тренировку соединениям и частям в развертывании для боя на ГОР-е и его проведении с воздействием на всю глубину боевого порядка противника.

Районом учения была определена восточная часть Финского залива от меридиана 25°, исключая территориальные воды Финляндии и Эстонии. Руководил учением командующий КБФ, находившийся на линкоре «Октябрьская революция». Сторона «А» (советская, «красная») на большом отрядном учении № 1 имела в своем составе следующие силы - бригаду линкоров (2 линкора), бригаду эсминцев (4 эсминца), дивизион сторожевых кораблей (4 сторожевика), бригаду торпедных катеров (18 катеров), бригаду заграждения и траления (минный заградитель «Марти» и 2 базовых тральщика), 3-ю бригаду ПЛ (2 дивизиона лодок типа «М»), отдельные самолеты 31-й и 105-й авиационных бригад (9 бомбардировщиков, 9 разведчиков и 2 звена истребителей).

Сторону «Б» (неприятельскую коалицию или «синюю») условно представляли 4 линейных корабля типа «Дойчланд», 2 крейсера типа «Лейпциг», 18 миноносцев типа «Тигр», 60 бомбардировщиков и 20 разведчиков. Обстановка на учении выглядела следующим образом. Эскадра «коричневых» в составе 4 линкоров типа «Дойчланд», 2-3 крейсеров типа «Лейпциг» и миноносцев вошла в Финский залив. На аэродромы «фиолетовых» перебазировались значительные силы ВВС «коричневых». Основные силы флота «красных» тем временем находились в Главном оборонительном районе (ГОР).

Минзаг «Марти» и 2 эсминца занимались приемкой мин, а подлодки занимали позиции между меридианами 2б°10' и 27°40'. При попытке эскадры «коричневых» прорваться через ГОР, бригада линкоров «красных», вместе с приданными ей бригадой эсминцев, бригадой торпедных катеров, 23-м и 25-м дивизионами подлодок должна была «уничтожить ЛК противника во время прохода им нашего МЗ-М, предварительно выставив дополнительное МЗ-М в районе «А» ГОР». Разбирая действия сторон на игре, руководство пришло к неутешительным выводам. Основные нарекания вызвали действия стороны «А», игравшей за СССР.

Практически все этапы учения сопровождались многочисленными недостатками, повлиявшими в конечном итоге на общий неудовлетворительный результат БОУ. К примеру, корабельный дозор «красных» фактически не выполнил своей задачи. Спешно отходя под давлением противника, крейсер «Киров» и 2 лидера оторвались и потеряли связь с противником, вместо того, чтобы довести его до основных сил «красных». Соответственно, они не смогли дать нужных сведений о противнике. Предварительный удар ВВС «красных» по линкорам «синих» также оказался смазанным.

В Раздел