07.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (6 часть)

Выводы, которые делал Зайончковский, сводились к следующему: необходимы специальные быстроходные мелкосидящие десантные корабли с соответствующим оборудованием и обеспечением, а также надежное прикрытие собственной авиацией. Необходимо также отработать управление десантной операцией и ее прикрытие частями ПВО. Командир Кронштадтского полка считал, что уже настало время «серьезно решать эту задачу». По его мнению, несмотря на то, что «10 лет мы занимаемся ею, ничего или почти ничего не создано как по линии оформления в каких- либо документах опыта, так и по линии создания специальных средств», хотя сделать что-либо полезное в этом направлении можно было уже давно.

Результаты десантного учения настолько удручили коменданта Кронштадтского укрепленного района КБФ комбрига И.С. Мушнова, что он заявил в своем докладе командующему флотом о нецелесообразности проведения подобных учений в дальнейшем. Причиной для столь серьезного утверждения было то, что по его словам, «никакого опыта из проводимых ежегодно десантных учений извлечь нельзя, кроме того, как не надо проводить десантные операции», а само учение «ничего поучительного не дало и дать не могло при таком руководстве». Однако командующий КБФ И.С. Исаков не согласился со столь пессимистическим выводом и поручил Мушнову для начала обучить высадке Отряд учебных кораблей и провести с ним десантное учение.

Здесь будет уместным заметить, что и через 2 года ситуация в области подготовки и проведения десантных операций так и не изменилась к лучшему. Положение осложнялось еще и тем, что отсутствовало специальное наставление по десантным действиям флота, что приводило к примитивной организации и упрощенному проведению десантных операций на учениях. Однако самым важным мероприятием на КБФ в 1937 году стали маневры, проведенные в период с 5 по 8 октября. Темой маневров была определена «Операция Краснознаменного Балтийского флота по срыву оперативных перевозок противника в Балтийском море и расширению оперативной зоны восточной части Финского залива».

Маневры включали в себя 3 основных этапа:
1) развертывание сторон, в том числе поход маневренного соединения КБФ в Балтийское море;
2) операция подлодок и авиации КБФ и ЛВО на морских сообщениях противника в северной части Балтийского моря и в горле Финского залива;
3) борьба за плацдарм в восточной части Финского залива. Помимо этого, в процессе развертывания сторон и переразвертывания сил флота для 3 этапа был запланирован ряд частных учений.

На 1-м этапе маневров КБФ основными учебными задачами были определены:
1) проверка организации обеспечения выхода Эскадры из ГБ в условиях противодействия подлодок и ВВС противника;
2) проверка организации эскорта ПЛ для вывода их в операцию и освоения основных походных порядков Эскадры с подлодками;
3) проверка подготовленности эсминцев к выполнению ночного поиска и атакам при взаимодействии с авиацией;
4) тренировка командиров маневренных соединений в ведении дневного боя линейных сил в открытом море.

2-й этап маневров включал в себя отработку следующих задач:
1) проверка подготовленности ПЛ к одиночным атакам и в составе завес по транспортам противника и управления завесами ПЛ для перемены позиций;
2) тренировка в организации комбинированной разведки (силами подлодок, ВВС) морских сообщений противника в северной части Балтийского моря;
3) проверка подготовленности подлодок 1-й и 2-й бригад ПЛ к совместным действиям по транспортам противника в Финском заливе.

И, наконец, на 3-м этапе следовало потрудиться над проверкой «организации, боевого управления и подготовленности всех соединений и частей КБФ к общему взаимодействию при нанесении противнику сосредоточенных ударов по всей глубине боевого порядка в восточной части Финского залива».

Подготовка КБФ к маневрам была обеспечена проведением оперативных тактических игр комсостава, больших и малых отрядных учений, выполненных в этом году. Вопросы, отрабатывавшиеся на этих учебно-практических мероприятиях, «целеустремлены на подготовку к решению тех сложных задач, которые предстояло решать во время маневров». И если в прошлом, 1936, году количество участвовавших в маневрах кораблей КБФ не превышало 60-70%, то в 1937 г. состояние боевой подготовки соединений, частей и кораблей флота позволило привлечь к участию в маневрах уже 98% всего состава флота. Вся предварительная подготовка документации для маневров была закончена к 5 сентября.

На подготовку частям было отведено время с 29 сентября по 3 октября. 4 октября командующий КБФ провел розыгрыш маневров со штабом флота. Теперь рассмотрим, как протекали разные этапы маневров. При выходе флота «красных» из Главной базы (Кронштадта) наблюдалась плохая работа кораблей Охраны водного района (ОВР). Фактически продолжалось движение транспортов по гражданскому фарватеру в Ленинград, как обычно в мирное время. Сторожевые катера ОВРа совершенно не контролировали данную ситуацию и не принимали сигналов о начале маневров. Боезапас на катерах и базе ОВРа не был даже подан к орудиям и пулеметам.

Иными словами, выход кораблей проводился достаточно условно. Впрочем, сама Эскадра «красных» вышла из ГБ вполне «организованно и четко». Время выхода составило всего лишь 26 минут, что показывало на хорошую отработку этого вопроса. Дальнейшее маневрирование кораблей происходило уже не так гладко: лидер «Ленинград» еще не имел навыков совместного плавания (вероятно, из-за недавнего ввода в строй) и при поворотах все время опаздывал, а эсминец «Ленин» на малой дистанции пересек курс линкора «Октябрьская революция». Ночной поиск и атаки линкоров «коричневых», предпринятые силами эсминцев и ВВС «красных», применялись на Балтике впервые, но, тем не менее, были выполнены успешно.

Поиск и атака миноносцами были организованы грамотно и тесно увязаны с действиями авиаразведки. Зато значительно хуже протекал наиболее ответственный эпизод маневров, представлявший собой эскадренный бой линкоров «красных» и «коричневых». Командующий флотом «красных» капитан 1 ранга К.И. Самойлов направил свои линкоры прямо в центр развертывания групп линкоров «коричневых», тем самым позволив противнику охватить голову своей колонны и подвергнуть ее сосредоточенному обстрелу всей неприятельской артиллерией. В результате линкоры «красных» в этой ситуации могли использовать только носовые башни главного калибра.

Решение комбрига линкоров «красных», определяющее направление главного удара, было принято лишь после нахождения в течение 17 минут под огнем противника. Вместо этого Самойлову следовало сближаться лишь с одной из групп неприятельских линейных кораблей, прикрываясь от другой группы дымовой завесой. Лишь во второй половине дня командующий флотом «красных» поступил именно таким образом. Кроме того, К.И. Самойлов опасно ослабил свои силы в ходе боя: лидер «Ленинград» и 2-й дивизион эсминцев не принимали участия в бою с линкорами «коричневых». В противоположность этому командующий флотом «коричневых» капитан 1 ранга А.А. Кузнецов действовал верно, и маневрировал на выгодных для себя курсовых углах и дистанциях.

В целом командующий флотом «красных» «не целеустремил и не нацелил атаку, не дал указаний командиру 2 ЛК и флагману легких сил об идее своего решения». Дело осложнялось тем, что еще до операции командиру Бригады линкоров не удалось добиться у командиров единого понимания поставленной задачи и способов ее решения, а запланированный проигрыш так и не состоялся. Действия подводных лодок были оценены как хорошие. Лучших результатов добилась 1-я бригада ПЛ, которая оказалась подготовленной к скрытым тактическим атакам. Многие торпедные атаки ПЛ по линкорам «красных» были проведены успешно.

В Раздел