18.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (8 часть)

25 января 1938 г. только что назначенный нарком ВМФ армейский комиссар 1 ранга П.А. Смирнов в своей директиве № 246172 подвел итоги оперативной подготовки комсостава ВМФ за прошедший год и пришел к совершенно неутешительным итогам. По мнению наркома, «оперативная подготовка командного состава и штабов, как показали итоги 1937 года, стоит на низком уровне и не отвечает современным требованиям планирования и ведения операций на море».

Основные недостатки в организации и проведении мероприятий по оперативной подготовке командно-начальствующего состава флота, как считал П.А. Смирнов, сводились к следующему:
1) отсутствие единства оперативных взглядов на методы ведения операций;
2) слабые навыки в быстрой и правильной оценке обстановки;
3) неуверенность и предвзятость в принятии решений на операцию;
4) штабы не овладели методами и навыками оперативных расчетов;
5) неудовлетворительная организация использования, авиации;
6) бессистемное использование кодов для связи;
7) излишняя загрузка радиосвязи;
8) неумение штабов наладить контроль за выполнением приказов командиров и правильно организовать взаимную информацию.

С целью ликвидации вышеуказанных отрицательных явлений нарком ВМФ П.А. Смирнов приказал все Военным советам флотов «считать оперативную подготовку высших командиров и штабов основной задачей всей командирской подготовки на 1938 год». В качестве частных задач Смирнов потребовал развивать гибкость оперативного мышления, смелость в принятии решений, уверенность, волю и настойчивость при их осуществлении, а также изучать оперативные взгляды вероятных противников и сам театр военных действий.

Перед проведением оперативных игр нарком ВМФ приказал сделать исторические доклады на темы, близкие к темам предстоящих игр. К общефлотской оперативной игре КБФ П.А. Смирнов потребовал привлечь преподавательский состав Военно-морской академии. Попутно нарком ВМФ утвердил и перечень тем военных игр по оперативной подготовке командно-начальствующего состава КБФ на 1938 г. Как обычно, было запланировано 3 игры - общефлотская на тему «Совместные с армией действия по овладению побережьем и шхерным районом восточной части Финского залива с одновременными операциями по срыву перевозок противника в Балтийском море».

Авиационная на тему «Разгром морских и воздушных сил лимитрофов в их базах и на их аэродромах в первые дни войны в условиях начавшейся переброски германских сил в Финский залив» и тыловая на тему «Организация питания (всеми видами снабжения) флота в операции по овладению шхерных районов восточной части Финского залива». Теперь рассмотрим, как же проходили учебно-практические мероприятия на КБФ в следующем, 1938 г. Здесь в период с 25 по 26 марта была проведена двухсторонняя оперативная игра с участием ЛВО и КБФ. Тема игры была заявлена как «Совместные с армией действия по овладению побережьем и шхерным районом восточной части Финского залива с одновременными операциями по срыву перевозок противника в Балтийском море».

В качестве частных учебных целей игры фигурировали:
1) отработка взаимодействия с наступающим флангом армии и авиацией в условиях шхерного побережья;
2) закрепление навыков организации и выполнения операции флота и ВВС на коммуникациях противников в Балтийском море;
3) выявление необходимых средств для операции в шхерах;
4) изучение шхерного района восточной части Финского залива.

Вся подготовительная работа (принятие решения, расчеты, нанесение обстановки, составление документов) была выполнена играющими с 14 по 21 марта. Игра началась с докладов играющими своих решений, после чего производился розыгрыш узловых вопросов по фактическим действиям сторон. Обстановка на игре складывалась примерно так же, как и в прошлом году. Коалиция «коричневых» (Германия), «фиолетовых» (Польша), «желтых» (Эстония) и «синих» (Финляндия) находилась в состоянии войны с «красными» (СССР).

После серии упорных боев Красная Армия вышла на линию: на северном побережье Финского залива - Ахопас-Лавола-Иматра-Руколахти, на южном побережье - Вайнопе-Раквере-Тарту-Валга. Затем в порты «желтых» и «синих» Пярну, Ханко, Турку, Нюстадт и Раумо было перевезено до трех дивизий экспедиционных войск «коричневых». Авиация «коричневых» также перебазировалась на аэродромы «желтых» и «синих». Наконец, в Финский залив зашел отряд легких сил флота «коричневых» в составе трех крейсеров типа «Кельн», 6 миноносцев типа «Альбатрос» и флотилия подлодок «Веддиген».

В р-не Хельсинки-Таллин «синие» совместно с «желтыми» оборудовали минно-артиллерийскую позицию и организовали противолодочную оборону. Тем временем флот «красных» захватил острова в восточной части Финского залива, а в р-не Сейскаари-Биеркэ оборудовал минно-артиллерийскую позицию. Подводные лодки «красных» оперировали в Финском, Рижском и Ботническом заливах. Затем произошла серия налетов ВВС обеих сторон на морские и авиационные базы, не принесшие решительных результатов.

Перед командованием «красной» стороны были поставлены задачи:
1) высадить десант в р-не м. Крюссерорт в составе 1 стрелковой дивизии с задачей захвата р-на Саллаярви-Саккаярви;
2) воспрепятствовать воинским перевозкам в порты синих и желтых;
3) усилить действия подводных лодок на коммуникациях противника в южной и средней части Балтийского моря.

«Синяя» сторона имела своей целью не допустить десантной операции «красных», обеспечить собственные перевозки морем, уничтожить линкоры «красных» в базах и в море силами легких сил и ВВС. В результате проведения игры ее руководством были сделаны следующие разочаровывающие выводы. Прежде всего, обнаружилось, что «учебные цели, поставленные на игре, в полной мере были не отработаны». Большинство командиров соединений и частей КБФ, за исключением командиров авиасоединений, «несмотря на достаточный срок, отведенный для подготовки к игре, подготовились плохо, решение задач до конца не продумали и не произвели необходимых тактических расчетов».

В Раздел