18.03.2017

Боевая подготовка КБФ в 1937-1939 гг. (9 часть)

Объяснялось это тем, что основная масса командиров «в таких играх участвовали впервые и навыка в работе не имели». Вот здесь уже в полной мере сказались последствия репрессий 1937 г., когда перемещения молодых командиров на более высокие должности приняли массовый характер. Многие недостатки, указанные в отчете начальника КБФ капитана 1 ранга В.Ф. Трибуца, были отмечены еще в прошлогодней игре, но значительного прогресса с того времени, видимо, так и не произошло. К примеру, вновь выяснилось, что «операция не была обеспечена разведкой - тральной, гидрографической, рельефа береговой черты, самого плацдарма для высадки, на подходах к месту высадки».

К примеру, учитывалась опасность нападения противника из шхер и действия шюцкора», не были организованы посты ВНОС, а расстановка транспортов и их охрана недоработаны. Не было продумано место маневренного плеса для кораблей поддержки «красных». Также указывалось на слабую проработку вопросов взаимодействия с армией и ВВС по овладению шхерным районом. Организация командования всей операцией и боевое управление была признана начальником штаба КБФ В.Ф. Трибуцем «нечеткой». В своем отчете он особо отметил, что «командующий эскадрой «красных» капитан 1 ранга Н.Н. Несвицкий не возглавил руководство всей операцией и не организовал взаимодействие всех частей».

В действиях многих командиров было замечено несоответствие принимаемых ими решений выполняемым задачам. Боевые документы, выработанные как накануне игры, так и в ходе ее, в большинстве своем страдали расплывчатыми формулировками. Задачи в боевых приказах ставились зачастую неконкретно, отсутствовали навыки в правильной оценке сложившейся обстановки. Командирами всех уровней слабо проявлялась инициатива при выполнении поставленных задач. Само оформление документов было признано Трибуцем абсолютно неудовлетворительным.

Выявились многочисленные проблемы и при решении конкретных задач. Например, обнаружилось, что вопросы использования корабельной артиллерии при стрельбе по береговым целям, и в частности по батареям, проработаны крайне слабо. Целый ряд принципиальных вопросов (дистанция, корректировка огня, количество боезапаса, тип снарядов, связь с наступающими частями) требовали подробного изучения. Совершенно не отрабатывались задачи по ведению артиллерийского огня на подавление в ночных условиях. Впрочем, обнаружились вещи куда более непонятные.

На игре вдруг выявилось «отсутствие единых взглядов у подводников о методе преодоления противолодочных преград». Спрашивается, для чего тогда проводилась прошлогодняя оперативная игра, посвященная специально этому вопросу? Одним словом, и эта оперативная игра не принесла ожидаемой от нее пользы, хотя и «дала большую практику флагманам в оперативной подготовке». Почти все учебные задачи игры остались нерешенными. Правда, были сделаны выводы на будущее относительно метода проведения десантных операций в шхерах.

Было признано, что «овладение шхерами является наиболее сложной операцией», которая требует «предварительных мероприятий по обеспечению действующих сил от помех с запада и со стороны шхер, а также специального обеспечения в момент проведения самой операции». Также игра доказала, что флоту необходимы специальные десантные средства (десантные тендеры, бронекатера, канонерские лодки), хотя это выяснилось еще на прошлогоднем десантном учении.

Таким образом, как и раньше, все закончилось одними благими пожеланиями. После проведения общефлотской игры, как и в прошлом году, на КБФ была проведена оперативная авиационная игра. Она проходила с 14 по 15 апреля и имела своей темой «Разгром морских и воздушных сил лимитрофов в их базах и на их аэродромах в первые дни войны в условиях начавшейся переброски Коричневых сил в Финский залив».

Авиационная игра преследовала решение следующих учебных целей:
1) отработка взаимодействия морской и фронтовой авиации в ударах по базам противника;
2) отработка организации и методов боевого управления морской и сухопутной авиацией, действующей с оперативных аэродромов;
3) организация обороны аэродромных узлов;
4) тренировка в планировании; использование морской авиации и учет напряженности ее работы.

По итогам оперативной игры, командующий ВВС КБФ полковник А.И. Ильин сделал общий благостный вывод, что «частные задачи и вся тема в целом отработаны». По его мнению, участниками игры, в подавляющем большинстве, принимались тактически правильные и грамотные решения, а на самой игре «достигнуто единое понимание использования методов и средств подавления воздушного противника и флота на основе данных последних войн». Впрочем, Ильин тут же отметил и существенные пробелы в тактической подготовке отдельных командиров.

Например, командующий ВВС «синих» поставил слишком много задач своей авиации, не выделив при этом основных. Формулировка им большинства задач носила многословный и расплывчатый характер, без указания конкретного времени, места и объектов ударов. Кроме того, командующий ВВС коалиции совершенно упустил такой момент, как действия по флоту «красных» и его базам. Вообще, «синие» не смогли полностью использовать свою бомбардировочную авиацию. В очередной раз было указано на слабую организацию авиационной разведки обеими сторонами, из-за чего целый ряд бомбардировочных ударов пришлись по пустым аэродромам.

Командирами авиачастей недостаточно внимательно проводились расчеты боезапасов и горючего на вылеты, не составлялись точные расчеты на маршрутах полетов (особенно на «синей» стороне), плохо были изучены тактико-технические характеристики самолетов противника. При постановке боевых задач на бомбардировку не всегда указывались важнейшие объекты, подлежащие уничтожению. Выяснилось также, что многие летчики не знают тактических приемов борьбы бомбардировщиков с истребителями, а также противозенитных маневров.

В Раздел