29.03.2017

Состояние боевой подготовки на Балтийском флоте, осенью 1939 г. (3 часть)

Из всего дивизиона, по мнению командующего Эскадрой, самым лучшим кораблем был лидер «Минск». Аналогичная ситуация сложилась и в 1-м дивизионе эсминцев. Дивизион в составе лидера «Ленинград» и эсминцев «Сметливый», «Стремительный» и «Стерегущий» к началу военных действий в основном закончил одиночную подготовку кораблей и приступил к выполнению начальных огневых задач. В частности, корабли 1 ДММ провели подготовительные стволовые стрельбы, калибровую стрельбу № 10а, по 2 зенитные стрельбы и только после пристрелки всех торпед по плану и проведения ряда тренировочных торпедных атак были допущены к торпедной стрельбе № 1 с фактическим выпуском по одной пристрелочной торпеде на каждый эсминец в дневных условиях.

После теоретической проработки и практического маневрирования эсминцы приступили к проведению фактического бомбометания, начали ходить с параванами в дневных и ночных условиях, а также ставили дымовые завесы в простейших тактических условиях. Кроме того, было отработано несколько элементарных аварийных задач в дневных условиях, после чего корабли были допущены к совместному плаванию в составе Эскадры и приняли участие в двух больших походах в Балтийском море. Все командиры были допущены к самостоятельному управлению кораблем.

Однако, говоря о причинах невысокого уровня боевой подготовки на кораблях ОЛС, нельзя забывать то немаловажное обстоятельство, что эти корабли лишь недавно были приняты Военно-морским флотом от промышленности, и поэтому у личного состава просто не было времени, чтобы как следует освоить новую боевую технику. Например, эскадренный миноносец «Стерегущий» из состава 1-го дивизиона эсминцев был окончательно сдан флоту лишь 2 ноября 1939 г. (т. е. за 4 недели до начала войны), на следующий день он уже принял артиллерийский и торпедно-бомбовый боезапас, а в период с 10 по 16 ноября на Большом Кронштадтском рейде корабль провел ряд артиллерийских учений и тренировок по использованию новых дальномеров и визиров, а также аварийные учения.

16 ноября эсминец пополнил свои запасы, а уже вечером 18 ноября он перешел в Лужскую губу, где был включен в Отряд корабельной поддержки (ОКП) Отряда особого назначения (ООН), предназначенного для захвата островов восточной части Финского залива, а уже 19 ноября на нем был поднят военно-морской флаг. В оставшееся до начала войны время на «Стерегущем» было проведено еще несколько учений и совместное плавание отряда корабельной поддержки за тральщиками. Несмотря на интенсивную программу по боевой подготовке, осуществленную в столь сжатый промежуток времени, «к 30 ноября личный состав был подготовлен к использованию оружия в недостаточной степени».

Командир эсминца «Стерегущий» старший лейтенант Г.И. Моторов был абсолютно прав, когда утверждал: «Корабль не имел достаточно времени для отработки в обычных условиях. Навыки для совместного плавания были малы». Примерно то же самое можно сказать и про остальные корабли Отряда легких сил КБФ, поэтому нет ничего удивительного в том, что подготовка этого соединения стояла на таком низком уровне. Уже после войны, в марте 1940 г., командующий КБФ В.Ф. Трибуц заметил на совещании комсостава, что эсминцы 1 и 2 дивизионов «не умеют стрелять, и по сей день».

Остальные соединения надводных кораблей, если верить Ю.Ф. Раллю, были подготовлены по-разному. Так, например, сторожевые корабли из состава Охраны водного района КБФ были в состоянии нести дозор и охранение линкоров, а также осуществлять противолодочную оборону. Что касается тральщиков, то они были «готовы к выполнению траления в условиях отсутствия противодействия противника (т. е. в простейших условиях)». Ситуация осложнялась тем, что большинство ТЩ были судами, призванными по мобилизации из наркомата речфлота (14 типа «Ижорец», 4 типа «Ленводпуть» и 5 типа «Озерный»), и по своим ТТХ не соответствовали тем задачам, которые им пришлось выполнять.

Фактически, современных тральщиков в ОВРе было всего 10 штук. Единственный минный заградитель флота «Марти» был готов к выполнению минных постановок «в любых условиях». Наконец, сторожевые катера типа «МО-4» отработали поиск и уничтожение ПЛ, ведение дозора и охранение рейда. Бригада торпедных катеров КБФ, несмотря на целый ряд факторов, негативно влиявших на процесс боевой подготовки, оказалась подготовленной только «к дневным и ночным действиям в несложной обстановке». Неотработанными остались задачи по взаимодействию с другими соединениями флота (ВВС, линкорами, эсминцами) днем и ночью.

Штабы бригады и дивизионов были сколочены как органы боевого управления и были способны руководить в несложной обстановке. Материальная часть торпедных катеров была неплохо освоена личным составом, хотя большинство из них поздно вступили в строй. Задачи по штурманской части были отработаны всеми дивизионами полностью с оценкой «хорошо». План БП по минно-торпедной части был выполнен бригадой на 100%. Пулеметные стрельбы были отработаны дивизионами катеров в основном на оценку «хорошо». К отрицательным моментам боевой подготовки были отнесены недостаточное внимание к играм и групповым упражнениям, а также слабая отработка скрытого управления.

Как полагал Ралль, торпедные катера были подготовлены к отрядным торпедным атакам в условиях хорошей видимости (а в ночное время - к атакам звеном) и к поиску и уничтожению подлодок. Подводные лодки КБФ, по сравнению с другими кораблями, были подготовлены к боевым действиям несколько лучше. Общая тактическая подготовка командиров подлодок была сочтена вполне удовлетворительной, хотя в ней имелся ряд пробелов. Штурманская часть находилась в удовлетворительном состоянии, несмотря на то, что отмечалось слабое умение всего командного состава в решении астрономических задач.

Также была замечена плохая навигационная разведка. По данным Ю.Ф. Ралля, все подлодки отработали скрытые торпедные атаки по кораблям, идущим постоянным курсом и скоростью, и частично - скрытые атаки по кораблям, идущим с охранением. Кроме того, подводные лодки были полностью подготовлены к ведению артиллерийского боя и к скрытым переходам при противодействии противника и разведки. На лодках также было отработано ведение артиллерийского боя и проведение скрытых переходов при противодействии противника. К взаимодействию с надводными кораблями были отработаны: один дивизион ПЛ типа «С», два дивизиона ПЛ типа «Щ», один дивизион ПЛ типа «М» и подводные минные заградители «Л-1» и «Л-2».

В Раздел