29.03.2017

Состояние боевой подготовки на Балтийском флоте, осенью 1939 г. (4 часть)

Общим недостатком в БП было то, что все подводные лодки не имели опыта взаимодействия с Военно-воздушными силами. Что касается артиллерийской подготовки, то она, если основываться на сведениях командира 1-й бригады ПЛ капитана 1 ранга К.М. Кузнецова, стояла на достаточно высоком уровне (хотя опыт боевых действий показал совершенно обратное). Так, в течение летнего периода 1939 г. каждой подлодкой из состава его бригады было проведено, в среднем, по 11 артиллерийских стрельб с оценками «хорошо» и «отлично»

Несомненным минусом в подготовке подлодок была совершенно неудовлетворительная торпедная стрельба, особенно залповая (она почти не проводилась накануне войны, и командиры лодок совершенно не были обучены этому способу стрельбы). Особенно тревожное положение с боевой подготовкой сложилось в Военно-воздушных силах Балтийского флота. Здесь надо заметить, что авиация КБФ вызывала постоянное неудовольствие со стороны наркома военно-морского флота, но на это были свои веские причины. Во-первых, боевая подготовка в ВВС КБФ находилась, по всеобщему признанию, на очень низком уровне.

Курс боевой подготовки был выполнен к началу войны частями морской авиации только на 46%. Подавляющее большинство летчиков-истребителей имели общий налет всего 40-45 часов - т. е. 50% от требовавшейся нормы налета. Если всего по ВВС КБФ числился 361 экипаж, то фактически выполнивших 1-ю задачу курса было только 135 экипажей (т. е. чуть больше одной трети). Остальные экипажи могли действовать только в несложных метеоусловиях. Ночными, слепыми полетами и полетами в облаках, имевшими в условиях Балтийского ТВД исключительно важное значение, в Военно-воздушных силах КБФ занимались крайне мало и поэтому, как считал нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов, они «по сравнению с 1938 г. деградировали».

Отрицательными моментами в подготовке частей истребительной авиации было то, что истребители ни одного раза не производили бомбометания с пикирования, а также не имели за год ни одной ночной стрельбы. Очень плохо была отработана у истребителей групповая слетанность: истребители ВВС КБФ не умели взлетать и производить посадку в составе звена. Слишком малым оказалось количество летных часов, отпущенных на каждого летчика-истребителя. Наиболее слабо выглядели бомбардировочные авиачасти. Основная масса штурманского состава до начала военных действий не имела возможности получить сколько-нибудь удовлетворительных навыков по практическому бомбометанию.

Например, штурманы эскадрилий и звеньев 57-го скоростного бомбардировочного авиаполка в 1939 г. произвели, в среднем, 5,7 бомбометания с оценкой «удовлетворительно». Причем 6 штурманов, выполнявших при боевом бомбометании роль ведущих, до этого совершенно не летали на самолетах «СБ»! На одного штурмана в 57-м авиаполку за год приходилось всего лишь 4 бомбометания, включая и тренировочные упражнения. А в 1-м минно-торпедном авиаполку рядовой штурманский состав получил еще меньшую тренировку: среднее количество бомбометаний в 1939 г. на одного штурмана составило всего 0,9. Несколько лучше была натренирована разведывательная авиация.

С точки зрения техники пилотирования и штурманской подготовки летный состав разведывательных частей мог выполнять задачи по разведке в сложных метеоусловиях днем и в простых - ночью. Летчики-наблюдатели удовлетворительно знали силуэты своих кораблей (чего не скажешь о штурманах бомбардировочной авиации) и кораблей вероятных противников, неплохо изучили театр военных действий, расположение и общую характеристику баз и аэродромной сети противника, его самолеты и их данные.

Слабыми сторонами в подготовке развед-авиации были:
1) недостаточная отработка приемов ночной разведки и поиска кораблей в море;
2) слабая отработка тактических приемов разведки кораблей и мелких точечных целей (батарей, портов, железнодорожных станций);
3) малая практика площадной аэрофотосъемки;
4) плохая дешифровка аэрофотоснимков.

Здесь следует добавить, что в других, не разведывательных, частях ВВС КБФ разведкой и аэрофоторазведкой почти не занимались. В дальнейшем, уже в ходе военных действий, это обстоятельство имело отрицательные последствия для боевой деятельности авиации Балтийского флота. Необычайно высокой была аварийность во всех частях ВВС КБФ. За период с 1 августа по 4 октября 1939 г. в авиации Краснознаменного Балтийского флота произошло 5 аварий и 6 катастроф с большими человеческими жертвами. К примеру, при переброске из Ленинграда на Северный флот 20 гидросамолетов «МБР-2» разбилось сразу 2 самолета.

А когда в конце июля 1939 г. в 13-й отдельной истребительной авиаэскадрилье (ОИАЭ) был разбит очередной истребитель «И-16», нарком ВМФ не выдержал и потребовал от командующего ВВС КБФ, чтобы тот немедленно навел порядок в авиачастях. Тем не менее, катастрофы имели место и дальше, в результате чего 15 октября 1939 г. приказом наркома ВМФ командующий ВВС КБФ комбриг А.А. Кузнецов и военком ВВС бригадный комиссар Кузенко «за плохое руководство БП и слабую борьбу с аварийностью, расхлябанностью и недисциплинированностью» были отстранены от занимаемых должностей (что, правда, не помешало А.А. Кузнецову после этого стать командующим ВВС Северного флота).

В Раздел