18.04.2017

Репрессии на Краснознаменном Балтийском флоте в 1937-1939 гг. (1 часть)

К сожалению, стремительный рост Краснознаменного Балтийского флота во второй половине 1930-х гг. носил, скорее, чисто технический характер. Иными словами, материальный рост флота не подкреплялся высокой боевой подготовкой его личного состава. По сравнению с первой половиной 1930-х гг. наблюдался сильный регресс в оперативно-тактической подготовке высшего, старшего и среднего звеньев командного состава флота. Связано это было, в первую очередь, с массовыми политическими репрессиями 1937-38 гг., которые прокатились по Вооруженным силам страны и нанесли огромный ущерб их боевой подготовке.

Следует заметить, что политические репрессии, имевшие место до 1937 г. (если не брать период начала 1930-х гг.), незначительно затронули командный состав КБФ. К примеру, с 1 января 1934 г. по 1 апреля 1937 г., т. е. за более чем трехлетний период, Военным трибуналом КБФ было осуждено всего-навсего 60 человек командно-начальствующего состава (а в целом - 500 человек командного, младшего командного и рядового состава). Причем, любопытно, что подавляющая часть представителей командно-начальствующего состава в 1934-37 гг. была осуждена за растраты и дискредитацию звания командира - 30%, а за антисоветскую агитацию - только 13,3%.

А из общего количества арестованных (500 чел.) за антисоветскую агитацию и контрреволюционные преступления были осуждены всего лишь 113 человек (22,6%). Подобная положительная тенденция не внушала больших опасений. В связи с этим главный военный прокурор РККА корвоенюрист Н.С. Розовский в своем приказе № 00141452 от 9 мая 1937 г., адресованном всем военным прокурорам округов и флотов, вполне обоснованно констатировал: «Итоги 1936 г. в деле снижения судимости в РККА можно считать значительными. Этот год дал самый низкий уровень судимости кадрового состава по сравнению с предыдущими годами. В отличие от 1935 г., когда была снижена судимость только командного и начальствующего состава, а в отношении рядового состава она даже несколько выросла, в 1936 г. наблюдается падение судимости военнослужащих всех составов».

Более того, Розовский даже процитировал положительную оценку, данную наркомом обороны маршалом К.Е. Ворошиловым по поводу снижения уровня репрессий: «Очень хорошо, нужно продолжать профилактическую работу, она дает результаты». Однако эта резолюция наркома была сделана еще в январе 1937 г., когда еще ничто не предвещало последующих трагических событий. Всего несколько месяцев спустя ситуация в стране и в армии изменилась кардинальным образом. В период с 1937 по 1938 гг. Военно-морской флот СССР понес невосполнимые утраты: почти 3 700 командиров и политработников было уволено из рядов флота, из которых немалая часть была арестована (уже к 1 сентября 1937 г. было уволено 705 человек и арестован 171 человек).

В наибольшей степени пострадал высший командный состав ВМФ: были расстреляны и умерли в местах заключения 5 флагманов флота 1 и 2 ранга, что составило 125% от их первоначальной численности, 6 флагманов 1 ранга (100%), 5 флагманов 2 ранга (70%). Урон от этого мощного удара по верхушке военно-морского командования был настолько силен, что сказывался на всех флотах очень длительное время. По причине массовых репрессий ротация лиц высшего командного состава в ВМФ приобрела какой-то поистине лихорадочный характер.

К примеру, Военно-морские силы РККА (с конца декабря 1937 г. - Народный комиссариат Военно-морского флота) с 1937 по 1939 гг. последовательно возглавляли сразу 7 человек: В.М. Орлов (до 10 июля 1937 г.) - расстрелян, Л.М. Галлер (с 10 июля по 15 августа 1937 г.), М.В. Викторов (с 15 августа до 31 декабря 1937 г.) - расстрелян, П.А. Смирнов (с 31 декабря 1937 г. по 22 июня 1938 г.) - расстрелян, П.И. Смирнов (с 22 июня по 8 сентября 1938 г.) - расстрелян, М.П. Фриновский (с 8 сентября 1938 г. по 25 марта 1939 г.) - расстрелян, Н.Г. Кузнецов (с 25 марта 1939 г.). Характерная деталь: если до начала репрессий флотом командовали настоящие моряки, специалисты своего дела, то затем - армейский политработник (П.А. Смирнов) и даже командующий пограничными войсками НКВД (М.П. Фриновский).

Примерно с такой же частотой менялось и высшее командование Краснознаменного Балтийского флота. В течение неполных трех лет (с весны 1937 г. по осень 1939 г.) по разным причинам на Балтике сменилось три командующих флотом: А.К. Сивков (до 15 августа 1937 г.) - расстрелян, И.С. Исаков (с 15 августа 1937 г. по 9 января 1938 г.), Г.И. Левченко (с 10 января 1938 г. по 28 апреля 1939 г.), четыре начальника штаба флота - И.С. Исаков (до 15 августа 1937 г.), Г.И. Левченко (с 19 августа 1937 г. по 10 января 1938 г.), В.Ф. Трибуц (с 10 января 1938 г. по 30 апреля 1939 г.) и А.П. Шергин (с 5 мая по 26 октября 1939 г.), а также семь членов Военного совета и начальников Политуправления флота: А.С. Гришин, Н.И. Ильин, Я.В. Волков, А.А. Булышкин, А.А. Муравьев, В.К. Беленков и С.Д. Морозов.

Столь частые перемещения высшего командного состава флота объяснялись, в первую очередь, крайней напряженной ситуацией с кадрами, сложившейся в наркомате ВМФ в результате проведения политики массовых репрессий. Теперь попробуем проиллюстрировать масштабы репрессий на КБФ в 1937-38 гг. конкретными примерами. В «Отчете по боевой подготовке Краснознаменного Балтийского флота с 1.01 по 20.10.37» с пафосом говорилось следующее: «За последний период на флоте выявлено, разоблачено и арестовано органами НКВД 278 человек предателей, троцкистов, шпионов и вредителей. Военный совет КБФ, занимаясь вопросами очищения рядов КБФ, за последние 4 месяца рассмотрел более 340 дел на командный и начальствующий состав.

Наиболее засоренным враждебными элементами оказалось оборонное строительство, где разоблачено более 60 врагов. Не менее засоренными оказались наши тыловые снабженческие организации - в этих организациях разоблачено более 70 врагов. Немало предателей оказалось и среди руководящего состава флота. На основании указаний народного комиссара обороны проводилась и проводится проверка всего командного, начальствующего и рядового состава КБФ в целях очищения его от враждебных, морально-неустойчивых, политически неблагонадежных элементов. В результате этой проверки уволено командного и начальствующего состава из РККА (до конца декабря 1937 г. Морские силы входили в состав РККА) 264 человека, 530 краснофлотцев и младших командиров.

Работу по проверке и очищению от враждебных элементов, а также политически-морально неустойчивых считать законченной еще ни в коем случае нельзя». Как отметил член Военного совета КБФ корпусной комиссар А.А. Булышкин на Военном совете РККА, проходившем в ноябре 1937 г., из 264 уволенных с КБФ командиров и начальников было «арестовано около 100 человек, оказавшихся врагами народа, шпионами, диверсантами и террористами, которые готовили даже террористические акты». Всего за период с 1 мая 1937 г. по 15 мая 1938 г. из числа командно-начальствующего состава КБФ было уволено (в том числе арестовано) 389 человек.

В Раздел