18.04.2017

Репрессии на Краснознаменном Балтийском флоте в 1937-1939 гг. (4 часть)

Кроме того, Краснознаменному Балтийскому флоту пришлось выделить 206 командиров для других флотов, а также в наркомат ВМФ. Даже перед началом советско-финляндской войны Балтийский флот продолжал испытывать ощутимую нехватку в командно-начальствующем составе. Например, к 8 октября 1939 г. некомплект командного состава на КБФ составлял 573 человека (20%), а начальствующего состава - 857 человек (30%). В первую очередь, не хватало командиров в подводном флоте - 95 человек (26,6%), а также в надводном флоте - 307 человек (20%). По категориям командного состава, в надводных силах не доставало: командиров крейсеров и их помощников - 9 человек (64%), командиров лидеров, эсминцев и их помощников - 15 человек (24%), командиров тральщиков и их помощников - 29 человек (56%), командиров сторожевых кораблей и их помощников - 7 человек (41%).

Подводные силы также испытывали недостаток в командных кадрах: требовалось 10 командиров больших подлодок (36%) и 23 командира средних лодок (30%). Ощущалась также острая нехватка значительного количества специалистов - 22 артиллеристов для штабов и соединений надводных кораблей (20%), 23 минеров для кораблей и судов охраны водного района (31%), 26 штурманов (32%) и 22 минеров (38%) для подводных лодок. Наибольшую нужду КБФ испытывал в инженерно-техническом составе (некомплект - 401 человек, что составляло 28%) и в административно-хозяйственном составе (некомплект - 333 человек, что составило 40%).

Многочисленные бреши в командном составе КБФ, образовавшиеся в результате репрессий, были заполнены по большей части малоподготовленными, сравнительно молодыми офицерами. Результаты такой политики сказались достаточно быстро. На заседании Военного совета КБФ в присутствии наркома ВМФ, состоявшемся 4 июня 1939 г., выявилась довольно неутешительная картина качественного состава командно-начальствующего состава флота. Достаточно привести следующие выдержки из заметок к докладу ВС КБФ: «Из семи командиров СКР только один командует второй год. Из 17-ти командиров ПЛ (3-я БПЛ) только один допущен к самостоятельному управлению. Большая часть командиров командует первый год...»

Было также отмечено слабое руководство такими соединениями, как Бригада миноносцев, 1-я бригада подлодок, Бригада заграждения и траления, Охрана водного района и др. Не будет, пожалуй, большим преувеличением сказать, что к началу советско-финляндской войны редко кто из лиц высшего командного состава КБФ обладал в полной мере необходимыми опытом и знаниями для занятия своей должности. Например, командующий КБФ флагман 2 ранга В.Ф. Трибуц имел опыт командования лишь эсминцем «Яков Свердлов», после чего в течение двух лет (с 1937 по 1939 гг.) работал в штабе флота, занимая там должности начальника отдела боевой подготовки, исполняющего обязанности начштаба и начальника штаба КБФ.

Таким образом, Трибуц никогда не командовал соединениями кораблей и сразу же с должности командира корабля перешел на должность начальника штаба Балтфлота, которую занимал всего 1 год. Вряд ли подобный стаж службы можно считать достаточным для занятия должности командующего флотом. Капитан 1 ранга Ю.А. Пантелеев, командовавший ранее 2-й бригадой подлодок на Черноморском флоте, а затем исполнявший обязанности заместителя председателя Постоянной приемной комиссии при наркомате ВМФ, был назначен на должность начальника штаба КБФ лишь 26 октября 1939 г., то есть за месяц до начала войны с Финляндией. Вполне естественно, что за такой короткий промежуток времени он, вряд ли успел как следует ознакомиться со своими обязанностями.

За другими примерами тоже не надо ходить далеко. Командир 7-й истребительной авиабригады ВВС Тихоокеанского флота полковник В.В. Ермаченков лишь 7 октября стал командующим ВВС Краснознаменного Балтийского флота, а его заместителем тогда же был назначен бывший командир 40-го легкобомбардировочного авиаполка ВВС Черноморского флота полковник М.И. Самохин. Своего рода рекорд поставил военный комиссар 57-го скоростного бомбардировочного авиаполка майор Г.Ю. Хасанов, сменивший в течение месяца (с 11 сентября по 13 октября 1939 г.) сразу три должности и в итоге назначенный начальником штаба 10-й авиабригады ВВС КБФ.

При проведении проверки состояния учета в отделе командно-начальствующего состава КБФ заместитель наркома ВМФ по кадрам корпусной комиссар С.П. Игнатьев пришел к выводу, что «вопреки неоднократным указаниям о недопустимости частых переводов комначсостава с одного корабля на другой, частые и недостаточно продуманные переводы продолжают иметь место на КБФ». Выяснилось, что некоторые командиры соединений переставляют по своему усмотрению командиров, не докладывая о произведенных перестановках даже Военному совету КБФ.

За невыполнение указаний о своевременных докладах, об исполнении приказов наркома ВМФ начальнику отдела командно-начальствующего состава КБФ полковому комиссару Бабинцеву был объявлен выговор. Характеризуя командно-начальствующий состав КБФ, в большинстве своем молодой и неопытный, который вступил в войну с Финляндией, командующий Балтфлотом В.Ф. Трибуц признался на совещании Военного совета КБФ в январе 1940 г. в следующем: «Все мы с Вами молодые, никто из нас боевого опыта именно в той должности, в которой находимся сейчас, не имел, и потому учимся сами и учим других».

Чуть позже, уже после окончания войны, Трибуц в одном из своих выступлений вновь вернулся к данной теме, заявив, что «командно-политический состав по своему боевому опыту, по своим навыкам в условиях быстро растущего флота, безусловно, молодой, малоопытный». Думается, что с данным утверждением командующего флотом нельзя не согласиться. Но при этом следует не забывать, что процесс учебы и вхождения в должность многих командиров Балтийского флота пришелся именно на период боевых действий, и поэтому им приходилось делать это в несколько экстремальных условиях.

В Раздел