18.04.2017

Краснознаменный Балтийский флот в новых базах в Прибалтике в 1939 г. (1 часть)

Довольно сильно повлияли на прохождение Краснознаменным Балтийским флотом боевой подготовки в 1939 г. события в странах Прибалтики. Согласно пакту о взаимопомощи между СССР и Эстонской республикой от 28 сентября 1939 г., Советский Союз получил право «иметь на эстонских островах Сааремаа (Эзель), Хийумаа (Даго) и в городе Палдиски (Балтийский порт) базы военно-морского флота и несколько аэродромов для авиации на правах аренды по сходной цене». Для охраны своих военно-морских баз и аэродромов Советскому Союзу было разрешено держать в участках, отведенных под базы и аэродромы, определенное количество сухопутных войск и ВВС.

Уже 1 октября нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов, в приказе № 3010 приказал образовать комиссию «для разрешения всех вопросов, связанных с определением точных мест базирования Рабоче-Крестьянского Военно-морского флота», где определил основными пунктами базирования и размещения соединений флота Таллин, Палдиски и Рогеюоль. Более того, Кузнецов даже указал соединения и корабли, предназначенные для перевода в базы Эстонии: линкор «Марат», крейсер «Киров», 2 лидера эсминцев, 4 новых эсминца, смешанная бригада подлодок (3 ПЛ типа «С», 8 типа «Щ» и 6 типа «М»), 6 дизельных тральщиков, 1 минный заградитель, 1 дивизион торпедных катеров на радиоуправлении, Охрана водного района баз, посты и радиостанции СНиС.

Требовалось также выбрать позиции для установки двух 180-мм башенных береговых батарей (на п-ове Церель и п-ове Симпернес) и трех 130-мм береговых батарей (около порта Палдиски, на о-вах Сааремаа и Хийумаа), а также места для базирования трех морских разведывательных авиаэскадрилий (в Таллине, Палдиски и Аренсбурге). В окончательном виде советские требования относительно базирования флота оформились в трех соглашениях между советским и эстонским военными командованиями от 11 октября 1939 г. По первому соглашению Балтийский флот получал 7 гаваней для стоянок своих кораблей и 1 гавань для размещения там базы гидроавиации и, кроме того, временную стоянку в порту Рохукюла (Роггекюль), по второму соглашению - участок и акваторию в порту Палдиски и, наконец, по третьему - временную стоянку в порту Таллинна.

5 октября 1939 г. между Советским Союзом и Латвийской республикой был заключен аналогичный пакт о взаимопомощи, по которому советское командование получило право создать в городах Лиепая (Либава) и Вентспилс (Виндава) базы военно-морского флота и несколько аэродромов для авиации, а на побережье между Питрагсом и Вентспилсом - соорудить береговую батарею. 11 октября 1939 года народный комиссар ВМФ флагман флота 2 ранга Н.Г. Кузнецов своими приказами № 00141 и 00144 объявил о передислокации кораблей и частей КБФ в порты Эстонии. Согласно первому приказу, первыми должны были отправиться в Таллинн для постоянного базирования лидер «Минск» и эсминцы «Гордый» и «Сметливый».

Корабли следовало снабдить «максимальным запасом продовольствия и полным запасом топлива». А для переброски в Палдиски (Балтийский порт) предназначались личный состав и материальная часть береговых батарей №№ 11 и 12, которые следовало доставить туда на транспорте «Луга». 12 октября в гавань Таллина вошли первые советские боевые корабли - лидер «Минск» и эсминцы «Гордый» и «Сметливый». Нарком ВМФ поспешил также заранее установить нормы поведения для личного состава соединений и частей Краснознаменного Балтийского флота, предназначенных для перебазирования.

В своей директиве № 3208 от 14 октября 1939 г. он напоминал, что советским морякам не следует «представлять себя в роли победителя и завоевателя и тем самым задевать самолюбие граждан иностранных республик». От личного состава КБФ требовалось соблюдение вежливости, высокой морской и военной выучки и «советской культуры», чтобы тем самым завоевать «авторитет военного моряка Великой Советской морской державы». Особое внимание, естественно, было обращено на нравственную сторону поведения наших моряков: «Ни под какими предлогами не дать вовлечь себя в участие во всякого рода аморальных поступках (пьянство, хулиганство, драки, дебоши, проституция). Всякий случай недостойного поведения командира или бойца должен считаться тягчайшим преступлением перед Родиной».

Иными словами, балтийским морякам нужно было продемонстрировать революционную бдительность, осмотрительность и достойное поведение. Всю свою деятельность на территории прибалтийских государств военно-морское командование КБФ должно было строить в строгом соответствии с «Руководством по взаимоотношениям с иностранными военными кораблями и властями», утвержденном в 1939 г. 15 октября Н.Г. Кузнецов своим приказом № 00146 утвердил «базирование кораблей КБФ на порты Эстонии и Латвии на 1939-40 гг.». Согласно предложенной им дислокации основные силы флота надлежало сосредоточить в Таллине - линкор «Марат», 2-й дивизион эсминцев (лидер «Минск», эсминцы «Гневный», «Гордый» и «Грозящий»).

1-й дивизион сторожевых кораблей (сторожевики «Туча», «Пурга», «Буря», «Вихрь» «Снег»), тральщики «Заряд» и «Верп», 17-й (подлодки «Щ-317», «Щ-318», «Щ-319» и «Щ-320») и 22-й дивизионы подводных лодок (подлодки «Щ-322», «Щ-323», «Щ-324»), плавбазу «Полярная Звезда» и гидрографические суда «Норд» и «Вест». В Палдиски следовало держать только 24-й дивизион подводных лодок (подлодки «М-71», «М-76», «М-78», «М-79», «М-80» и «М-81»), тральщики «Фугас» и «Гафель», плавбазу «Кронштадт», в Вентспилсе - 13-й дивизион подлодок (лодки «С-1», «С-2» и «С-3») и плавбазу «Смольный», зато в Лиепае, как наиболее оборудованном латвийском порту, - крейсер «Киров».

1-й дивизион эсминцев (лидер «Ленинград», эсминцы «Сметливый», «Стремительный» и «Стерегущий») и 11-й дивизион подлодок (подлодки «П-1», «П-2» и «П-3»). 28 октября нарком ВМФ дополнил свой приказ и потребовал «числить базирующимися на 1939/40 гг. на базу Таллин» минный заградитель «Марти» и эсминцы 3 ДММ - «Карл Маркс», «Володарский» и «Энгельс». Однако на деле все получилось несколько иначе. Прибалтийские военно-морские базы, рассчитанные на потребности собственных небольших флотов (ВМФ Эстонии - 1 старый миноносец, 2 подлодки, 2 канонерские лодки, 2 минных заградителя, 2 тральщика, а ВМФ Латвии - 1 сторожевой корабль, 2 тральщика и 2 подлодки), не могли вместить того количества кораблей КБФ, которое было изначально запланировано наркомом ВМФ.

В Раздел