22.05.2017

Фолклендский бой 1 декабря 1914 года (3 часть)

Дистанция быстро сокращалась, но германский адмирал курса не менял. Очевидно, он хотел сблизиться, чтобы ввести в действие среднюю артиллерию и так использовать свое единственное преимущество. Отсутствие средней артиллерии в вооружении первых судов дредноутского типа многими осуждалось, и вопрос этот разделял специалистов на два лагеря. Теперь наступил момент выяснить его на практике, и Стэрди не уклонился от испытания. В 14.59 дистанция уменьшилась до 62 кабельтов, и немцы открыли огонь из 5,9-дюймовых орудий, Стэрди удерживал это расстояние, внезапно повернув в 15.10 на 2R влево.

В этот период бой достиг наибольшего напряжение, имелись попадания с обоих сторон, но наши суда мало страдали. Имея преимущество в ходе, Стэрди свободно удерживал желаемое расстояние - предельное для 5,9-дюймовых орудий, на котором они не могли препятствовать действию нашей артиллерии. Неприятельский огонь не приносил существенного вреда. Стрельба велась при чрезвычайно трудных обстоятельствах, так как дым, валивший из труб линейных крейсеров, делал почти невозможным как для нас, так и для немцев наблюдение за падением снарядов.

Однако 12-дюймовые орудия делали свое дело: к 15.10 «Гнейзенау» начал крениться, а на «Шарнхорсте», который в нескольких местах горел, и стрельба которого слабела, полетела на борт задняя дымовая труба. В 15.15 дым настолько заволок все кругом, что Стэрди быстро повернул на 18R на ветер и оказался на противоположном курсе, имея «Inflexible» головным. Впервые «Inflexible» не мешал дым, и он смог улучшить стрельбу, но через пять минут, когда наши крейсеры пришли на траверз противника, Стэрди вдруг повернул на 4R влево, чтобы пересечь струю немецких судов, и «Inflexible» снова оказался в дыму. Тем не менее, попадания продолжались; крен «Гнейзенау» увеличивался, и его средняя артиллерия не могла больше стрелять.

Что касается «Шарнхорста», то немецкий флагман, как теперь было видно, находился в еще худшем положении. В 13.30, когда линейные крейсеры вышли на левую раковину адмирала Шпее, он неожиданно повернул на 16R последовательно вправо, держа на NW, как бы желая парировать маневр Стэрди с целью пройти у него под носом. Какое намерение преследовал он этим поворотом, неизвестно, но, во всяком случае, пользы он ему все равно бы не принес. Его флагманский корабль совершенно закрывался дымом от разрывающихся снарядов и внутренних пожаров.

«Его палубы, - пишет очевидец, - представляли собой груду развороченных перекрученных кусков стали и железа, через пробоины в борту даже с большого расстояния ясно виднелись огненные языки, пробивающиеся наверх между мачтами». Многим казалось, что ему уже пришел конец. Однако, как только крейсер стал противоположным бортом, стрельба возобновилась с прежней энергией, и снова заговорила его средняя артиллерия - дистанция опять уменьшилась, потому, что Стэрди во время последнего поворота немцев также повернул на 2R внутрь.

Этим курсом наши крейсеры шли около 5 минут, пока противник не вынужден был свернуть в сторону. Дистанция к этому времени уменьшилась до 60 кабельтов. Стэрди, видя, что немцы не пытаются больше пройти у него под носом, увеличил ее, выйдя из огня 5,9-дюймовых орудий. Продолжая удерживать избранное расстояние, наши крейсеры, после последнего поворота оба стреляли по «Шарнгорсту», который жестоко от них терпел. К 16 часам он стал сильно отставать, и наши значительно его перегнали. Тем не менее «Шарнгорст» все еще поддерживал активный огонь из оставшихся орудий.

Как вдруг он неожиданно замолк, подобно «ярко горевшей свече, которую сразу задули», как писал один из наших офицеров. Одновременно он рыскнул вправо, в сторону наших судов, имея большой крен и, видимо, переживая последние минуты. «Inflexible», шедший в это время головным, немедленно повернул вправо, чтобы вступить в бой на контркурсе со своим первоначальным противником - «Гнейзенау», а затем пересечь его струю и выйти ему под ветер. Капитан 1-го ранга Филлимор полагал, что и адмирал сделает то же самое, но он повернул на «Шарнгорст».

В этот момент разбитый корабль с развевающимся флагом повалился на бок. Казалось, что «Гнейзенау» собирается остановиться у гибнущего товарища, но через несколько мгновений замешательства он продолжал идти своим курсом. Стэрди быстро повернул вправо на сближение с «Гнейзенау» и оставался на этом курсе до 16.17, пока «Шарнгорст» не скрылся под водой. Ни один человек из экипажа спасен не был, так как все внимание сосредоточилось на «Гнейзенау», Дым настолько заволок все пространство между «Invincible» и противником, что адмиралу пришлось повернуть вправо. Как только противник снова открылся, «Invincible», идя контркурсом, открыл огонь, удерживая расстояние 50–60 кабельтов.

Неприятель сильно терпел от обоих наших крейсеров - носовая башня была сбита, одна из кочегарок затоплена водой. Около 10 минут Стэрди держался этим курсом; расстояние увеличивалось, и он начал поворачивать обратно, намереваясь лечь параллельно противнику, но так как следить за маневрированием «Гнейзенау» из-за дыма было невозможно, он продолжал маневрировать по-старому, пока не оказался на курсе W, расходящемся с противником. Последние движения Стэрди помогли «Carnarvon» значительно приблизиться к адмиралу. «Inflexible», после того как флагман повернул к нему, также повернул и теперь находился на левом крамболе «Invincible».

Стэрди построил крейсеры в кильватерную колонну, но в этом строю дым совершенно скрывал цель от «Inflexible» и «Carnarvon». «Inflexible» настолько был окутан дымом, что после нескольких попыток избавиться от него, выходя время от времени на ветер, он окончательно повернул на 14R влево и вышел из строя. Маневр этот, произведенный без разрешения адмирала, был последним впоследствии вполне одобрен. Склоняясь влево, чтобы встать параллельно «Гнейзенау», «Invincible» дал затем полный ход, склоняясь, время от времени внутрь, чтобы выйти на его крамболу.

«Inflexible», пройдя полосу дыма, оказался в 16.50 идущим под корму противника. «Гнейзенау» все еще яростно стрелял по «Invincible», и капитан 1-го ранга Филлимор, оставаясь на своем курсе, открыл огонь правым бортом. За несколько последующих минут были отмечены попадания, но противник не прекращал огня. В 16.58 «Inflexible» прекратил огонь и, повернув на 12 R вправо на своего адмирала, в 17.01 открыл с 60 кабельтов огонь левым бортом. Ход неприятеля падал, и «Carnarvon» его вскоре нагнал. На несчастного «Гнейзенау» снаряды сыпались с трех сторон. Пора было уже заканчивать операцию - прошло более четырех часов с момента первого выстрела, пошел сильный дождь, и противник начинал исчезать из виду.

В Раздел