20.05.2017

Бой 1 ноября у Коронеля, 1914 год (4 часть)

С разных румбов налетали дождевые шквалы». При таких условиях освещения, находясь под ветром у противника и принимая стреляющим бортом сильную волну, на какой успех могли рассчитывать наши сравнительно старые суда, начавшие кампанию лишь с объявлением войны и не имевшие случая пройти курс стрельб, против германских судов, отличных по стрельбе, имевших преимущества в ходе, вооружении и к тому же превосходящих их числом? Около 19 часов германский адмирал с 60 кабельтов открыл огонь, хотя суда его к этому времени еще не вполне закончили построение. Британская эскадра имела между судами расстояние точно в 2 кабельтова, германская же растянулась. «Лейпциг» держался от «Гнейзенау» в 5 кабельтов, а «Дрезден» от «Лейпцига» — в 7.

Несмотря на сильнейшую качку, стрельба обоих больших крейсеров противника быстро сделалась успешной. Первый трехорудийный залп «Шарнгорста» дал недолет в 2 кабельтов до «Good Hope» и весьма кучный разрыв. Третий попал «Good Hope», по-видимому, в носовое 9,2-дюймовое орудие, так как с «Otranto» видели пламя, поднявшееся у носового 6-дюймового каземата, после чего его орудие прекратило огонь и не возобновляло стрельбы за все время боя. «Гнейзенау» стрелял залпами по «Monmouth», у которого через три минуты начался пожар на баке, хотя достоверно известно, что с него было выброшено за борт все дерево и отбита краска.

«Лейпциг» стрелял по «Glasgow», но не имел попаданий - его снаряды не долетали. Наши суда также открыли огонь, стреляя по соответствующим им немецким судам, кроме «Otranto», который за дальностью расстояния не мог принять участия в бою со своей ничтожной артиллерией, но представлял прекрасную цель. Командир его, меняя скорости, шел переменными курсами, но, после того как «Гнейзенау» очень близко положил два залпа: один справа по носу, а другой - за кормой, он вышел из линии огня, уклонившись в западном направлении, оставаясь зрителем боя. Очень быстро бой сделался общим.

С 19.10 «Лейпциг» поймал в вилку «Glasgow», «Дрезден» также стрелял по «Glasgow», но возможно, что и по «Otranto»; большие германские крейсеры сосредоточили свое внимание на «Good Hope» и «Monmouth». С каждой минутой тактические условия для нашей эскадры ухудшались - волна била в стреляющий борт, каскады воды обдавали комендоров и орудийные прицелы; темнота сгущалась, и наблюдать падение снарядов становилось невозможным. Дым головного немецкого крейсера, несшийся назад сильным юго-восточным ветром, скрывал от «Glasgow» «Лейпциг». Подробные донесения о стрельбе нашей эскадры имеются только с уцелевшего «Glasgow», но надо думать, что стрельба остальных была не лучше.

Этот крейсер открыл огонь в 19.05 с 50 кабельтов, но уже с самого начала вероятность попадания сводилась к минимальной вследствие часто скрывавшейся цели и невозможности замечать падение своих снарядов, последствием чего была медленность стрельбы. В 19.14 «Glasgow», заметив свое отставание, прибавил немного ходу, но вскоре опять убавил и в этот момент (19.19) получил первое попадание - 4-дюймовый снаряд с «Лейпцига», который ударил в крепление боевой рубки в походной каюте командира, но не разорвался. С «Glasgow» было видно тяжелое положение головных британских крейсеров, жестоко страдавших от неприятельского огня и не имевших возможности нанести врагу существенный вред.

«Monmouth» вышел из строя несколько вправо и затем уже до конца не смог занять своего места. У него начался второй пожар в кормовой части, и он стал отставать. Чтобы не мешать его стрельбе и не попасть под недолеты «Лейпцига», «Glasgow» отошел и держался позади «Monmouth» на линии между курсами его и «Good Hope». Суда противника совершенно скрылись из виду. Об их местоположении можно было судить лишь по вспышкам выстрелов, в то время как наши суда представляли ясно видимую цель. Немцы посылали залпы за залпами со скоростью трех в минуту, и о результатах их стрельбы можно было судить по «Monmouth».

С пожаром на корме он как будто справился, но в 19.25 у него начался новый пожар - запылал полубак, горевший в течение 5 минут. В 19.30 «Лейпциг» прекратил огонь. Возможно, он поменялся местами с «Дрезденом», но, во всяком случае, оба они вскоре начали стрелять по «Glasgow», который со своей стороны не видел, ни того, ни другого. Можно было лишь с трудом различить два больших крейсера адмирала Шпее, по которым «Glasgow» и поддерживал огонь: из 6-дюймового носового орудия - по «Шарнгорсту», а из кормового - по «Гнейзенау», причем заметили одно попадание лиддитного снаряда в кормовую башню.

Положение «Good Hope», к этому времени становилось безнадежным - он продолжал держаться на курсе, несколько сходящемся с противником, и беспрерывно поражался его залпами; начавшиеся с первого момента боя пожары не прекращались. В 19.35 была замечена его отчаянная попытка сблизиться с германскими судами, хотя за последние четверть часа расстояние уменьшилось до 27 кабельтов. Казалось, он хочет дорого продать свою жизнь. Но через пять минут на баке у него снова взвились громадные языки пламени: по-видимому, возобновился первоначальный пожар у носового 9-дюймового орудия.

Положение «Monmouth» было немногим лучше. «Glasgow» же пока почти не имел попаданий и мог отвечать неприятелю. Луна взошла и осветила легкий крейсер, по которому «Glasgow» и сосредоточил огонь. Почти одновременно он получил первое тяжелое попадание - 4-дюймовый фугасный снаряд разорвался у ватерлинии ниже жилой палубы над внешним левым винтом, сделав пробоину около 6 квадратных футов. Пробоина имела вид как от таранного удара, но не мешала продолжать бой. Положение флагманского крейсера стало критическим; было очевидно, что наступают его последние минуты, однако он продолжал стрелять.

С трубами, ярко освещенными пламенем пожара вблизи мостика, он был ясно виден совсем близко к неприятелю. В 19.45 он начал отставать и оказался в 8 кабельтов слева по носу «Glasgow», а через 5 минут - на полпути между «Glasgow» и неприятелем. Луна скрылась за тучами, стало совершенно темно, дождевые потоки не прекращались. Неожиданно мрак прорезал блеск сильнейшего взрыва в том месте, где горел «Good Hope». Взрыв произошел в средней его части - на баке взвился огненный столб высотой в 200 футов, стрельба прекратилась. Кормовая часть английского флагмана была окутана дымом, но и оттуда время от времени вырывались языки пламени.

В Раздел