24.05.2017

Фолклендский бой 1 декабря 1914 года (7 часть)

Погода резко ухудшилась, туман настолько сгустился, что дальнейший осмотр представлялся бесцельным. По показаниям пленных с «Лейпцига», легкие крейсеры немцев имели приказание уходить на юго-восточное побережье Америки, и Стэрди повернул, производя глубокий поиск в направлении на NNW. «Bristol» отправили радиосообщение идти на север и осмотреть западную группу Фолклендских островов. Поиск продолжался 24 часа, но безрезультатно, и около 10 часов 10 декабря Стэрди направился в Порт-Стэнли, куда вскоре прибыл «Kent» и сообщил о потоплении «Нюрнберга»

О «Дрездене» стало известно лишь два дня спустя. В целях поиска последнего адмирал намеревался после погрузки угля разделить эскадру на три отряда. Один отряд должен был искать «Дрезден» в районе острова Огненная Земля, другой - на восточном побережье до высоты Монтевидео, а третий - на побережье Бразилии. Но полученные им инструкции Адмиралтейства, которое еще не вполне было осведомлено о подробностях дела, привели к изменению этих намерений. В инструкциях требовали предпринять операции против трех крейсеров, не входивших в состав сил Шпее, - «Принца Эйтеля» (считалось, что он в районе Вальпараисо), «Карлсруэ» (о гибели которого не было известно) и «Кронпринца Вильгельма».

О последнем ничего не было слышно со времени потопления им парохода «Cerrentina» у Монтевидео. Против «Принца Эйтеля» должна была действовать соединенная Северная тихоокеанская эскадра, за исключением «Australia», имевшей предписание пройти Панамским каналом в Атлантический океан. Остальные – «Newcastle», «Idzumo» и «Asama» - должны были произвести поиск с юга с островов Галапагос, причем им навстречу надлежало выслать «Kent» со вспомогательным крейсером для предварительного осмотра Чилийского побережья.

Самому Стэрди предписывалось искать два других неприятельских крейсера и для этой цели разделить эскадру на два отряда. Для обслуживания юго-восточного района оставались «Carnarvon» и «Glasgow» с двумя вспомогательными крейсерами под начальством адмирала Стоддарта. Всем остальным судам надлежало идти на север, а «Canopus» - на охрану в Abrolhos Rock, куда в скором времени должен был прийти с мыса Доброй Надежды «Dartmouth». На следующий день (12 декабря) инструкции были изменены. Адмиралтейство уже знало, что «Дрезден» ускользнул; к тому же вызывало беспокойство положение в отечественных водах.

Линейные крейсеры требовались Гранд-Флиту как можно скорее, и Стэрди получил приказание сдать Стоддарту командование над всеми остальными крейсерами для поисков «Дрездена», чтобы, как только с последним будет покончено, Стоддарт шел на север искать остальные крейсеры немцев. В дальнейшем ему сообщалось, что «Australia» слишком велика и не пройдет через канал. Потому она отправится в Англию с заходом на Фолклендские острова, а «Melbourne», пришедший в Гибралтар, имеет приказание спешить на Бермуды, так как получены сведения о появлении «Карлсруэ» на Багамах.

Через час после отправления телеграммы с последними инструкциями Стэрди в Лондоне получили срочную телеграмму нашего консула в Пунта-Аренас, сообщавшего, что «Дрезден» Магеллановым проливом не проходил. Немедленно инструкции Стэрди были изменены с приказанием использовать линейные крейсеры против «Дрездена». Четыре часа спустя, когда выяснилось, что чилийские власти собираются разрешить «Дрездену» грузиться углем, Стэрди получил вторичное подтверждение приказания немедленно гнаться за «Дрезденом». Последнее распоряжение Стэрди предупредил.

Сообщение о появлении «Дрездена» в Пунта-Аренас он получил в 15 часов 13 декабря, на 1 час 45 минут раньше телеграммы Адмиралтейства (учитывая, что это сообщение уже запаздывало на 36 часов). Единственным крейсером, готовым в этот момент к выходу в море, был «Bristol». Через два часа он вышел, а в 20.30 за ним последовали «Inflexible» и «Glasgow» под общим командованием командира «Inflexible». Позже адмирал Стоддарт с «Carnarvon» и «Cornwall» были послан на осмотр побережья Патагонии, а на следующее утро, по приказанию из Лондона, «Kent» и «Orama» пошли на западное побережье на поиски «Принца Эйтеля».

Адмирал Стэрди считал, что лучшим выходом из положения будет его немедленное возвращение на «Invincible» в Англию, а «Inflexible» пойдет затем самостоятельно, но не позднее 29 декабря. 16 декабря Стэрди снялся с якоря. 17 декабря пришло окончательное приказание Адмиралтейства о срочном возвращении обоих крейсеров с заходом в Сан-Висенти для приема боевых припасов. Поиски «Дрездена» возлагались на адмирала Стоддарта. К этому времени выяснилось, что «птичка улетела» из Пунта-Аренас, и «Inflexible», 19 декабря вышедший в Тихий океан, повернул обратно. Так закончилась операция, известная под названием Фолклендского боя.

Из пяти неприятельских крейсеров и трех угольщиков, составлявших эскадру адмирала Шпее, один крейсер и один угольщик ускользнули. По британским понятиям, победа не могла считаться полной - один легкий крейсер остался, и море не освободилось от опасности, но серьезное препятствие было устранено. В стратегическом отношении, как признавали и немцы, мы одержали большой успех. В тактическом вследствие большого нашего преимущества в силах он был невелик. Стоит отметить немалую заслугу адмирала Стэрди, уничтожившего сильную неприятельскую эскадру без всяких повреждений столь ценных для Гранд-Флита боевых единиц. Риск, связанный с посылкой линейных крейсеров, был велик, но Адмиралтейство, взвесив все обстоятельства, пошло на него, и сделало это вовремя.

Могут сказать, что встреча на Фолклендских островах произошла только благодаря счастливому стечению обстоятельств, но как бы, то, ни было достижением этого мы обязаны золотому правилу Нельсона: «Не терять задувшего ветра», которым руководствовались те, кто разрабатывал план всей широкой операции, выполненной столь удачно без всякого ослабления боевой мощи флота. После Фолклендского боя появилась возможность сосредоточить на главном театре военных действий все силы флота. А это было весьма значимым результатом, достигнутым в ходе войны.

В Раздел