24.05.2017

Персидский поход русской армии и флота в 1722-1723 гг. (1 часть)

После окончания Северной войны Петр I Великий вновь обратил свой взор на юг. Надо было завоевать выход на Азовское и Черное моря и надежно закрепиться на Каспийском море. Оценивая сложившуюся обстановку на юге, Петр Алексеевич начал решение этой исторической для Российского государства проблемы с утверждения на Каспийском море, что обеспечивало России установление торговых связей со среднеазиатским регионом и Индией. Таким образом, прикаспийские земли становились связующим звеном Азии с Россией, а через нее с Западной Европой.

Одновременно решалась и другая важная задача - недопущение в этот регион Турции, которая значительно усилила свою экспансию на Кавказ в начале XVIII в. Петр Великий решил овладеть западным побережьем Каспийского моря до Баку включительно. Для этого были привлечены армия и флот, взаимодействие которых, как показал опыт Северной войны, могло привести к достижению намеченной цели и на Каспийском море. В 1721-1722 гг. в Казани и других волжских портовых городах развернулось строительство судов, предназначенных для обеспечения Персидского похода русской армии и флота. Строительство парусных и гребных кораблей осуществлялось быстрыми темпами и в широких масштабах.

К весне 1722 г. была создана флотилия, которая насчитывала более 270 различных парусных и гребных кораблей и 170 островских лодок, принимавших на борт до 40 человек. В состав Каспийской флотилии по образцу Балтийского флота входили войска численностью 22 тыс. человек. Во главе флотилии и находившихся на ней войск Петр Великий поставил опытного генерал-адмирала Ф.М. Апраксина, а сам занял более скромную должность командующего авангардом под именем Петра Михайлова. В качестве пункта сосредоточения морских и сухопутных сил был избран астраханский порт как наиболее удобный и вместительный в устье Волги.

К лету 1722 г. в Астрахани были сосредоточены 42 тыс. войск, из них 20 тыс. конницы, состоявшей из украинских и донских казаков и калмыков, и флотилия - 274 корабля и 170 островских лодок. На корабли кроме десантного корпуса было погружено большое количество боеприпасов и продовольствия. Вскоре к месту сосредоточения войск и флота прибыли царь, который фактически возглавлял этот поход, и командующий флотилией генерал-адмирал Апраксин, впервые поднявший на своем флагманском корабле генерал-адмиральский (кайзер) флаг. Завершив сосредоточение сил в Астрахани и закончив все приготовления, флотилия и армия 18 июля 1722 г. начала поход.

Стратегический план похода, который был разработан Петром Великим с учетом опыта совместных действий русской армии и флота в финляндской кампании 1712-1714 гг., подразумевал параллельное движение вдоль западного берега Каспийского моря флотилии, а по берегу - конницы и совместные действия сухопутных и морских сил с целью последовательного овладения всем побережьем до города Баку. Как и намечал Петр Великий, русская армия и флот, продвигаясь на юг вдоль побережья и преодолевая сопротивление отдельных отрядов местных князей, 23 августа без боя овладели городом Дербент, основанным еще Александром Македонским.

Русские войска с радостью были встречены населением города, которое видело в них защитников от грабительских набегов местных князей, вассалов Порты (правительства Османской империи). Петру Великому были вручены ключи от главных городских ворот. И в это время произошло землетрясение. Как заметил царь, «город хотел сделать ему торжественный прием, поколебав стены перед его могуществом». Триумфальная арка, которую возвели москвичи к встрече царя в древней столице несколько позднее, была украшена панорамой Дербента и увенчана надписью на латинском языке: «Сию крепость строил сильный и храбрый, но владеет ею сильнейший и храбрейший».

В результате хорошо подготовленных и согласованных действий флотилии, десантных войск и конницы к концу 1722 г. русские войска прочно закрепились почти на всем западном побережье Каспия, и подошли к Баку. При занятии персидских владений на западном побережье Каспия русские войска среди местных жителей распространяли царский манифест, в котором объявлялось, что русские, как союзники шаха, явились для защиты его подданных от бунтовщиков. Манифест царя благожелательно воспринимался жителями Дербента и всего района побережья до Баку. Однако жители Баку и особенно руководители города недружелюбно отнеслись к приходу русских в персидские владения.

Чтобы узнать отношение бакинцев к приходу русских войск, Петр I направил в город на шняве «Св. Екатерина» унтер-лейтенанта Лунина. Но бакинцы даже не открыли ворота, чтобы принять посланника русского царя, и заявили, что им не нужна помощь русских в борьбе с бунтовщиками. Обстановка для русской экспедиции в конце августа резко ухудшилась. Во время неожиданно поднявшегося на море шторма погибла значительная часть транспортных судов, на которых находился запас продовольствия для армии и флота. Несмотря на принятые меры по спасению поврежденных и частично затонувших судов, спасти их груз не удалось.

Произведенные подсчеты показали, что оставшегося продовольствия для обеспечения личного состава хватит не более чем на месяц. Потеря провианта настолько обеспокоила царя, что он приказал ежедневно докладывать ему о его количестве. Проанализировав сложившуюся крайне неблагоприятную обстановку, Петр I созвал Военный совет, на котором был рассмотрен вопрос о целесообразности продолжения похода. Все члены совета, учитывая ограниченность запасов продовольствия и предстоящую неизбежную осаду, а возможно, и штурм Баку, высказались за то, чтобы прервать поход до следующей кампаний и возвратиться в Астрахань.

Император внимательно выслушал своих помощников и принял решение возвратиться с армией и флотом в Астрахань, а на следующий год возобновить поход. Из Астрахани Петр вместе с Ф.М. Апраксиным, своей свитой и небольшой частью войск вернулся в Москву, а затем переехал в Санкт-Петербург, где его ждали неотложные дела, связанные со строительством кронштадтской крепости и укреплением боеспособности Балтийского флота. Таким образом, первый этап утверждения России на западном побережье Каспийского моря завершился занятием персидских владений до Баку. Оценивая результаты кампании 1722 г., Петр Великий писал сенату: «И токмо можем мы, благодаря Вышнего, сею кампанию довольны, быть; ибо мы ныне крепкое основание на Каспийском море получили».

Завершением первого этапа Персидского похода Петр Алексеевич не считал проблему Каспийского моря полностью решенной. В его планы входило обязательное занятие Баку, представлявшего собой удобный порт для базирования русской флотилии. Далее он намечал занять побережье к югу от Баку до устья реки Кура и на ней основать торговый город, который мог бы служить центральным пунктом для торговых сношений с Грузией, Арменией, Персией и Индией. Оттуда же товары должны были переправляться через Астрахань в Россию и далее в другие европейские государства.

В Раздел