12.05.2017

Британские крейсерские операции в Атлантическом океане, 1914 год (1 часть)

С окончанием операций на бельгийском побережье была обеспечена безопасность приморского фланга союзников и Кале. С этого момента интересы морской войны переносятся на океаны, где все более и более сказывались действия эскадры Шпее. В прежних морских войнах с Францией наш флот постоянно имел дело с летучими эскадрами противника в Атлантике и Индийском океане, но никогда не оказывался в столь трудном положении, как в данном случае, когда немецкие суда бороздили всю необъятную ширь Тихого океана, угрожая нашим отдаленным владениям на трех континентах и оперируя на крайних границах наших торговых путей.

Невозможно было за тысячи миль предугадать, куда обрушится удар неприятеля, для отражения которого требовалось успеть сосредоточить немалые силы. Адмиралтейству предстояло решить трудную проблему, еще усложнявшуюся двумя обстоятельствами. Первым была необходимость постоянно конвоировать крейсерами транспорты по всему свету, вторым - счастливая мысль немцев не собирать все свои крейсерские суда под флагом Шпее, а отправить часть крейсеров отдельно для операций против нашей торговли. Поставив себе целью как можно больше внести путаницы в наши расчеты, немцы очень удачно выбрали районы операций.

Главными из отделившихся крейсеров были «Эмден» и «Карлсруэ»; район действия первого - Индийский океан, второго - северо-восточная часть района Пернамбуко. Помимо того, что в этих водах проходили два важных мировых торговых пути, данные районы являлись наиболее отдаленными, и крейсеры имели шансы не скоро быть пойманными. Было ли последнее решение немцев случайным или явилось плодом тщательно продуманного плана (что более чем сомнительно), во всяком случае, никакое другое решение, за исключением отправки в Константинополь «Гебена» и «Бреслау», не причинило нам столько беспокойства и затруднений.

Деятельность крейсеров адмирала Шпее определенным образом отразилась на всех эскадрах и отрядах нашего флота, начиная с Гранд-Флита. Рассматривая этот вопрос, надлежит начать с нашей северо-западной станции как наиболее отдаленной от германской тихоокеанской базы. Ее начальнику - адмиралу Краддоку - волею печальной судьбы пришлось стать центральной фигурой драмы, разыгравшейся в самый критический момент. 12 августа адмиралу стало известно, что «Дрезден», считавшийся, по сведениям того времени, действующим независимо от своего адмирала, оперирует против нашей торговли в устье Амазонки и что «Карлсруэ» появился в Кюрасао.

Получив эти известия, Краддок по собственному решению, одобренному высшим начальством, имея флаг на прибывшем к нему крейсере «Good Hope», перешел в южную часть своей станции, в Вест-Индию, оставив на севере отряд в составе «Suffolk», «Essex» и «Lancaster» под начальством капитана 1-го ранга Вельвертона. К этому отряду в скором времени присоединился канадский крейсер «Niobe». В Галифаксе стоял наш большой почтово-пассажирский пароход «Mauretania», ожидая оборудования под вспомогательный крейсер. 16 октября решение воспользоваться этим пароходом было отменено вследствие его неэкономичности, а на следующий день для подкрепления крейсерских районов линейными кораблями в Галифакс прибыл «Glory».

В Вест-Индии находились «Berwick», «Bristol» и два французских крейсера «Conde» и «Descartes», все занятые местной дозорной или конвойной службой. Главное их внимание сосредоточивалось на «Дрездене» и «Карлсруэ», по-видимому, все еще действовавших на южной границе станции. Ожидалось, что они в любое время могут пойти обратно. Такое предположение было вполне вероятным, так как эта часть станции только, что приобрела новое важное значение: 16 августа (в тот самый день, когда Краддок пошел на юг) состоялось формальное открытие Панамского канала.

О дальнейших захватах «Дрезденом» наших пароходов сведений не поступало, последнее сообщение о «Карлсруэ» указывало, что 13 августа его видели в Венесуэле, идущим в восточном направлении. Поэтому адмирал приказал «Berwick» и «Bristol» присоединиться к нему на Санта-Лючия. Он намеревался искать немецкие крейсеры на юге своей станции и просил выслать уголь на Тринидад. Вечером 20 августа Адмиралтейство получило известия, нарушившие этот план. Наш посланник в Рио-де-Жанейро телеграфировал, что туда доставлен экипаж парохода «Hyades» (пароход шел из Розарио в Роттердам), потопленного 16 августа «Дрезденом» в 180 милях к востоку от Пернамбуко.

О «Карлсруэ» сведений еще не имелось, но чувствовалось, что на район Пернамбуко надлежит обратить внимание. Фактически Пернамбуко находился недалеко от станции адмирала Стоддарта (Канарские острова - острова Зеленого Мыса), но он в этот период не имел соответствующих средств для его обслуживания. По первоначальному общему плану охраны торговых путей, район Пернамбуко поручался судам североамериканской и вест-индской станций, но наличие в портах Соединенных Штатов большого количества германских пароходов и необходимость тщательной охраны путей на севере Атлантического океана нарушили намеченный план и заставили передать район Пернамбуко адмиралу Стоддарту.

Получив приказание отправить туда самый быстроходный из своих крейсеров, он смог это исполнить 13 августа, как только к нему в Лас-Пальмас прибыл из Англии крейсер «Monmouth». Сосредоточить все свое внимание на районе Пернамбуко «Monmouth» не мог, так как поступил в распоряжение капитана 1-го ранга Люса, командира «Glasgow», которому приходилось единолично стеречь все юго-восточное побережье Америки. Граница его станции заканчивалась, не доходя до Пернамбуко. Правда, имелись инструкции крейсерам, выпущенные в июле 1914 года, которые предусматривали необходимость не придерживаться чересчур точно границ своей станции, но этих инструкций капитан Люс еще не получал.

Выполнить всю возложенную на него задачу полностью командир «Glasgow» не мог; много пунктов, конечно, оставалось вне наблюдения. Считая наиболее важной северную часть своей станции, где в бразильских портах укрылось большое количество немецких судов, он решил оставить устье реки Ла-Плата и оперировать из секретной угольной базы в Abrolhos Rocks на бразильском берегу. Здесь к нему и присоединился «Monmouth». Из Ла-Платы немецкие пароходы могли свободно выходить, но в бразильских портах они оказались запертыми.

В Раздел