14.05.2017

Камерунская экспедиция, 1914 год (3 часть)

Дальнейшее продвижение не удалось, так как рота попала под сильнейший огонь пулеметов, искусно скрытых за поваленными деревьями, и вынуждена была отступить. Из Мбенга пришли также неутешительные вести - болота оказались совершенно непроходимы, невозможно оказалось дойти даже до деревни с тем же именем, и роты пришлось отозвать. Таким образом, первая попытка наступления закончилась полной неудачей. Однако когда губернатор и комендант города покинули Дуалу, их заместители, видимо, не помышляли о дальнейшем сопротивлении.

27 сентября утром, когда союзные командующие были заняты рекогносцировкой Джесс-Пойнт, предполагая произвести высадку там, послышался сильный взрыв - рухнула мачта радиотелеграфа, вслед за этим над губернаторским домом подняли белый флаг. Сухопутные части получили приказ немедленно войти в город, но так как требовалось время для их подхода, то высадили морскую пехоту, и к вечеру Дуала, Бонабери и окрестные местечки сдались на милость победителя. В плен была взята рота немцев, и нам досталась изрядная добыча.

Подвижной железнодорожный состав неприятель успел увести, но в гавани остались 8 пароходов компании Воерман и один Гамбург-Американской компании, почти все в исправном состоянии, с ценными грузами и с полным запасом угля. Общий тоннаж достигал 30 000 тонн. Затопленные землечерпалка, плавучий док и два парохода была подняты. Кроме того, нам достались несколько мелких судов, катеров, плавучие средства и яхта губернатора. За исключением радиостанции и подвижного железнодорожного состава, имелось все, что требовалось для устройства базы для дальнейших операций.

С захватом порта и уничтожением радиотелеграфа с точки зрения морских интересов экспедицию посчитали законченной, и Адмиралтейство запросило капитана «Cumbeland», когда он сможет вернуться к своим обязанностям по охране торговых путей. На это капитан Фуллер мог лишь ответить, что значительные силы неприятеля держатся очень близко от захваченной территории, и дать точный ответ он не в состоянии. Действительно, о скором уходе «Cumberland» пока еще не могло быть речи, так как и в других подобных случаях, дело уничтожения неприятельской морской базы сводилось не только к уничтожению радиостанции и к захвату центра разведки, но главным образом к овладению всей неприятельской территорией.

28 сентября генерал Доббель получил из Англии приказ продолжать операцию, имея конечной целью очищение от неприятеля всей колонии, и сообщить планы своих дальнейших действий. Становилось понятно, что сопротивление неприятеля внутри страны будет серьезнее, чем на побережье, - немцы в то время твердо верили, что на главном театре они быстро и победоносно закончат войну, мы же за это время не успели продвинуться далеко за ними от берега. События на других участках Камерунского фронта развивались неудачно - разведывательные операции успеха не имели.

Колонна, наступавшая на Гарва из Йола, вынуждена была отступить с серьезными потерями. Колонна из Кросс 25 августа захватила Нсана-Канг на северной железной дороге, но уже 6 сентября спешно отступила под давлением переброшенных из Дуалы превосходящих сил противника, потеряв два орудия, шесть пулеметов и понеся значительные потери ранеными и пленными. Создавалось положение, при котором приходилось думать уже не о дальнейшем наступлении, а о возможности защиты Калабара от нападения неприятеля. В главной французской колонне, оперировавшей на севере из Форт-Лами, дела обстояли не лучше.

Ей не удалось выбить немцев из Кусери, а посланную на соединение с ней нашу северную колонну, захватившую неприятельский пограничный пост, пришлось отозвать на подкрепление потрепанной Йолской колонны. Вся обстановка показывала, что надлежит вести медленное и настойчивое наступление в глубь материка, пользуясь естественными путями сообщений, и что, пока операция сохраняет прибрежный характер, «Cumberland» отзывать нельзя. Жаль было отрывать такой крейсер от его прямых обязанностей, - но, с другой стороны, помощь, которую он оказывал своим личным составом, орудиями, шлюпками и различным корабельным снабжением, была слишком необходима, чтобы от нее отказаться.

Немцы, пополнив свои части командами оставленных пароходов, отступили по трем направлениям: по северной железной дороге из Бонабери, по реке Ури на Басси и на Идеа по железной дороге Midland Line. Генерал Доббель решил начать немедленное наступление по всем трем направлениям и приказал французам оттеснить неприятеля за реку Лунгази и захватить мост Джапома. Через несколько дней немцы вынуждены были отступить через мост, но в дальнейшем французы просили артиллерийской поддержки «Cumberland» и «Challenger», а также помощи шлюпок для действий на реке. Просьбу немедленно удовлетворили, и 6 октября сенегальцы блестящей и стремительной атакой овладели мостом и укрепились на противоположном берегу.

В западном направлении флотилия очистила от неприятеля Тико и другие пункты на пути к Виктории и Буэа. Вся дельта и лиман между Bimbia и рекой Лунгази находилась в наших руках. Наша позиция в Дуале закрепилась и открывала возможность дальнейшего наступления. В день захвата моста сильный разведотряд совместно с захваченной немецкой канонеркой, переименованной в Sokoto, пошел вверх по реке для овладения Басси, но был встречен таким интенсивным огнем, что вынужден был отступить. В это время французские суда и яхта «Jvi» занимались дозорной службой на побережье, попутно проводя операции против второстепенных портовых городов.

Учитывая сложившуюся обстановку, капитан 1-го ранга Фуллер доложил Адмиралтейству, что как «Cumberland», так и «Challenger» смогут освободиться не ранее взятия Идеа, падение которой можно было ожидать к концу месяца. Таким образом, адмирал Стоддарт лишался возможности нести охрану наиболее отдаленного района своей станции - района Пернамбуко. Со стороны Африки у него было достаточно сил, если бы движение адмирала Шпее не отразилось к этому времени на всей нашей крейсерской организации в целом.

Шпее заставил Краддока уйти на юг и вновь оставить район Пернамбуко беззащитным, он же вынудил Стоддарта гоняться за «Карлсруэ». Действовать против «Карлсруэ» Стоддарт мог только судами собственной ослабленной эскадры - французские и английские крейсеры, посланные с Камерунской экспедицией, были к ней прикованы и оказать ему помощь не могли.

В Раздел