22.05.2017

Операции в Персидском заливе и Камерунская экспедиция, 1914 год (3 часть)

Правительство находило достаточным для начала закрепить приобретенную территорию занятием Эль-Курна - пункта, расположенного в 45 милях выше Басры, где слияние Тигра и Евфрата образует Шатт-эль-Араб. Важное стратегическое значение Эль-Курна неоспоримо - в местных условиях его легко защищать, и, кроме того, он прикрывал плодородные пространства Шатт-эль-Араба. 27 ноября было окончательно решено ограничиться занятием Эль-Курна. Генерал Барретт решил начать продвижение 3 декабря (к этому времени прибывали в Басру 17-я бригада и отставшие части его дивизии).

Затруднения в предстоящей операции предвиделись главным образом навигационного характера. Выше Басры мореходные суда подниматься не могли: карт реки, кроме военно-сухопутных, т. е. без глубин, не имелось, и к тому же наступило время мелководья. Все-таки капитан Садлер еще 25 ноября произвел разведку с целью выяснить, занят ли Эль-Курна. На «Espiegle» с канонерской лодкой «Odin» и двумя вооруженными катерами он поднялся по реке почти до самого Эль-Курна. Не доходя 6 миль, они увидели отступавшую канонерку «Marmariss»; однако преследование оказалось невозможным, так как, пройдя еще 3 мили, суда попали на мелководье и на какое-то заграждение, о которое «Odin» повредил себе руль.

Здесь наши суда были встречены ружейным огнем с берегов и орудийным из Эль-Курна, которому они быстро положили конец. Обследуя фарватер, Садлер обнаружил затопленный лихтер и с наступлением темноты возвратился, не понеся никаких потерь. Докладывая о результате рекогносцировки, он указал генералу Барретту на замеченный им удобный пункт для высадки - Умм-Раш, расположенный в дружественном нам селении на левом берегу в 2 милях ниже слияния рек и скрытый от Эль-Курна. Днем 3 сентября, как только прибыли отставшие части, Курнахскую колонну под командой полковника Фрезера отправили на четырех пароходах-транспортах под конвоем двух канонерок, парохода «Lawrence» и трех вооруженных катеров «Miner», «Lewis Pelly» и «Shaitan».

Два из транспортов были тоже вооружены, имея по две 18-фунтовые полевые пушки. На ночь отряд встал на якорь в 10 милях ниже Эль-Курна, а с рассветом двинулся дальше. С подходом его к Умм-Раш два орудия из деревни Muzereh, расположенной на левом берегу, открыли огонь по месту предполагаемой высадки. Эль-Курна расположен на самом слиянии двух рек, и до него нельзя добраться, не переправившись через одну из них. Колонна высадилась на левом берегу Шатт-эль-Араба, где ей преграждала дорогу река Тигр. Турки, окопавшись в Muzereh, обстреливали переправу. Благополучно высадившись под прикрытием судового огня, колонна немедленно повела наступление на Muzereh.

Канонерская лодка «Espiegle» и пароход «Lawrence» («Odin», повредивший руль, остался охранять лагерь) энергично поддерживали наступление и настолько успешно, что заставили неприятельские орудия замолчать. Хотя атака велась на совершенно открытой местности, но все-таки к 11 часам позиция была взята. Колонна начала пробиваться далее через пальмовый лес, расположенный между нею и рекой; катерам приказали следовать вверх по реке за нею. Однако, как только катера вышли из-за изгиба реки, их встретили жарким и метким огнем из Эль-Курна. Катер Miner получил несколько пробоин и выбросился на берег. К этому времени наши войска стали выдыхаться.

Выяснилось, что турки перебрались через Тигр, пробрались в Эль-Курна, хотя сведения разведки говорили, что их главные силы отступили в Амару, но, во всяком случае, они оставили здесь арьергард в таких крупных силах, на которые мы не рассчитывали. По мнению полковника Фрезера, взять Эль-Курна можно было, только переправившись через Тигр, и атаковав его с севера. Не имея достаточных для этого сил, он решил вернуться в Умм-Раш и просить подкрепления. Транспорты, захватив раненых и пленных, пошли за подкреплениями и к рассвету 6 декабря возвратились. Прибыл генерал Фрай с тремя ротами Норфолкского батальона, двумя индийскими батальонами и еще с одной полевой батареей.

С их прибытием численность отряда достигла двух тысяч трехсот человек при шестнадцати орудиях, немногим превышая численность неприятеля. Генерал Фрай решил не делать попыток переправы, не утвердившись предварительно в Muzereh, но для этого требовалось дождаться прибытия мулов для организации транспорта между селением Muzereh и Умм-Раш. В течение дня наши войска оставались на месте. Тем временем турки снова заняли Muzereh и днем сделали попытку атаковать наш лагерь. Попытку быстро ликвидировали огнем с судов и полевой артиллерии. Рано утром 7 декабря прибыли мулы, а также горная батарея, о присылке которой просил генерал, и в 9 часов началось наступление.

Одновременно с выступлением войск суда снялись с якоря и, продвинувшись вверх, стали на якорь так, чтобы ясно видеть весь город. Встреченные тяжелым огнем из Эль-Курна и Muzereh, они энергично отвечали, поддерживая атакующие войска. Атака развивалась и велась в глубокий обход левого, восточного фланга неприятеля. Однако ружейный огонь из Muzereh был настолько силен, что капитан Садлер решил продвинуть суда еще выше, дабы помочь полевой артиллерии его подавить. Последнее ему удалось с большим успехом, и в 13 часов, когда обходной маневр заканчивался, Норфолкский батальон начал штурм селения.

Преследование через пальмовый лес к берегу Тигра продолжалось без перерыва, и Садлер для его поддержки послал катера вверх, приказав им «идти вперед» (вернее, ползти по жидкому илу) до последней возможности. В 15.30 катера пришлось отозвать – «Shaitan» был выведен из строя, командир его убит. К этому времени бой заканчивался, турки уходили вверх по Тигру, и генерал решил на ночь стать биваком в Muzereh. За бой взяли сто тридцать пленных и три орудия. На следующий день надо было начинать переправу. В 8.30 катер «Lewis Pelly» отправили в разведку.

Несмотря на огонь, катер дошел почти до самого слияния рек, но тут вынужден был отступить: обстреливающие его орудия оказались недосягаемыми. Капитан Садлер решил попробовать как-нибудь пройти загражденным фарватером. После тщательного промера к 11 часам ему это удалось. Пройдя вперед, «Espiegle» и вооруженные транспорты открыли по Эль-Курна бомбардировку лиддитными снарядами - результат получился превосходный. Вскоре после открытия огня флотилией полурота саперов, продвинувшаяся на берег за опушку пальмового леса, под прикрытием пехоты смогла начать наведение примитивного понтонного моста.

В Раздел