14.05.2017

Адмирал Шпее в Тихом океане, 1914 год (3 часть)

Два этих крейсера принимали участие в поиске на юге, предпринятом адмиралом Краддоком, предполагавшим, что эскадра Шпее намеревается пройти Магеллановым проливом для операций против нашей торговли в этом районе. В день боя «Carmania» адмирал получил из Адмиралтейства инструкции, соответствующие его собственному взгляду на положение вещей. Ему сообщалось, что «Canopus» находится на пути в Abrolhos и что из Средиземного моря на подкрепление идет «Defence». Инструкцией предписывалось до прибытия «Defence» держать при себе «Canopus» и не менее одного крейсера типа «Графств», а также, оставив на севере силы, достаточные для действий против «Дрездена» и «Карлсруэ», сосредоточить на юге эскадру не слабее «Шарнхорста» и «Гнейзенау»

Эскадре надлежало базироваться на Фолклендских островах. После сосредоточения ему следовало произвести осмотр Магелланова пролива, оставаясь в готовности пойти обратно в район реки Ла-Плата, на случай, если разведка даст какие-либо указания в этом направлении. Инструкции адмирал Краддок получил в Санта-Катарине (250 миль к югу от Рио-де-Жанейро), где он только что встретился с отрядом капитана 1-го ранга Люса - «Glasgow», «Monmouth» и «Otranto». Отряд Люса, исполняя полученное приказание, шел в Магелланов пролив, чтобы перехватить «Дрезден», но в пути получил сведения, что последний грузился углем близ Санта-Катарины.

Капитан Люс, не имея радиотелеграфной связи с адмиралом, мог действовать лишь по собственному усмотрению и решил идти назад, но полученные сведения оказались ложными. В действительности «Дрезден», погрузив уголь 31 августа в Гилл-Бей, пошел дальше и, опасаясь идти в пролив, направился к мысу Горн и 5 сентября вошел в Оранж-Бей, естественную удобную гавань, совершенно незаметную с моря на фоне снегов и глетчеров острова Hoste. В то время все это, конечно, было неизвестно, и адмирал решил идти в Магелланов пролив с «Good Hope» и отрядом Люса, оставив «Bristol» в дозоре в районе между Санта-Катариной и Ла-Платой, а «Cornwall» - между Рио-де-Жанейро и мысом Сан-Роке.

«Carmania» должна была идти ремонтироваться после боя в Гибралтар под конвоем «Macedonia», и, таким образом, все Атлантическое побережье оставалось под наблюдением только двух крейсеров. На их долю приходилось громаднейшее пространство, причем район Пернамбуко оставался почти все время открытым, за исключением тех промежутков времени, когда «Cornwall», крейсируя, подходил к мысу Сан-Роке. Хотя с получением новых известий о движении Шпее вопрос, о Магеллановом проливе потерял свою остроту, и инструкции Краддоку о сосредоточении на юге быстро изменили, распределение сил на севере осталось прежним.

Причина, послужившая столь быстрой перемене инструкций, была следующей. В день отправления телеграммы с инструкцией адмирал Шпее появился на Самоа, откуда затем вышел по ложному курсу на NW, что и привело к мысли о его намерении вернуться в первоначальную базу. Опасения за эскадру Краддока отпали, и ему сообщили, что нет надобности сосредоточиваться на юге, а «необходимо немедленно начать операции против германской торговли на западном побережье Америки и в Магеллановом проливе». Для таких действий два регулярных и один вспомогательный крейсер считались достаточными.

Последние приказания застали Краддока у реки Ла-Плата, где он должен был грузиться углем, но жестокие штормы настолько задержали работу, что только 22 сентября он смог двинуться на юг. В пути он получил сведения, убеждавшие в необходимости обратить внимание на западное побережье и не оставлявшие сомнений в пребывании там «Дрездена». Сведения исходили от капитана почтово-пассажирского парохода «Ortega», встреченного Краддоком 25 сентября. Пароход был обстрелян, но неудачно, у острова Кембридж трехтрубным крейсером, при котором находился угольщик. Он шел из Вальпараисо с французскими резервистами и, когда подошел к острову и неожиданно попал под обстрел, то капитан решил не сдаваться, а попробовать уйти.

Послав в кочегарку добровольцев на помощь кочегарам, он, дав самый полный ход, бросился в проход «Nelson Strait», решив, что крейсер не отважится идти за ним, так как проход более чем опасен в навигационном отношении и почти непроходим из-за сильнейшего неправильного течения с множеством подводных скалистых рифов и банок. По пароходу было сделано несколько безрезультатных выстрелов, и доблестный капитан благополучно провел свой 8000-тонный пароход в Smith Channel и вошел в территориальные воды Чили. Не приходилось сомневаться, что крейсер был «Дрезден», а угольщик - «Баден».

По-видимому, под влиянием этого сообщения Краддок решил идти со своей эскадрой на западное побережье. К этому времени Адмиралтейство также получило новые сведения о «Дрездене», и адмиралу была отправлена телеграмма на следующий день после встречи с пароходом «Ortega» (26 сентября). Когда именно Краддок получил эту телеграмму, осталось не выясненным. По сведениям Адмиралтейства, 25 сентября трехтрубный крейсер, вероятно «Дрезден», прошел Пунта-Галера близ Вальдивии (в 800 милях вверх по Чилийскому побережью) в направлении на север.

В подтверждение этого сведения из частного источника сообщалось, что пароход «Зейдлиц», стоявший в Вальпараисо, спешно грузится углем. Два дня спустя английский пароход «Galicia» донес, что он заметил 26 сентября у Коронеля судно без огней, обменявшееся сигналом с немецким пароходом. Все эти донесения указывали, что на западном побережье неприятель начинает проявлять активность. Знал ли все это адмирал Краддок или нет, неизвестно, но он собрал свою эскадру у мыса Виргинс и вошел в пролив с намерением собрать сведения о неприятеле в Пунта-Аренас. В пути он все время принимал радио-переговоры между немецкими военными и торговыми судами, но расшифровать их не мог.

Придя в Пунта-Аренас, от нашего консула он узнал, что, по всей вероятности, немцы базируются на Оранж-Бей; кроме того, консул сообщил, что недавно один из пароходов, стоявших в гавани, вышел в море с грузом скота и свежей провизии и через несколько дней вернулся обратно порожняком. Все указывало на то, что наконец-то погоня подходит к концу, и адмирал решил немедленно нанести удар. Сообщив чилийскому адмиралу, что он идет в Вальпараисо, Краддок после полуночи тихо снялся с якоря и с потушенными огнями вышел в море, взяв курс на пролив Cockburn. Пролив всегда считался опасным в навигационном отношении, последняя опись его была, сделала в 1820 году, но нельзя было терять времени, и адмирал решил рискнуть.

В Раздел