22.05.2017

События, предшествовавшие Фолклендскому бою, 1914 год (4 часть)

В этот же вечер адмирал Стэрди получил сообщение от нашего поверенного в делах в Рио-де-Жанейро о том, что эскадра Шпее находится в 400 милях от Монтевидео. Это только подкрепило принятое им решение. 1 декабря присоединился «Bristol», заходивший в Рио-де-Жанейро за сведениями разведки; он опроверг сообщение поверенного в делах, и адмирал опять повернул на Фолклендские острова. Между тем 29 ноября Адмиралтейство получило известие из «Iquique», крайней северной оконечности Чили, что накануне у входа в порт находилось не менее 3 крейсеров. Подобное известие указывало на вероятность намерений Шпее пройти Панамским каналом, и адмирал Хорнби получил приказание немедленно отправить «Princess Royal» на Ямайку.

Командир крейсера, капитан 1-го ранга Де Брок, назначался старшим морским начальником в водах Ост-Индии и должен был поддерживать связь с адмиралом Патеем, установленную «Berwick». Адмирал Стэрди продолжал путь на Фолклендские острова, и 3 декабря к нему присоединилась «Macedonia», заходившая в Сьерра-Леоне грузиться углем. Эскадра находилась у устья Ла-Платы, и курс на Фолклендские острова уклонял ее все дальше и дальше от берега, увеличивая шансы неприятеля ускользнуть. 25 ноября «Canopus» принял радио, из которого понял, что Шпее огибает мыс Горн, но Стэрди этого не знал.

4 декабря он получил сообщение генерального консула в Вальпараисо, которое вызвало в нем серьезное сомнение в правильности избранного им направления, так как в сообщении говорилось, что «Принц Эйтель» был замечен у входа в порт рано утром того же дня, и адмирал полагал, что поблизости должна быть и вся германская эскадра. Но Стэрди ошибался. Шпее, обогнув мыс Горн в ночь с 1 на 2 декабря, не пошел далее, а сделал еще одну остановку. Утром его легкие крейсеры захватили английский четырехмачтовый барк «Drummuir» в 30 милях от острова Staten с 2800 тонн антрацита и привели его в устье канала Beagle, где немецкая эскадра, став на якорь под островом, начала его выгружать.

Работа заняла три дня, и эскадра вышла лишь 6 декабря, проложив на этот раз курс окончательно на Фолклендские острова. Только благодаря захвату парусника и последовавшей погрузке Шпее не пришел в Порт-Стэнли двумя сутками ранее адмирала Стэрди. Германский адмирал рассчитывал встретить там английскую эскадру, грузящую уголь, в составе «Canopus», «Carnarvon», возможно, «Defence», «Cornwall» и «Glasgow». Двое из пленных с «Гнейзенау» впоследствии показали, что Шпее получил эти сведения от голландского парохода. Он желал, если верить пленным, вынудить нашу эскадру к выходу в море, дать бой, разбить ее, а затем занять остров и разрушить радиостанцию.

Вряд ли можно сомневаться, что, застав один только «Canopus», он, надеясь на прекрасную стрельбу своей эскадры, не рискнул бы вступить с ним в бой. Имел ли бы он успех, сказать трудно, но, во всяком случае, командир «Canopus» вполне подготовил оборону острова. Придя сюда 12 ноября, капитан 1-го ранга Грант первоначально поставил свой корабль в порте William, представляющем внешнюю гавань, но видя, что состояние погоды не позволяет пользоваться этим местом, перешел в Порт-Стэнли во внутреннюю гавань - лагуну, отделенную от внешней узким проходом. На одном конце гавани расположен городок, и у противоположного «Canopus» стал на якорь.

Корабль качало океанской зыбью, чувствовавшейся в гавани, и командир продвинул его настолько к берегу, что он твердо сел на ил. Последнее было, между прочим, предусмотрено полученной им инструкцией. Вход во внешнюю гавань был заминирован гальваническими минами, сделанными из бочек из-под масла, которые включались с катера, охранявшего вход. Устроили также три батареи, вооруженные 12-фунтовыми орудиями, сигнальную станцию и пост управления огнем, с которого было удобно корректировать стрельбу по неприятелю в случае, если бы последний попытался действовать по радиостанции.

Работать приходилось в очень трудных условиях: снежные ураганы следовали один за другим беспрерывно. В разгар работ прибыл пароход «Crown of Galicia», с которого все привезенные припасы разгрузили под навесы, устроенные еще несколько лет назад. 4 декабря все работы были закончены. В понедельник 7 декабря впервые сигнальная станция заметила на горизонте парусник. В этот же день, к великой радости всех, неожиданно, без всякого предупреждения появилась эскадра адмирала Стэрди. Адмирал рассчитывал немедленно начать погрузку угля, чтобы в среду 9 декабря выйти к мысу Горн - с расчетом не дать неприятелю времени перейти к востоку.

В гавани стояли только три угольщика, остальные, отправленные адмиралом, еще не пришли, и эскадра не могла грузиться вся одновременно. Кроме того, «Bristol» нуждался в серьезной переборке механизмов. Поэтому было приказано, чтобы в первую очередь грузили уголь «Carnarvon», «Bristol» и «Glasgow», а затем - линейные крейсеры. Таким образом, пять этих судов могли в случае надобности идти дальше во вторник. «Kent» и «Cornwall» оставались, чтобы затем догнать остальных. Эскадре, кроме «Bristol», предписывалось находиться в двухчасовой готовности для 12-узлового хода, а дежурному кораблю - в получасовой для 14-узлового хода.

Дежурным до вторника назначался «Inflexible», а затем «Kent». Все суда стали на якорь в порту William за минным заграждением, кроме «Bristol» и «Glasgow», вошедших в Порт-Стэнли. «Macedonia» осталась в море в дозоре, держась в 10 милях от входа. Став на якорь, адмирал собрал всех командиров на совещание. Кроме слухов из Бразилии (надо полагать, инспирированных немцами) о том, что Шпее идет в Южную Африку, никаких сведений о германской эскадре не было. Казалось, что сообщение о проходе мыса Горн ложно, так как эскадра до сих пор еще не появилась, и все, чем мог руководствоваться адмирал, сводилось к появлению «Эйтеля Фридриха» у Вальпараисо.

Самым правильным признавалось движение наших судов как можно скорее к западному побережью, и потому отданные накануне распоряжения остались в силе. В 6 часов утра «Carnarvon» и «Glasgow» закончили погрузку, но с «Bristol» произошла задержка. Уголь на его пароходе пришел в негодность, и ему пришлось ждать, пока не освободится угольщик, с которого грузился «Glasgow». Для линейных крейсеров оставался только один пароход, но, на счастье, подошел другой из числа угольщиков, отправленных из Abrolhos Rocks, и в 7.20 «Inflexible» смог начать погрузку.

«Bristol» все еще стоял без паров, «Cornwall» разбирал одну из машин и находился в шестичасовой готовности. Ни он, ни «Kent», ни «Macedonia» погрузки угля не начинали. В таком положении находилась эскадра, совершенно не готовая к бою, когда в 7.50 сигнальная станция, установленная на горе Sapper, донесла о появлении с юга двух неизвестных военных судов.

В Раздел