16.05.2017

Адмирал Шпее в Тихом океане, 1914 год (5 часть)

Состояние атмосферы не давало возможности вступить в телеграфную связь с адмиралом. Вторую его телеграмму получили в Лондоне 11 октября, первую - только к вечеру 12-го. В это время для Адмиралтейства наступили очень трудные минуты: морская дивизия заканчивала отступление из Антверпена, возникла опасность эвакуации Остенде и срочной посадки обратно на суда VII пехотной и III кавалерийской дивизий, активность неприятельских подводных лодок сказывалась все больше и больше, а в довершение забот транспорты с канадскими войсками были на подходе к Каналу.

Естественно, что при таких обстоятельствах понадобилось несколько дней для выработки плана, соответствующего представлениям адмирала Краддока. Помимо угрозы Вест-Индии и нашей южноамериканской торговле, эскадра Шпее была опасна еще в других отношениях. Беспокойство вызывала Камерунская экспедиция: организация базы в Дуале еще не закончилась, а операции по овладению пунктами, на которые отступили немцы, начались. Наступление повела колонна под общим командованием полковника Джоржеса вдоль реки Имбасси.

Действующая соединенно с сухопутными частями флотилия имела в своем составе, помимо шести вооруженных речных пароходов, землечерпалку с реки Нигер и лихтер, оба вооруженные 6-дюймовыми морскими пушками, отряд матросов в сто человек и одно полевое орудие. Флотилией командовал старший офицер крейсера «Challenger» капитан 2-го ранга Митфорд, сухопутными частями - подполковник Воугхан. Сухопутный отряд состоял из восьми рот туземной пехоты, полуроты саперов и шестисот туземцев-носильщиков. Выйдя из Дуалы рано утром 7 октября и легко преодолев оказанное им сопротивление, войска на следующее утро высадились для атаки в трех милях ниже города.

В 11.30 началось наступление, однако совершенно безуспешное из-за сильного ружейного и пулеметного огня неприятеля, укрывшегося в зарослях. Огонь этот был подавлен нашими 6-дюймовыми орудиями, и затем предприняли еще одну попытку наступления, но также неудачно. Войска к этому времени настолько оказались измучены жарой, что полковник Джоржес решил на ночь вернуть их обратно на суда. Это удалось сделать без потерь в личном составе, но пострадала флотилия, лишившаяся одного парохода: он так сильно засел на мели, что его пришлось бросить. При обсуждении положения выяснилось, что будет разумнее отступить обратно в Дуалу для реорганизации всего отряда на основании полученного опыта, что и сделали.

Разведотряды на реках Санада и Ньонг, отправленные для выяснения возможности соединения с французскими частями, наступавшими на Идеа, также успеха не имели. Обе неудачи привели к окончательному выводу, что, если базу в Дуале не обезопасить от нападения с моря, совершенно нельзя сказать, когда удастся покорить колонию. Более серьезно обстояло дело в Германской Южной Африке. Намерение высадить колонну на севере в Уолфиш-Бей оставили ввиду недостаточности морских средств для двух таких пунктов, как Уолфиш и Людериц-Бей. После некоторой задержки, вызванной отправлением гарнизонов мыса Доброй Надежды в Англию, колонна из Людериц-Бей была на месте, а последние эшелоны для Англии ушли под конвоем «Astraea».

Колонна, базировавшаяся в Порт-Ноллот под командой генерала Люккина и оперировавшая на южной неприятельской границе, вынуждена была остановиться. Вызывало большое сомнение, сможет ли генерал выполнить предусмотренную планом задачу, учитывая оказываемое неприятелем яростное сопротивление. Попытка дальнейшего наступления делалась явно неразумной, так как с очевидностью выяснилась ненадежность частей правого фланга, которыми командовал полковник Маритц.

Союзное правительство предложило новый план, по которому надлежало все наличные силы собрать в один ударный отряд в Людериц-Бей и действовать только из этого пункта, для чего к имеющимся уже там войскам следовало придать ядро из войск генерала Люккина и влить свежие части с мыса Доброй Надежды. В дальнейшем план предусматривал формирование при первой возможности новой колонны, которая должна начать наступление из Уолфиш-Бей вдоль железной дороги. Дороги не имелось, и ее предполагалось построить до Свакопмунда. Принятие плана означало, что все суда эскадры мыса Доброй Надежды будут совершенно поглощены конвойной службой и охраной баз, но Адмиралтейство согласилось.

Таким образом, появлялся еще пункт в качестве вероятного объекта нападения адмирала Шпее, причем обстановка здесь очень скоро стала весьма угрожающей. За два дня до получения последних телеграмм Краддока, т. е. 10 октября, когда решили приступить к выполнению намеченного плана, положение дел в Южной Африке резко изменилось. Полковник Маритц перешел со своими войсками на сторону неприятеля и угрожал захватом территории Союза с целью произвести государственный переворот. Последние эшелоны регулярных войск находились в море, на пути в Англию, войска Союза были втянуты на территорию неприятеля, и появление при таких условиях эскадры Шпее на побережье могло легко привести к самым печальным последствиям.

Первой мерой Адмиралтейства явилась отправка линейного крейсера «Albion», находившегося с адмиралом Стоддартом на острове Вознесения, с приказаниями ждать инструкций с мыса Доброй Надежды. Адмирал Кинг-Холл не замедлил вызвать «Albion» на охрану Уолфиш-Бей вместо вспомогательного крейсера «Kinfauns Castle». Дальнейшее передвижение войск было приостановлено, по всему Союзу объявлено военное положение. Правительство обратилось с просьбой дать в его распоряжение крейсер «Hyacinth» и два вспомогательных крейсера «Kinfauns Castle» и «Armadale Castle».

Адмирал Джаксон, продолжавший сохранять за собой высшее руководство заокеанскими операциями, согласился выполнить просьбу, но обратил внимание, что необходимо принять меры против «Шарнгорста» и «Гнейзенау». Важно, чтобы они не прошли в южноамериканские воды незамеченными, и, по мнению адмирала, надлежало собрать на Фолклендских островах эскадру достаточной силы - для боя с германской и в достаточном количестве - для наблюдения за всеми портами, не снабженными радиотелеграфом.

В Раздел