14.05.2017

Действия союзных и неприятельских эскадр на Востоке, 1914 год (6 часть)

Приняв радиосообщения, отправленные пароходом «Loredano», и зная о поднявшейся тревоге, командир «Эмдена» капитан 2-го ранга фон Мюллер в ту же ночь отправил пароход «Kabinga» с экипажами потопленных судов в Калькутту, предварительно повредив на нем радиотелеграф. Однако вскоре он услышал, что «Kabinga» переговаривается с Калькуттой, так что оставаться дольше в этом районе крейсер не мог. Но счастье все еще не покидало его: подходя к Фалс-Бей, он встретил пароход «Clan Mathenson». Эта жертва была последней. Продержавшись 15 и 16 сентября у Сендхеда подобно знаменитому Сюркуфу, он не встретил никого - радиотелеграф остановил «игру» в стиле старых французских приватиров.

Пароходы не выходили, судоходство замерло. Поторопившись закончить погрузку с греческого парохода, «Эмден» направился в Рангун, не предполагая, что «Hampshire» в поисках его спешил в этот же пункт. Вечером 18 сентября, когда «Эмден» в 24 милях на юго-восток от реки Рангун передавал на норвежский пароход «Davre» экипаж последнего потопленного парохода, «Hampshire» шел на север по восточную сторону Никобарских островов. На следующее утро «Davre» прибыл в Рангун, и капитан 1-го ранга Грант узнал новости.

К несчастью, командиру «Hampshire» пришлось зайти в ближайший порт Blair: индийские власти все время посылали ему открытые радиосообщения, и он вынужден был отправить срочную телеграмму с требованием немедленно прекратить этот способ сообщений, дающий врагу столь ценные указания. Успех погони поколебался, и «Hampshire» продолжал путь измененным курсом, держа на север, вместо того чтобы идти в Рангун. «Chikuma» в это время пересекал залив в западной его части, а «Yarmouth» заканчивал ремонт в Пенанге. На беду, командир «Эмдена» действительно принял злосчастные радиосообщения и узнал о присутствии к югу от него нескольких британских крейсеров.

Район становился опасным, поэтому, приняв уголь с «Маркомании» в заливе Мартабан, он двинулся на запад, вовремя проскочив под носом у «Hampshire» и вторично избежав встречи. Капитан 1-го ранга Грант, не обнаружив неприятеля там, где, по всем расчетам, он должен был находиться, решил провести поиск в районе, где «Эмден» проявил себя впервые, т. е. при входе в залив. «Yarmouth», исправивший повреждения, 20 сентября пошел в Рангун осмотреть острова внутри; «Chikuma» продолжал путь в Коломбо. Тяжелое впечатление, произведенное удачей «Эмдена», усугубилось успехами «Кенигсберга». Его удача явилась еще более ошеломляющей.

В Занзибаре в это время стоял «Pegasus», вернувшийся с побережья вблизи Дар-эс-Салама, где он добывал сведения об исчезнувшем немецком крейсере, - на него-то и обрушился удар «Кенигсберга». После продолжительного похода «Pegasus», нуждаясь в ремонте машин, мог произвести его в закрытой якорной стоянке, такой как Момбаса, но его командир, имея инструкции охранять Занзибар, решил произвести ремонт там, тем более что с его уходом в Занзибаре создалось бы весьма паническое настроение. Хотя никаких подозрительных радио-переговоров принято не было, а также не имелось никаких признаков нахождения поблизости «Кенигсберга», тем не менее, все возможные меры предосторожности были приняты.

В проходе South Channel стоял сторожевой вооруженный буксир «Helmuth», котлы крейсера держались в двухчасовой готовности, команда спала у орудий. 20 сентября в 5.25 утра «Helmuth» заметил медленно идущее в проходе судно и, не разбирая еще, является ли оно коммерческим или военным, направился к нему, чтобы предупредить, что следование этим проходом для коммерческих судов запрещено. Сделав по буксиру два холостых залпа, судно подняло германский военный флаг и увеличило ход. Предупредить о появлении «Кенигсберга» крейсер «Pegasus», стоявший у города, «Helmuth» не мог, и неприятель, подойдя на 45 кабельтов, открыл огонь, сам оставаясь вне досягаемости, так как снаряды «Pegasus» не долетали.

Уже через 8 минут боя все его орудия, обращенные к противнику, оказались выведенными из строя. Прекратив стрельбу на 5 минут, «Кенигсберг» вновь открыл огонь и, поддерживая его еще около 20 минут, развернулся и вышел. По городу он не стрелял, лишь разрушил недействующую радиостанцию. Маяк и кабель также остались нетронутыми, равно как большой пароход «Banffshireс» несколькими тысячами тонн угля. «Pegasus», потерявший двух офицеров и двадцать девять матросов убитыми, пятьдесят пять ранеными, и, имея большие пробоины по ватерлинии, все еще держался на плаву.

Попаданий в машину не было, поэтому была сделана попытка выброситься на берег, но неудачно: крейсер перевернулся и затонул. Не нанеся своим торопливым и незаконченным набегом большого материального вреда, «Кенигсберг» достиг громадного морального успеха. Общественное мнение, не считавшееся с обстановкой, видело в этом печальном инциденте только ошибку и ничего более; престижу английского флота в водах Востока был нанесен большой ущерб. Лучшим оправданием против обвинений в данном случае послужил тот факт, что появление «Кенигсберга» не повлияло на передвижение транспортов с индийскими войсками.

29 пароходов Бомбейской группы 2-го эшелона, включая и три парохода с гарнизоном для Момбасы, вышли в назначенный день под конвоем «Swiftsure», «Fox» и «Dufferin», а 11 пароходов из Карачи - на следующий (21 сентября) с «Darmouth» и «Hardinge». Выйдя совместно с остальными, транспорты, предназначенные для Момбасы, отделились в море, и пошли под конвоем «Fox» и «Darmouth». Последний после окончания поручения должен был присоединиться к отправленному из Красного моря «Chatham» для поисков «Кенигсберга». Для этой же цели из Средиземного моря пошел и «Wegmouth», и, таким образом, на каждый из двух германских крейсеров пришлось по три наших.

Отправка крейсеров затрудняла дело конвоирования индийских войск, но так как линейные корабли «Ocean» и «Goliath» уже находились в пути для их замены, то вопрос этот разрешался благоприятно. Меры, принятые против «Эмдена» и «Кенигсберга», Адмиралтейство считало достаточными, но общественное мнение они не удовлетворили. Неприятельские крейсеры ускользнули, наш крейсер погиб, полдюжины коммерческих пароходов потоплены. С такими результатами общественное мнение не могло примириться. Австралийское правительство нервничало: присутствие «Шарнхорста» и «Гнейзенау» в связи с дальностью пути следования войск не давало ему покоя, оно сомневалось в способности флота справиться с возложенной на него задачей.

В Раздел