20.05.2017

Судьба крейсеров «Кенигсберг», «Эмден» и «Карлсруэ», 1914 год (6 часть)

31 октября «Goliath» и военный пароход «Hardinge» прибыли с двумя индийскими бригадами в Момбасу, но тут у «Goliath» случилась серьезная поломка в машине, и когда 2 ноября экспедиция начала операцию, то на поддержку остался лишь один крейсер «Fox». «Chatham», «Dartmouth» и «Weymouth» были прикованы к «Кенигсбергу» в попытках добраться до него вверх по реке. Однако высадка в Танге закончилась благополучно, и 4 ноября началось наступление, но атака города успеха не имела. Встреченные жарким огнем молодые необстрелянные части, недостаточно сильно поддержанные с моря артиллерией судов, не выдержали и отступили. 6 ноября их посадили обратно на транспорты.

Этот маневр удался очень хорошо - неприятель его не заметил. Однако такая неудача являлась крайне нежелательной. В это время операция против «Кенигсберга», значение которой для Адмиралтейства было выше всяких местных военно-сухопутных соображений, протекала удачно. Командир «Chatham», руководивший этой операцией, счел необходимым, прежде всего, заблокировать крейсер и для этой цели затопить угольщик «Newbridge» в рукаве реки. 6 ноября пришел вспомогательный крейсер «Kainfauns Castle», доставивший гидроаэроплан, который точно установил место противника.

С рассветом 10 ноября угольщик под командой старшего офицера «Chatham» пошел в реку под конвоем вооруженного буксира «Dupleix» и паровых катеров со всех наших крейсеров. Катера также были вооружены и защищены от пуль. При входе их в реку неприятель открыл сильный огонь из пулеметов и скорострельных пушек, подавить который судовой артиллерии не удалось. Однако угольщик все-таки дошел до назначенного места и был затоплен. Команда угольщика и катера благополучно вернулись, понеся ничтожные потери. Первая часть операции закончилась успешно: «Кенигсберг» был заперт, но оставалась вторая, более трудная - уничтожить противника, а это не так легко.

Высокие заросли джунглей мешали действию орудий крейсеров, с канонерок же неприятеля совершенно не было видно. Требовалась помощь сухопутных войск или же аэроплана для бомбардировки. Присланный гидроаэроплан для этой цели не годился, свободных войск неоткуда взять. Оставался один выход - сторожить немца крейсерами, не давая возможности очистить реку от заграждения. Итак, в этой части Индийского океана положение создалось далеко не удовлетворительное, и развязки не предвиделось. На азиатском берегу имелась своя забота, но совершенно иного характера.

Приступая к описанию событий в этом районе, следует упомянуть, что там была выполнена одна из самых удачных за всю войну соединенных операций армии и флота. С конца сентября стало ясно, что в ответ на неприязненную позицию Турции надлежит предпринять какие-либо шаги для охраны наших интересов в Персидском заливе, главным образом по охране нефтепровода Англо-Персидской компании, крупнейшим акционером которой являлась английская казна. Конечный пункт нефтепровода находился на острове Абадан, расположенном в реке Шатт-эль-Араб, представляющей собой канал, образуемый слиянием Тигра и Евфрата после их соединения в Эль-Курна.

Англия была настолько заинтересована в этом деле, что, как только выяснилась опасность, правительство сочло необходимым немедленно отправить в Персидский залив войска для противодействия немецкой агитации и пропаганде среди арабов. Но операцию требовалось провести с большой осторожностью, чтобы не взволновать шейхов и не вызвать каких-либо провокационных действий на турецкой территории, которые могли обострить и без того уже тревожное положение в Константинополе. Кроме того, отряд должен был обладать достаточно внушительной силой, и отправку его надлежало сохранить в полной тайне.

Поэтому выбрали всю VI Индийскую дивизию; первая бригада этой дивизии под командой генерала Деламена должна была отправиться с ближайшим эшелоном индийских транспортов якобы в Египет. Выйдя достаточно далеко в океан, транспорты с бригадой отделились и направились на остров Бахрейн, расположенный в бухте на южном берегу Персидского залива, на полпути между входом и Шатт-эль-Арабом. На этот остров не раз предъявляли свои притязания Турция, Персия и Англия, но фактически он оставался полу самостоятельным.

Мы держали на нем своего дипломатического агента, а его шейх имел представителя при правительстве Индии. Остров Бахрейн, отстоящий от Шатт-эль-Араба лишь в 250 милях, представлял собой прекрасный плацдарм, но, пока «Кенигсберг» и «Эмден» гуляли на просторе океана, он требовал охраны флота. Ключ к позиции Персидского залива находился в знаменитом древнем порту Басра на Шатт-эль-Арабе, и вполне возможно, что неприятельские крейсеры попытаются повторить прорыв «Гебена» в Константинополь. Вероятность такого маневра усиливалась под влиянием протестов Порты против пребывания отряда наших судов в этих водах, которые она называла «турецкими».

Отряд состоял из трех судов: канонерская лодка «Espiegle» стояла в реке Карун у дружественного нам персидского города Мухамера, военный пароход «Dalhousie», охранявший владения нефтяной компании в Абадане, вышел из реки для наблюдения за входом в залив, канонерская лодка «Odin» стояла у внешнего бара в Шатт-эль-Арабе. Даже вместе весь этот отряд был намного слабее «Эмдена» и, само собой разумеется, недостаточен для прикрытия экспедиции, почему в помощь ему послали линейный крейсер «Ocean», только, что прибывший из Гибралтара в Аден, командир которого, капитан 1-го ранга Хейс-Садлер, получил назначение руководить морскими операциями экспедиции.

16 октября транспорты для Персидского залива тронулись в путь вместе с отрядом транспортов, шедшим в Европу и транспортами Момбасского экспедиционного отряда. Эшелон из Бомбея вышел под конвоем «Swiftsure», «Goliath» и «Dufferin», а эшелон из Карачи - с «Duke of Edinburgh» и пароходом «Gardinge». На третий день похода эшелоны соединились и одновременно встретились с «Ocean». «Ocean» и «Dufferin» пошли со своими транспортами в Персидский залив, «Goliath» и «Gardinge» с экспедиционным отрядом - в Момбасу.

В Раздел