06.05.2017

Планы КБФ перед Советско-финляндской войной 1939-1940 гг. (10 часть)

Береговая оборона Балтийского флота получила в основном задачи по прикрытию собственного побережья. Например, Северный укрепрайон должен был не допустить прорыва легких сил и торпедных катеров противника в Главную базу северным и южным фарватером, Южный укрепрайон - воспрепятствовать прорыву неприятельских сил к Главной базе южным фарватером, а Западный укрепрайон - не допустить прорыва легких сил в маневренную базу. Помимо этого, части СУРа по требованию 70-й стрелковой дивизии должны были поддержать артиллерийским огнем приморский участок дивизии на участке от госграницы до Ино, а части ЗУРа - по требованию командира ООНа - поддержать огнем высадку на острова Лавенсаари и Сейскаари.

Имевшиеся в составе УРов железнодорожные батареи следовало надежно замаскировать и держать их в составе Резерва главного командования (РГК). Использовать железнодорожные батареи можно было только с разрешения командующего КБФ. Приказ № 5/оп уже окончательно закрепил задачи за всеми основными соединениями КБФ, подведя тем самым черту в процессе оперативного планирования на высшем уровне. Давая общую оценку приказу № 5/оп как окончательному варианту оперативного плана КБФ, нельзя не отметить его основной недостаток - отсутствие глубины, перспективности планирования.

Ведь по сути дела была продумана только самая первая, десантная, операция флота - по захвату Отрядом особого назначения островов в восточной части Финского залива. Осуществив десантную операцию, Военный совет КБФ несколько растерялся, пребывая в неведении, что же следует делать дальше. Впрочем, ситуация была облегчена тем, что все последующие крупномасштабные операции Эскадры и Отряда легких сил КБФ проводились только по приказу наркома ВМФ флагмана флота 2 ранга Н.Г. Кузнецова при соответствующем одобрении Ставкой Главного Совета.

В директиве наркома ВМФ, отправленной Военному совету КБФ 9 декабря 1939 г., на этот счет недвусмысленно указывалось:
1. Принципиальные задачи КБФ ставятся приказом Главного командования Красной Армии по моему докладу (десанты, блокада, уничтожение флота и УРов противника и тому подобное);
2. Задачи местного значения, как то: ПЛО, ПМО, ПТО, огневое содействие флангу, дозоры и тому подобное ставятся приказом Военного совета КБФ с последующим донесением.

Правда, отдельные операции проводились и непосредственно по приказанию командующего Краснознаменным Балтийским флотом, причем зачастую их замысел возникал как-то спонтанно, без вразумительной мотивировки (операции Отряда легких сил 1 и 14 декабря по обстрелу островов Руссарэ и Утэ), да и необходимость в их проведении вызывала большие сомнения. В результате эта непродуманность плана боевых действий, по признанию самого В.Ф. Трибуца, привела затем «к потере темпов, перспектив на выполнение дальнейших задач».

Планирование на уровне соединений КБФ шло практически одновременно по одному и тому же образцу: по приказу командования флота в каждом соединении разрабатывался свой собственный боевой приказ (по сути дела, план боевых действий на первые дни войны), схема решения, плановая таблица и прочая необходимая оперативная документация. На этом этапе боевые задачи уже конкретизировались и распределялись между всеми частями. В качестве наглядного примера рассмотрим процесс оперативного планирования в надводных, подводных и военно-воздушных силах флота, ибо везде это проходило по-разному.

Наиболее сложно шло составление оперативной документации в надводных силах КБФ. Для этой цели нарком ВМФ даже направил на Балтику в качестве советников своего 1-го заместителя И.С. Исакова и начальника Главного морского штаба Л.М. Галлера. Они должны были проконтролировать процесс разработки основных документов, помочь руководству КБФ необходимыми советами, а заодно - проверить боевую подготовку соединений флота. 10 ноября 1939 г. на совещании Военного совета КБФ И.С. Исаков внес необходимые уточнения в план боевых действий флота, не меняя плана в целом.

На следующий день, 11 ноября, начальник штаба КБФ капитан 1 ранга Ю.А. Пантелеев направил командующему Эскадрой КБФ флагману 2 ранга Н.Н. Несвицкому директиву № 1оп/605сс. Из нее следовало, что, на основе общего решения, принятого Военным советом флота по плану операции на случай войны с Финляндией, командующий флотом приказал разработать «план действий Эскадры» и поставить частные задачи исполнителям.108 Непосредственная задача Эскадры состояла, как считал Ю.А. Пантелеев, в том, чтобы прикрыть операцию флота по захвату островов в восточной части Финского залива, не допустить ухода финских броненосцев береговой обороны в Швецию и «прекратить всякий подвоз снабжения через Балтийское море в Финляндию».

14 ноября начальник штаба КБФ послал командующему Эскадрой директиву №1оп/б11сс, где сообщал ему последние разведданные и приказывал разработать «План подавления батарей Пуумаа, Ино и бронированного поезда», а также план подавления береговых батарей противника Сааренпя и Торсаари. Свое решение и расчет необходимых средств обеспечения Н.Н. Несвицкий должен был представить Военному совету КБФ к 19 ч 15 ноября 1939 г. В положенный срок, 15 ноября, командующий Эскадрой представил Военному совету флота «Боевой приказ №2/оп», где была изложена программа действий Эскадры в первые дни войны.

Согласно приказу Отряду легких сил КБФ поручалось прикрыть операцию Балтфлота в восточной части Финского залива, не допустить ухода финских броненосцев в Швецию и прервать коммуникации противника в Балтийском море, для чего Таллинской группе (2-й дивизион эсминцев) следовало нести подвижной дозор в районе меридианов 25-27° и «не допустить прорыва противника на восток за меридиан Гогланд», а Либавской группе (крейсер «Киров» и эсминцы «Сметливый» и «Стремительный») - «действовать по противнику в устье Финского залива и Балтийском море», а также оказывать поддержку 2-му дивизиону.

В Раздел