06.05.2017

Планы КБФ перед Советско-финляндской войной 1939-1940 гг. (11 часть)

Что же касается линейных кораблей «Марат» и «Октябрьская Революция» и 1 дивизиона сторожевых кораблей, то они должны были находиться в Главной базе «в готовности для оказания огневой поддержки флангу армии». В соответствии с директивой ВС КБФ № 1 оп/611сс Н.Н. Несвицкий также составил планы операций по уничтожению неприятельских артиллерийских батарей. К примеру, артиллерийские батареи в Инониеми и Пуумала, а также бронепоезд противника предполагалось подавить огнем линкора «Октябрьская Революция» и бомбардировочным ударом авиаэскадрильи ВВС КБФ. То же самое следовало проделать и с береговыми батареями Сааренпя и Торсаари.

Как показали дальнейшие события, эта задача оказалась «не по плечу» ни линкорам, ни авиации Балтийского флота. 17 ноября Военный совет КБФ в своем приказе № 6/оп окончательно уточнил задачу Эскадры КБФ. Ей надлежало вместе с приданной авиацией, торпедными катерами и тральщиками «подавить последовательно береговые батареи Сааренпя, Торсаари, Пуумаа, Ино и бронепоезд в р-не Перкиярви для обеспечения коммуникаций и развертывания флота в восточной части Финского залива». В соответствии с этим-решением командующие ВВС, Бригадой торпедных катеров и Охраной водного района были обязаны предусмотреть выделение, по сигналу командующего флотом, в распоряжение командующего Эскадрой КБФ необходимого количества истребителей, разведчиков, тральщиков и торпедных катеров.

Операцию следовало начинать «по особому приказу». 21 ноября в директиве Военного совета флота № 1 оп/627сс оговаривался уже несколько иной вариант действий Эскадры: «В случае открытия артиллерийского огня с финского берега по линкорам, стоящим на рейдах ГБ, таковые немедленно снимаются и, не дожидаясь решения, выходят на Красногорский рейд, где находятся на ходу до подавления батарей силами ВВС или БО (Береговой Обороны). Другие соединения надводных кораблей Краснознаменного Балтийского флота также получили свои задачи.

Например, Охрана водного района должна была организовать противолодочную, противоминную и противоторпедную оборону Главной базы (Кронштадта) и подходов к ней, а также обеспечить вход и выход своих кораблей в Главную базу. Решение этих задач командир ОВРа капитан 2 ранга С.В. Кисилев видел в установлении ближнего дозора сторожевых кораблей и катеров, проведении контрольного траления фарватеров, а также в непосредственной проводке за тралами всех входящих и выходящих кораблей и поиске подлодок противника самолетами в р-не маяк Шепелевский-Главная база.

Перед Бригадой торпедных катеров КБФ была поставлена весьма сходная задача: осуществление ПЛО района Шепелев маяк - Сейскаари - Сейвястэ и межостровного района, обеспечение ПЛО Отряда особого назначения, Эскадры и обеспечение входа-выхода кораблей Эскадры в Главную Базу. Помимо этого, каждый дивизион торпедных катеров должен был иметь по одному дежурному звену в готовности для бомбометания по вызову. Что касается подводных сил Балтфлота, то они получили свою боевую задачу, пожалуй, одними из первых.

Еще 12 ноября Военный совет флота своей директивой № 1оп/б0бсс (которая отменяла прежнюю директиву № 1оп/575сс от 26.10.39 г.) поставил перед подводниками Балтики следующие задачи:
1) с началом военных действий уничтожить ББО (броненосцы береговой обороны), не допустив их ухода в Швецию;
2) вести разведку за развертыванием и деятельностью шведского флота, не нарушая терводы Швеции;
3) прекратить подвоз снабжения через Балтийское море в Финляндию и из портов Швеции в Ботнический залив.

Лодкам следовало находиться на позициях из расчета полной автономности, а смена с позиций должна была осуществляться по приказанию. Имелись также и особые указания: «Неограниченную подводную войну вести только после правительственного объявления о зонах действий наших подлодок и получения особых указаний». Вплоть до официального объявления неограниченной подводной войны и до получения необходимых указаний с началом военных действий нашим подводным лодкам разрешалось топить только финские военные и торговые корабли с соблюдением всех международных правил.

В этот же день Военный совет КБФ утвердил план, имевший очень громкое название, - «Операция ПЛ по уничтожению ББО Финляндии», основной целью которого являлось потопление этих необычайно ценных для противника боевых кораблей. Сама идея этой операции была в высшей степени сомнительной, так как для ее осуществления требовалось необычайное стечение обстоятельств: противник должен был действовать в полном соответствии с нашим оперативным планом, а именно - прорываться в Швецию (чего на самом деле так и не случилось). Кроме того, требовалось хорошее знание всего Або-Аландского района и, особенно, тех шхерных фарватеров, которыми могли воспользоваться финны.

Для этого советские подлодки расставлялись на выходах у тех фарватеров, которыми должны были воспользоваться (но так и не воспользовались) при своем уходе финские броненосцы, а в двух местах, с подводных минных заградителей «Л-1» и «Л-2», производились минные постановки. 15 ноября в штабе флота были утверждены «Указания Штаба КБФ по развертыванию ПЛ», а также приложение к ним - «График развертывания ПЛ».

Согласно графику учреждалось 19 позиций для подлодок КБФ, из которых:
- 5 находились в Финском заливе,
- 6 - в Балтийском море,
- 4 - в Аландском море,
- 4 - в Ботническом заливе.

В Раздел