06.05.2017

Планы КБФ перед Советско-финляндской войной 1939-1940 гг. (14 часть)

Не исключалась также в будущем возможность высадки десанта в составе 1-го стрелкового полка «на берег Финляндии по указанию ЛВО». Забегая немного вперед, нельзя не заметить, что командование КБФ (как, впрочем, и командование Отряда особого назначения) явно перемудрило и перестраховалось с планом десантной операции. Довольно легкая операция, вовсе не требовавшая привлечения больших сил и средств флота, которую не только можно (но и нужно) было провести за одни сутки, из-за совершенно необоснованных опасений ряда командиров была искусственно раздута в какое-то необычайно опасное и сложное мероприятие.

А в результате из-за переоценки сил противника в этом районе (хотя разведка доносила, что на о-вах нет никаких стационарных укреплений, и даже сообщила об их эвакуации финнами) на осуществление десантной операции ушло даже не 2, а 4 суток, т. е. вчетверо больше времени, чем планировалось изначально. Говоря об этом случае, заместитель наркома И.С. Исаков справедливо заметил, что «незнание противника буквально ломает все расчеты на операцию». Ввиду того, что Краснознаменный Балтийский флот к началу войны никакими десантными кораблями специальной постройки не располагал (они появились лишь в 1940 г.), то одним из наиболее важных и трудных моментов подготовки к операции являлся подбор и соответствующее оборудование высадочных средств из имевшихся в наличии самоходных и несамоходных мелких судов.

В процессе подготовки к будущей десантной операции были оборудованы и частично испытаны следующие плавающие средства:
1) катера типа «КМ»;
2) моторные баркасы;
3) самоходные шаланды типа «Сергиево»;
4) моторные катера типа «Рыбинский»;
5) несамоходные понтоны, смонтированные из 2-х баркасов, с верхним строением;
6) лодки «А-3»;
7) корабельные шлюпки.

Разумеется, вся эта разношерстная флотилия не могла способствовать хорошей сплаванности отрядов и являлась, скорее, обузой, чем поддержкой, так как в случае сильного похолодания и появления льда в заливе большая часть этих плавучих средств (особенно катера) автоматически выпадала из операции. 17 ноября 1939 г. из Главной базы (Кронштадта) в Усть-Лугу был переведен Лавенсаарский отряд, а в Пейпию - Сейскаарский отряд. В этот же день в Пейпии была сосредоточена одна рота 3 стрелкового батальона ОССБ, а в Усть-Лугу прибыл по железной дороге 2-й стрелковый батальон ОССБ.

18 ноября из Главной базы в Усть-Лугу был переброшен Суурсаарский отряд, параллельно, с чем на транспорте «Сибирь» и эсминцах был перевезен 1-й батальон Отдельной специальной стрелковой бригады. 19 ноября оперативное развертывание Отряда особого назначения КБФ было закончено. В маневренных базах Усть-Луга, Пейпия, на рейдах Луто и Ручьи были сосредоточены все корабли части, за исключением четырех быстроходных тральщиков и буксиров «КП-2» и «КП-3», которые задерживались штабом флота в Главной базе, и их было обещано прислать к моменту начала операции.

Штаб ООНа с 20 ноября перебазировался из Кронштадта на транспорт «Сибирь» в Усть-Лугу, имея телефонную связь с командующим флотом. Для боевой подготовки кораблей и частей отряда было использовано все время стоянки в Главной базе и в пунктах посадки десанта, вплоть до 29 ноября 1939 г. А именно, проводились интенсивные учения по посадке и высадке личного состава Бригады, тренировочные выходы отрядов, учения по погрузке и выгрузке громоздких средств (танки, грузовики, орудия), пулеметные и орудийные стрельбы, учения по связи, а также практически впервые было отработано ночное траление дивизионами быстроходных и тихоходных тральщиков.

22 ноября 1939 г. за подготовкой Отряда особого назначения наблюдал сам И.С. Исаков, после чего он отрапортовал в Москву наркому ВМФ Н.Г. Кузнецову: «Проверил отряд Рамишвили, подразделения Александрова, Нарыкова (командиры Суурсаарского и Лавенсаарского отрядов ООНа). Проиграны варианты прорезания и обхода минных заграждений. Все развертывание и подготовка, за исключением одного дивизиона тральщиков, закончены удовлетворительно...». С целью выяснения характера финской обороны (которая для нас оставалась полной загадкой) командование КБФ приказало провести воздушную и корабельную разведку островов.

Авиационной разведкой, произведенной 11 и 12 ноября гидросамолетами «МБР-2», с попутной фотосъемкой о-вов Суурсаари, Лавенсаари и Сейскаари, не было замечено на этих островах ни войск, ни укреплений. Однако при разведке 12 ноября над северной оконечностью о-ва Суурсаари самолеты были обстреляны пулеметным огнем. Повторной авиаразведкой и фотосъемкой островов Сейскаари и Лавенсаари также ничего не было обнаружено. 20 ноября была произведена корабельная разведка сторожевым кораблем «Буря» по рекогносцировке намеченных участков высадки десанта на островах Сейскаари и Лавенсаари.

Одновременно с разведкой параванным тралом были обследованы территориальные воды этих островов. Финны не препятствовали нашей разведке. Мин нигде обнаружено не было. 21 ноября корабельная разведка о-ва Лавенсаари, проведенная сторожевым кораблем «Вихрь», также не дала никаких сведений об обороне противника. В принципе, по имевшимся в штабе КБФ агентурным данным, на островах Сейскаари и Лавенсаари противника не было. Относительно намерений финнов оборонять самый крупный остров - Суурсаари (Гогланд) - сведений у морской разведки не имелось.

Начиная с 22 ноября 1939 г., по прямому указанию заместителя наркома ВМФ И.С. Исакова в связи с резким похолоданием и угрозой появления льда на р. Луга начал разрабатываться новый, так называемый «зимний», вариант операции. 23 ноября, вследствие быстрого замерзания р. Луги и получения сведений о ледовой обстановке на Кронштадтских рейдах, командованию отряда стало совершенно ясно, что торпедные катера, сторожевые катера типа «КМ» и «Рыбинский» не могут быть использованы при проведении операции.

В Раздел