04.05.2017

Боевая подготовка Финских ВМС в предвоенные годы 1939-1940 гг. (2 часть)

Интенсивно проводилась также учеба морского «шюцкора», который в августе провел силами флотилии Турку совместные маневры со шведской добровольческой флотилией, прибывшей специально для этого в Турку. В 1930 г. учебно-практическая деятельность флота носила аналогичный характер. В июне были проведены совместные маневры флота и морского «шюцкора» в р-не Борго-Ловиза. Основной задачей этих маневров было определено отражение высадки неприятельского десанта. С 1936 г. на маневрах Военно-морские силы Финляндии приступили к систематическим тренировкам в области взаимодействия флота и авиации.

Не углубляясь в подробное рассмотрение всех последующих предвоенных маневров финского ВМФ, отметим, что их основными темами были:
1) противодесантные действия в шхерах;
2) минно-артиллерийская защита шхерных районов;
3) обеспечение коммуникаций в Ботническом заливе;
4) поддержка фланга армии и фланговые удары из шхер по флоту противника.

Отсюда видно, что финское командование очень точно представляло себе основного противника и задачи своего флота в будущей войне, что в значительной мере помогло предугадать действия КБФ в советско-финляндской войне 1939-40 гг. Вообще, общая направленность всех маневров, проводившихся в предвоенные годы финской армией и флотом, была одной и той же - отражение наступления советских вооруженных сил на Карельском перешейке и возможной высадки советского десанта в шхерном районе Котка-Хамина. Такая однобокость всегда почему-то вызывала подозрения у советского военно-политического руководства и подводила его к мысли об общей антисоветской направленности всей внешней политики Финляндии.

Но при этом забывалось, что Советский Союз был единственной сверхдержавой, граничащей с Финляндией, которая ввиду своего общественно-политического устройства и направленности пропаганды представляла потенциальную угрозу для своего северо-восточного соседа. К тому же данный вариант действий был единственно приемлемым для финской стороны, не обладавшей сильным флотом. В данной ситуации Финляндия предпочитала всячески укреплять свою обороноспособность, а поскольку она напрямую зависела от состояния Военно-морских сил страны, то они получили сильный толчок к развитию (особенно в конце 1920-х гг.).

Конечно же, думать о наступательных действиях своего незначительного военно-морского флота против мощных сил КБФ было бы, для финского военно-морского командования, слишком самонадеянно и рискованно. Главнокомандующий Вооруженными силами Финляндии маршал К.Г. Маннергейм не скрывал, когда докладывал президенту накануне войны, что за 20 предвоенных лет ВМФ так и не удалось «превратить в настоящее средство морской обороны». Поэтому, при сложившейся раскладке сил и средств, финская сторона ухватилась за единственно правильное стратегическое решение - создать, в случае войны, максимально невыносимые условия для действий Краснознаменного Балтийского флота.

Достичь этого можно было следующим путем: ограничить районы его свободного маневрирования путем создания в Финском заливе непрерывной цепи минно-артиллерийских позиций. В основном, финнам удалось претворить этот план в жизнь: в 1930-х гг. было построено значительное количество береговых батарей большого калибра, прикрывавших все важные порты и населенные пункты южной Финляндии от возможных нападений со стороны советского флота. Одним из несомненных достижений командования финских ВМС следует считать создание укрепленного района Макилуото-Куйвасаари, чьи 12-дюймовые батареи почти полностью перекрывали самое узкое место Финского залива.

В связи этим у финского военного руководства созрел весьма любопытный план. По данным финского историка Я. Лескинена, на протяжении 1930-х гг. финским и эстонским военным командованием был разработан совместный план блокирования Финского залива военно-морскими силами обеих стран. По этому плану финские 305-мм артиллерийские батареи на о-вах Куйвасаари и Макилуото, с одной стороны, и эстонские 305-мм и 203-мм артиллерийские батареи на о-вах Найссаар (Нарген) и Аэгна (Вульф), с другой стороны, своим огнем надежно закрывали вход в Финский залив с целью не допустить прорыва боевых кораблей советского Краснознаменного Балтийского флота в Балтийское море.

А сплошное минное заграждение от Найссаара до Макилуото делало это мероприятие практически невозможным. Для поддержки этой минно-артиллерийской позиции военно-морское командование обоих стран предполагало использовать 5 финских и 2 эстонские («Kalev» и «Lembit») подводные лодки. Между Эстонией и Финляндией была установлена прямая телефонная и телеграфная связь путем прокладки кабеля по дну Финского залива. Начиная с 1933 и по 1939 г. регулярно проводились совместные игры и учения флотов и береговой обороны Финляндии и Эстонии на предмет возможности заблокирована сил Краснознаменного Балтийского флота в Финском заливе.

Имел место постоянный обмен разведывательной информацией между сторонами обо всех передвижениях КБФ. Данный план, в случае его претворения в жизнь, мог запереть советский Балтийский флот в восточной части Финского залива. Существование плана совместных действий эстонских и финских ВМС, по мнению ряда авторов, однозначно свидетельствует об ярко выраженной антисоветской направленности оборонительной концепции Вооруженных сил Финляндии. С другой стороны, это был единственно возможный для финнов вариант оборонительной морской войны с Советским Союзом.

Если бы последний начал войну против Финляндии, то его флот (Балтийский) первым делом предпринял бы попытку прорыва из Финского залива в Балтийское море с целью нарушения финских морских коммуникаций (именно этот вариант действий проигрывался на большинстве оперативных игр КБФ в конце 1930-х гг.). В случае же осуществления финско-эстонского плана КБФ оказался бы просто запертым в «Маркизовой луже» и не смог бы никоим образом повлиять на стратегические перевозки противника. Впрочем, план перекрытия Финского залива имел определенные шансы на свое осуществление только лишь в одном случае - при согласии на это правительства Эстонской республики. Но, как известно, в октябре 1939 г. Эстония, согласно пакту о взаимопомощи, предоставила Советскому Союзу все основные свои военно-морские базы.

В новых базах довольно быстро обосновались соединения и части надводных кораблей, подводных лодок, морской авиации и береговой обороны КБФ. Это сделало невозможным какие-либо совместные действия эстонского и финского военных флотов. В результате южный берег Финского залива был для финнов «потерян», а сам план совместной обороны залива сразу потерял свой смысл ввиду резко изменившейся стратегической обстановки. Так что вышеуказанный план имел, скорее, гипотетическое, нежели какое-то практическое значение.

В Раздел