06.05.2017

Развертывание КБФ перед Советско-финляндской войной 1939-1940 гг. (2 часть)

В 13 ч 58 мин командир Отряда особого назначения С.С. Рамишвили получил сигнал «Начало операции», после чего начал фактическое развертывание своего отряда. К 16 ч 15 мин Лавенсаарский отряд ООНа закончил погрузку снаряжения и посадку десантных частей (2 усиленные стрелковые роты) на суда. В 17 ч 30 мин отряд сосредоточился на рейде Выбья, в юго-западной части Лужской губы. В 17 ч начальник штаба флота приказал всем командирам частей: «Прекратить всякое увольнение, быть при противогазах». В 18 ч 10 мин командиру Отряда особого назначения и командующему ВВС КБФ была отправлена Военным советом флота телеграмма следующего содержания: «Начать высадку на острова 13.00 30.11. Обеспечивающие удары ВВС соответственно перенести по времени, с расчетом организации 2-х кратного удара до начала высадки».

В 19 ч начальник штаба флота Ю.А. Пантелеев дал приказание командиру Дивизиона канонерских лодок капитан-лейтенанту Э.И. Лазо о выходе в 3 ч 30 мин 30 ноября по специальному заданию. В 20 ч 45 мин Пантелеев напомнил коменданту Северного укрепленного района комбригу В.М. Карабулькину, чтобы тот знал «местонахождение нашей армии (имеется в виду 7-я армия) на 8 ч. 30 мин. 30.1139 г.». А в 21 ч 29 ноября 1939 г. военные корабли получили приказ Военного совета КБФ: «Корабли нейтральных государств задерживать и обыскивать. В случае наличия контрабандных грузов направлять с призовой командой в Главную Базу. Финские корабли уничтожать»

Однако главные события были еще впереди. В 23 ч 08 мин начальник штаба КБФ приказал всем, участвующим в операции, передать сигнал «Таран» (начало боевого развертывания без применения оружия). В штабы различных сил флота этот сигнал поступал постепенно. Быстрее всех приняла его Береговая оборона - в 23 ч 08 мин, штабы Подводных сил и Охраны водного района получили сигнал в 23 ч 12 мин (2-я бригада ПЛ, например, в 23 ч 30 мин), а штаб Военно-воздушных сил КБФ - только лишь в 23 ч 20 мин. Естественно, что в соединениях и частях Балтийского флота сигнал «Таран» был получен еще позже: к примеру, 61 -я истребительная и 8-я бомбардировочная бригады приняли его в период с 23 ч 25 мин до 23 ч 55 мин.

В 23 ч 25 мин командиру Отряда легких сил капитану 1 ранга Б.П. Птохову была отправлена Военным советом КБФ телеграмма: «С рассветом 30.11 ОЛСу быть в северной части Балтийского моря, задачи по приказу. Возможно появление финских ПЛ в районе позиций наших лодок». Ровно в 24 ч по радио началась трансляция выступления председателя Совета народных комиссаров СССР В.М. Молотова. Он сообщил о том, что Советское правительство «отныне считает себя свободным от обязательств, взятых на себя в силу пакта о ненападении, заключенного между СССР и Финляндией» и что оно признало необходимым «немедленно отозвать из Финляндии своих политических и хозяйственных представителей».

Далее в своей речи Молотов недвусмысленно намекнул, что Главному командованию Красной Армии и Военно-морского флота отдан приказ «быть готовым ко всяким неожиданностям и немедленно пресекать возможные новые вылазки финляндской военщины». Тем самым давалось понять, что решающие события могут произойти в самое ближайшее время. Наконец, в 00 ч 15 мин 30 ноября 1939 г. по Краснознаменному Балтийскому флоту был передан сигнал «Факел» (начало боевых действий). Он был получен достаточно быстро во всех соединениях флота: в штабе ВВС - в 00 ч 22 мин, в штабе Береговой обороны - в 00 ч 25 мин, в штабе Эскадры - в 00 ч 26 мин и в штабе Охраны водного района - в 00 ч 30 мин.

Соединения флота, базировавшиеся в Прибалтике, по понятным причинам получили сигнал «Факел» несколько позже. Так, например, Отряд легких сил принял его в 01 ч 17 мин, а 2-я бригада подводных лодок - только в 2 ч 15 мин. Впрочем, даже в таком ответственном деле, как оповещение флота о начале военных действий, не обошлось без досадных проколов. Командир Отряда легких сил Б.П. Птохов в 2 ч 55 мин вдруг запросил штаб КБФ, что же обозначают таинственные сигналы «Таран» и «Факел». Естественно, что штаб флота был вынужден дать разъяснение по этому поводу. Впопыхах штаб флота забыл оповестить некоторые корабли и даже части флота.

Эсминцы «Гордый» и «Гневный» (как и весь 2-й дивизион эсминцев ОЛСа в целом), вышедшие в дозор в район Хельсинки, вообще не получили сигнала о начале боевых действий, и их командиры находились в полном неведении относительно грядущих событий. Неудивительно, что в первый же день войны эсминцы были обстреляны финской 254-мм береговой батареей с острова Изосаари (правда, от огня батареи эсминцы не пострадали). Интересный случай имел место с подводной лодкой «С-1», которая получила сигнал «Факел», но командир не понял его смысла и даже не поинтересовался, что, же вокруг него происходит.

В результате 2 декабря подлодка преспокойно вернулась в Таллин, ничего не зная о начале военных действий. После того, как сигнал «Факел» был отдублирован по всем соединениям и частям КБФ, началась раздача указаний непосредственным участникам операций и уточнение их боевых задач на первый день войны. В 00 ч 25 мин Военный совет флота приказал обстрелять 30 ноября, в период с 10 до 11 ч, 9-й железнодорожной батареей остров Сейскаари, а 17-й железнодорожной батареей - остров Лавенсаари. Корректировка стрельбы должна была осуществляться с самолета. В 01 ч 30 мин командир Сескаарского отряда капитан 3 ранга М.Г. Иванов сообщил командиру Отряда особого назначения С.С. Рамишвили о начале операции.

В 01 ч 57 мин командир Отряда легких сил Б.П. Птохов был предупрежден о том, что наши подлодки уже вышли на позиции и около 8 ч возможна встреча с ними. Заместитель командующего КБФ капитан 1 ранга В.А. Алафузов в 2 ч 30 мин приказал начать переход 24-го дивизиона ПЛ на позиции с расчетом занять их к 8 ч утра. В 2 ч 52 мин в штаб ВВС КБФ было передано приказание начальника штаба флота о производстве, с рассветом, воздушной разведки до меридиана 27° с целью обнаружения финских кораблей. Около 3 ч ночи, командующий КБФ В.Ф. Трибуц, еще раз подтвердил командиру Дивизиона канлодок Э.И. Лазо свое приказание - открыть огонь по финскому берегу в точно назначенное время.

В 3 ч 10 мин по портам было передано приказание, что с 8 ч утра без разрешения оперативного дежурного штаба КБФ транспорты из Ленинграда выпускать не разрешается. Ночью 30 ноября 1939 г. боевые корабли Краснознаменного Балтийского флота стали выходить из своих баз, чтобы на рассвете уже занять свои позиции согласно плану боевых действий. Так, с 4 ч до 4 ч 12 мин из Кронштадта вышли канонерские лодки «Сестрорецк», «Красная Горка» и «Кронштадт». С 3 ч 30 мин до 5 ч 30 мин на позиции в Финском заливе вышли подводные лодки «М-80», «М-76» и «М-78» из состава 3-й бригады подлодок КБФ.

Отряд особого назначения, выполняя поставленную ему боевую задачу, начал операцию тем, что Отряд корабельной поддержки, входивший в его состав, в 2 ч 30 мин снялся с якоря в Лужской губе и пошел за тральщиками в назначенный ему район, к северу от островов Сейскаари и Лавенсаари. В 6 ч 30 мин снялся с якоря Лавенсаарский отряд, а через 15 минут - и Сейскаарский отряд. В 7 ч 40 мин сторожевые катера №№ 131, 132, 133, 141, 142 и 143, назначенные для участия в десантной операции ООНа, вышли на буксире тральщиков - «ижорцев» №№ 65,101 и 102 из Кронштадта и направились курсом на запад. Итак, до начала боевых действий оставалось всего лишь 20 мин.

В Раздел