04.05.2017

Планы КБФ перед Советско-финляндской войной 1939-1940 гг. (3 часть)

И хотя здесь не сказано, какая именно из сторон может обойтись без объявления войны (советская или неприятельская), это нетрудно понять, исходя из последующих событий (вторжение Красной Армии в Польшу и Финляндию). Из данной директивы наркома ВМФ также следовало, что Финляндия отныне воспринимается уже не как нейтральная, а как враждебная Советскому Союзу держава. Эта неприятная оценка стала результатом несговорчивой позиции финского правительства по целому ряду вопросов (обмен территориями, Аландская проблема), поднятых советским политическим руководством весной-летом 1939 г.

Согласно директиве КБФ совместно с ВВС и сухопутными силами РККА должны были нанести решительное поражение объединенным силам противника путем решения следующих задач:
а) расширить операционный плацдарм, для чего следовало - 1) уничтожить боевое ядро флота лимитрофов и 2) одновременным ударом захватить, вооружить и удерживать острова восточной части Финского залива (Суурсаари, Суур-Тютерсаари, Пиен-Тютерсаари, Лавенсаари и Сейскаари);
б) активными действиями подводных лодок, авиации и минными постановками затруднить базирование германского флота в Або-Аландском архипелаге, Гельсинки и Таллине;
в) содействовать РККА, обеспечивая ее морские фланги;
г) бить противника по частям на всем протяжении Балтийского моря;
д) действиями на коммуникациях и у баз противника подводных лодок, авиации и минными постановками сорвать планомерность войсковых перевозок и грузов, а также уничтожать военные корабли.

Поскольку Краснознаменный Балтийский флот на период военного времени должен был переходить в оперативное подчинение Ленинградского военного округа, то разработка оперативного плана КБФ должна была проводиться «в тесной увязке с Военным советом ЛВО». Однако штаб Ленинградского военного округа, несмотря на неоднократные обращения к нему со стороны Военного совета КБФ, особенно не торопился с разработкой оперативного плана и долгое время не давал флоту конкретных задач по взаимодействию и прикрытию.

В связи с этим 31 августа 1939 г. командующий КБФ флагман 2 ранга В.Ф. Трибуц напомнил Военному совету Ленинградского округа, что составление оперативного плана вообще-то является совместным делом и в случае неполучения четких указаний от него он будет вынужден обратиться прямо в Генеральный штаб РККА и «вести разработку только в части самостоятельных действий флота».

В конце концов, 4 сентября Военный совет Ленинградского военного округа направил Военному совету КБФ директиву № 102б5сс/ов, где просил предусмотреть для Краснознаменного Балтийского флота следующие задачи:
а) в первые дни войны уничтожить морской флот Финляндии и Эстонии в его базах и шхерах;
б) подавить береговые батареи в районе Биоркэ;
в) не допустить оборудования минных позиций и уничтожить существующие артиллерийские батареи в районе Нарген, Поркелауд;
г) захватить острова Севкар, Лавенсаари, Гогланд и Б. Тютерс. При нейтралитете Финляндии захват этих островов осуществить по особому указанию правительства;
д) захваченные острова вооружить установкой на них батарей и оборудовать передовой оборонительный рубеж в районе Гогланд, М. Тютерс, Родшер;
е) предусмотреть активные действия наших подводных лодок в районе Нарген-Поркелауд с задачей не допустить прохода линейных сил флота Германии в восточную часть Финского залива».

С началом военных действий флот должен был оказать содействие продвижению сухопутных войск на Карельском перешейке и быть готовым к овладению островом Биеркэ с последующей высадкой десанта на него. Морскую авиацию, по мнению Военного совета ЛВО, следовало использовать «в интересах флота поморским целям». Процесс оперативного планирования КБФ был несколько нарушен событиями в странах Прибалтики, происшедшими в конце сентября - начале октября 1939 г. Первой страной, подвергшейся советскому нажиму, оказалась Эстония.

Выдвинув эстонскому правительству фактический ультиматум, сводившийся к немедленному заключению пакта о ненападении между СССР и Эстонией, советское военно-политическое руководство решило на всякий случай подстраховаться, если эстонцы проявят неуступчивость. С этой целью 28 сентября 1939 г. командующий войсками Ленинградского военного округа командарм 2 ранга К.А. Мерецков приказал Краснознаменному Балтийскому флоту «в составе всех своих сил быть в полной боевой готовности к утру 29.09.39».

Флоту было поручено, «прикрывшись от латвийского и финского флотов», решить следующие боевые задачи:
1) захватить эстонский флот и не допустить его ухода в нейтральные воды Финляндии и Швеции;
2) нанести сокрушительный удар по морским базам Эстонии;
3) огнем корабельной и береговой артиллерии содействовать наступлению отдельного Кингисеппского стрелкового корпуса в направлении Нарва-Везенберг-Таллин;
4) прикрыть базу флота и не допустить прорыва ВВС противника на Ленинград вдоль Финского залива;
5) подготовить морской десант в составе 4000 бойцов для высадки на побережье Финского залива.

В том случае, если армия Латвии окажет поддержку Эстонии, Краснознаменному Балтийскому флоту было приказано «захватить флот Латвии и не допустить ухода его в нейтральные воды соседних стран». Причем действия КБФ должны были носить энергичный и решительный характер, и направлены «на выполнение поставленных задач в кратчайший срок». Относительно времени перехода в наступление следовало ждать особую директиву. В соответствии с данными указаниями командующий КБФ флагман 2 ранга В.Ф. Трибуц 29 сентября утвердил приказ № 4/оп, имевший красноречивое название - «Операция по участию КБФ в войне с Эстонией» и целый ряд схем-приложений.

В частности, была составлена «Схема бомбардировочных действий ВВС КБФ по кораблям в базах и батареям укрепрайона в г. Таллин», предусматривавшая использование 18 бомбардировщиков «ДБ-3» для ударов по береговым батареям и 27 бомбардировщиков «СБ» - по эстонскому флоту, а также 27 гидросамолетов «МБР-2» для ночных действий против флота и базы Таллина. Морская разведка тем временем сообщала наркому ВМФ о различных «мероприятиях военного характера» в прибалтийских государствах, явно нагнетая и без того напряженную обстановку. Впрочем, эстонское правительство после недолгих раздумий решило удовлетворить все требования Советского Союза, так что военные приготовления оказались излишними.

По тому же пути предпочли пойти и правительства Латвии и Литвы. В результате СССР подписал с Эстонией, Латвией и Литвой договоры о ненападении, согласно которым предусматривалось размещение на их территории ограниченных воинских контингентов и устройство там советских военно-морских и военно-воздушных баз. 5 октября 1939 г. нарком по иностранным делам В.М. Молотов сделал аналогичное предложение и правительству Финляндии, предложив немедленно начать переговоры по ряду политических вопросов.

В Раздел