04.05.2017

Планы КБФ перед Советско-финляндской войной 1939-1940 гг. (5 часть)

С 3 ноября начался третий тур переговоров, которые проходили уже в атмосфере всеобщей напряженности и подозрительности. Обе стороны уже не проявляли стремления к компромиссу: советская делегация упорно желала получить полуостров Ханко или острова поблизости него, а финская делегация, проявляя не меньшее упорство, отказывала нам в аренде этих территорий, считая, что тем самым нарушается территориальная целостность Финляндии. Потеряв интерес к дальнейшим словопрениям, И.В. Сталин уже в начале третьего тура переговоров сделал окончательный выбор в пользу военного решения проблемы.

С 1 по 3 ноября 1939 г. в Кремле состоялось несколько встреч 1 секретаря ЦК ВКП(б) И.В. Сталина с высшими командирами армии и флота. Наиболее представительным было совещание, проходившее 3 ноября. На нем присутствовали нарком обороны СССР К.Е. Ворошилов, начальник Главного политического управления РККА Л.З. Мехлис, заместитель наркома обороны и начальник Главного артиллерийского управления РККА Г.И. Кулик, нарком ВМФ СССР Н.Г. Кузнецов, командующий Северным флотом В.П. Дрозд и ряд других командиров. Хотя стенограммы этого совещания, судя по всему, не сохранилось, тем не менее, нетрудно догадаться, о чем там могла идти речь.

Скорее всего, И.В. Сталин информировал военное руководство о ходе политических переговоров с Финляндией и бесперспективности их дальнейшего ведения, высказал мысль о неизбежности войны и, как вывод, потребовал от командования начать разработку оперативной документации на случай боевых действий с финнами. Только таким выводом можно объяснить тот факт, что именно в этот же день нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов направил Военному совету КБФ директиву № 10254сс/ов, где приказывал Балтийскому флоту «в составе всех сил быть в полной боевой готовности к выполнению следующих задач».

Поскольку директива № 10254сс/ов от 3 ноября 1939 г. стала впоследствии отправной точкой для составления всей последующей документации по оперативному планированию, стоит внимательно ее рассмотреть. Это весьма важный момент, особенно если учесть более позднее высказывание Н.Г. Кузнецова о том, что его «поразили методы подготовки и «планирование» наступления на финском фронте в зиму 1939/40 года». В данном случае Кузнецов, конечно же, подразумевал армейское руководство, но в то же время он сильно слукавил: дело в том, он и сам приложил руку к составлению плана боевых действий КБФ.

Согласно директиве наркома ВМФ Краснознаменный Балтийский флот должен был в случае войны:
а) найти и уничтожить броненосцы береговой обороны Финляндии, не допустив их ухода в Швецию;
б) действиями подлодок и авиации у берегов Финляндии прекратить подвоз морем войск, боеприпасов и сырья;
в) с началом военных действий захватить, вооружить и удержать острова: Гогланд, Большой Тютерс, Лавенсаари, Сескар и Пенисаари;
г) быть готовым к высадке оперативного десанта, по требованию командующего ЛВО (КБФ находился в оперативном подчинении Ленинградского военного округа) во фланг финской армии на Карельском перешейке (Хумалийоки) и огневой поддержке войск ЛВО при захвате укрепленного рубежа Хумалийоки-Вуоксио. Коневец;
д) быть готовым, по требованию командующего ЛВО, к высадке тактического десанта и огневой поддержке с Ладожского озера войск ЛВО при захвате левого фланга финского укрепленного рубежа.

Всю подготовку и занятие исходного положения Краснознаменному Балтийскому флоту следовало провести скрытно, соблюдая все меры маскировки. Надлежало также подготовить бесперебойное управление и связь с командованием войсками ЛВО («соседом»). Кузнецов предупредил командование КБФ, что «о времени перехода к боевым действиям будет дано особое приказание, до получения которого должны быть тщательно отработаны все исполнительные документы и розданы частям в особых пакетах». Все участники операции, до командиров частей и кораблей включительно, должны были получить конкретные задачи.

Нарком ВМФ обязал Военный совет Балтийского флота представить план боевых действий 5 ноября 1939 г. Путем проведения сравнительного анализа двух документов - приказа командующего войсками ЛВО от 29 октября 1939 г. и директивы наркома ВМФ от 3 ноября 1939 г. - получаем интересный результат. Оказывается, что задачи КБФ, поставленные наркомом Н.Г. Кузнецовым в его директиве, практически полностью совпадают по своему содержанию с теми задачами, которые были определены для флота в «Плане операции по разгрому сухопутных и морских сил финской армии», утвержденном Военным советом Ленинградского военного округа.

Точнее, Кузнецов просто воспроизвел в своей директиве три задачи из «Плана операции», разработанного в штабе ЛВО, попутно уточнив их содержание, одну задачу (поддержка войск Красной Армии на Карельском перешейке артиллерийским огнем) он существенно расширил, прибавив к этому десантную операцию, а последнюю, весьма второстепенную, задачу он уже добавил от себя. Таким образом, план боевых действий Краснознаменного Балтийского флота с самого начала носил несамостоятельный характер, будучи выработанным армейским руководством, которое не сильно разбиралось во флотской специфике.

В итоге нарком ВМФ лишь увязал более тесно задачи Краснознаменного Балтийского флота с задачами 7-й армии, с которой ему предстояло взаимодействовать. Подобное безусловное подчинение задач Военно-морского флота задачам Красной Армии объяснялось тем, что еще постановлением Комитета обороны при СНК СССР за № б7сс/ов от 21 апреля 1938 г. было объявлено, что все флоты и флотилии «на военное время передаются в подчинение в оперативном отношении» соответствующим военным округам. В частности, Краснознаменный Балтийский и Северный флоты были подчинены Военному совету Ленинградского военного округа.

Это постановление впоследствии неоднократно подтверждалось приказами наркома обороны СССР и наркома ВМФ. Помимо того, был принят ряд документов, в которых устанавливалась четкая система взаимоотношений между РККА и РКВМФ. Например, 1 октября 1939 г. начальник ГМШ Л.М. Галлер направил начальнику Генерального штаба РККА Б.М. Шапошникову проект приказа № 10201сс о взаимодействии между армией и флотом при обороне побережья, разработанного наркомом обороны К.Е. Ворошиловым и одобренного наркомом ВМФ Н.Г. Кузнецовым.

В данном приказе говорилось следующее: Общей задачей Рабоче-Крестьянского Военно-Морского флота в части непосредственной обороны побережья, кроме самостоятельных (чисто морских) операций на море (по оперплану и приказам центра), является:
а) содействовать частям Красной Армии в отражении десантов при их высадке в местах, где нет укрепленных районов РКВМФ;
б) отражать высадки десантов на участках побережья, входящих в состав укрепленных районов флота;
в) обеспечивать противовоздушную оборону баз, портов и промышленных объектов, входящих в систему обороны флотов;
г) содействовать флангам Красной Армии артиллерийским огнем и высадкой тактических десантов при наступательном движении вдольморского побережья противника;
д) обеспечивать марш-маневр морем и высадку десанта на побережье противника.

В Раздел