04.05.2017

Планы КБФ перед Советско-финляндской войной 1939-1940 гг. (6 часть)

В то же время боевые задачи КБФ вполне соответствовали той номенклатуре задач, которые следовало выполнять флоту в случае войны. Согласно Боевому уставу Морских сил 1937 г. (БУМС-37) в случае войны военно-морской флот должен быть готов к выполнению следующих задач:
1) активно-наступательные действия в открытом море, в воздухе, у побережья и баз противника для достижения оперативных целей, поставленных Морским силам РККА;
2) активная оборона своих укрепрайонов и баз;
3) взаимодействие с сухопутными и воздушными силами РККА для обеспечения их операций в прибрежных районах;
4) обеспечение своих морских перевозок и нарушение коммуникаций противника.

Как полагал известный военно-морской теоретик В.А. Белли, если сделать обобщение возможных задач флота, понимая, в то же время, что их конкретизация на каждом театре находится в зависимости от складывающейся военно-политической обстановки, то можно приблизительно установить основные задачи флота.

Этих задач теоретик насчитал четыре:
1) уничтожение неприятельского флота;
2) борьба за морские сообщения (т. е. обеспечение своих собственных военных и торговых коммуникаций и перерыв коммуникаций противника);
3) борьба за берега (т. е. обеспечение своих собственных берегов от вторжения противника и перенос войны на неприятельскую территорию через море);
4) поддержка флангов армий, выходящих на море.

Итак, как мы видим, все задачи, указанные в БУМС-37 и работе В.А. Белли (поддержка флангов армии, блокада побережья противника, уничтожение неприятельского флота, десантные операции на берег противника), в точности соответствуют боевым задачам, определенным наркомом ВМФ. Таким образом, задачи, поставленные перед Краснознаменным Балтийским флотом, вполне соответствовали руководящим документам ВМФ. Кстати, 3 ноября нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов направил на имя 1 секретаря ЦК ВКП(б) И.В. Сталина и председателя СНК СССР В.М. Молотова директиву за № 102б5сс/ов, в которой поставил перед правительством вопрос о целесообразности объявления Финляндии подводный войны.

По мнению Кузнецова, это следовало предпринять «для предотвращения попыток к оказанию военной помощи Финляндии путем подвоза войск, боеприпасов и сырья со стороны Швеции или какого-либо другого государства». Несколько выходя за рамки своих полномочий, нарком ВМФ просит дать по линии наркомата иностранных дел СССР указания о том, чтобы «объявить, с началом вооруженного конфликта, опасными для плавания кораблей, независимо от флага и национальности, воды вокруг Финляндии в зоне до 30 миль от континента». Забегая немного вперед, стоит отметить, что политическое руководство СССР в лице И.В. Сталина и В.М. Молотова не стало спешить с объявлением подводной войны в отношении Финляндии, это произошло лишь спустя неделю после начала войны - 8 декабря 1939 г.

Причина такой странной медлительности, скорее всего, кроется в том, что советские руководители не хотели, чтобы в первые же дни войны Советский Союз предстал перед мировым сообществом откровенным агрессором. По политическим причинам связанным, в первую очередь, с образованием и деятельностью т. н. «Народного правительства Финляндской демократической республики» было выгодно поддерживать странный, неопределенный статус, который позволял бы вести боевые действия не против финнов или Финляндии в целом, а против конкретного финского «реакционного» правительства.

Тем самым, предполагалось создать у правительств иностранных государств обманчивое впечатление того, что СССР не имеет никаких территориальных претензий к Финляндии, а лишь борется за некую справедливость, выражающуюся в том, чтобы утвердить в данной стране настоящее, «законное» правительство. Сразу же после получения директивы наркома ВМФ № 10254сс/ов штаб Краснознаменного Балтийского флота приступил к разработке необходимой оперативной документации. 3 ноября командующий КБФ флагман 2 ранга В.Ф. Трибуц и член Военного совета флота дивизионный комиссар С.Д. Морозов утвердили «Перечень предварительных распоряжений», а также потребовали от командующего ВВС КБФ комбрига В.В. Ермаченкова немедленно приступить к разработке плана боевых действий ВВС и их подготовке.

4 ноября начальник штаба КБФ капитан 1 ранга Ю.А. Пантелеев утвердил «План работы по директиве народного комиссара ВМФ № 10254сс/ов», где устанавливалась очередность работ по составлению плана боевых действий. Также Пантелеев приказал начальнику 1-го (оперативного) отдела штаба флота капитану 2 ранга Г.Е. Пилиповскому установить «последовательность решения» Балтийским флотом боевых задач и распределить работу между конкретными исполнителями. Основной документ - «Последовательность боевых действий» следовало представить к 12 ч 5 ноября 1939 г. 4 ноября командующий флотом составил (в рукописном виде) два важных документа.

Первый из них касался Военно-воздушных сил КБФ, представляя собой перечень их первых боевых действий, и состоял из 3-х разделов - «Самостоятельные воздушные операции ВВС КБФ - бомбардировочной авиации», «Разведывательные операции ВВС для флота» и «Обеспечивающие воздушные операции». Этот черновик В.Ф. Трибуц направил начальнику штаба Ю.А. Пантелееву с препроводительной запиской, где рекомендовал ознакомить с его проектом начальника оперативного отдела и минимальное число его помощников и «дать свои мнения (пока в карандаше)», а затем - отпечатать как основной документ для действий ВВС, учитывая, что эти операции назначены «на первые дни военных действий».

Второй проект командующего КБФ носил название «Дозор надводных кораблей» и также был послан начальнику штаба. После этого Трибуц отправил к Пантелееву еще одну записку, в которой потребовал, чтобы тот, помимо уже сделанных указаний по операциям ВВС и дозору, «посадил» сотрудников из 1-го и 2-го отделов штаба и командира Охраны водного района за разработку плана тральных операций. При этом командующий флотом поставил непременным условием, что «все это (план операций ВВС и дозора) должно быть занесено в план», а, кроме того, «определены средства для выполнения каждой из поставленных задач». 5 ноября 1939 г. начальник штаба Ю.А. Пантелеев и начальник оперативного отдела Г.Е. Пилиповский представили В.Ф. Трибуцу на утверждение очень важный документ, напечатанный всего в двух экземплярах и являвшийся основным приложением к оперативному плану, - «Последовательность боевых действий КБФ»

В Раздел