06.05.2017

Планы КБФ перед Советско-финляндской войной 1939-1940 гг. (8 часть)

С целью предупреждения КБФ от внезапного нападения флота противника и для упреждения неприятеля в развертывании следовало установить систематическое наблюдение подлодками и авиацией за военно-морскими базами Финляндии и Швеции, а также иметь постоянный дозор у своих баз. Недопущение перевозок морским путем из Швеции в Финляндию мыслилось «осуществить действиями ПЛ в узлах коммуникаций: Готланд-Эланд-Ландсорт-Готланд, Або-Оландские острова и Умео-Раума». Как и следовало ожидать, «Общий план» явился лишь производным от вышеупомянутой директивы наркома ВМФ, вобрав в себя и все ее недостатки.

Прежде всего, перед Балтийским флотом было поставлено слишком много задач - больше, чем он мог реально выполнить. Тем самым усилия флота (и особенно - Военно-воздушных сил) уже на начальном этапе войны распылялись сразу по нескольким направлениям. Причем в плане прямо не говорилось, какие задачи следует считать главными, а какие - второстепенными. Другим крупным его недостатком была непродуманность, а точнее, нереальность некоторых боевых операций (в частности, по уничтожению финских броненосцев). Этого не смог отрицать впоследствии даже командующий КБФ В.Ф. Трибуц: «Наша документация оказалась по ряду важнейших боевых операций нереальной».

Наконец, совершенно неверно оценивались возможные действия ВМФ противника. Командование флотом самоуверенно считало, что с началом войны финский флот непременно бросится спасаться в Швецию, но никто даже не подумал о другом варианте его действий. А ведь на этом несерьезном предположении была спланирована целая операция по уничтожению броненосцев противника - с использованием бомбардировочной авиации и подводного минного заградителя «Л-1». Нарком ВМФ рассмотрел и, по словам начальника Главного морского штаба Л.М. Галлера, «в основном» одобрил план Военного совета КБФ, потребовав лишь отработать выполнение ряда задач.

Кузнецов, естественно, не стал устранять недостатки, содержащиеся в плане, но даже кое в чем усилил их. К примеру, он потребовал уничтожить финские броненосцы береговой обороны «при любых условиях погоды и времени суток (интересно, а как он себе это представлял?) в первые же дни войны», а заодно дал приказание авиации Балтфлота уничтожать катера «щюцкора» «на всем протяжении шхер (интересная задача!) Финского залива»86 Можно подумать, что ВВС КБФ больше делать было нечего, как гоняться за какими-то катерами, которых к тому же у финнов было более 300 штук.

Получив указания наркома ВМФ, начальник штаба КБФ Ю.А. Пантелеев 6 ноября приказал начальнику 1 отдела штаба Г.Е. Пилиповскому разработать, учитывая пожелания Н.Г. Кузнецова, «варианты плана решений операций» и подготовить их для доклада к вечеру 10 ноября. А 10 ноября в Ленинграде состоялось совещание Военного совета КБФ, на котором присутствовал заместитель наркома ВМФ И.С. Исаков, прибывший на Балтику специально для того, чтобы проконтролировать подготовку флота к войне.

Исаков вместе с командующим КБФ В.Ф. Трибуцем, членом Военного совета М.Г. Яковенко и другими командирами рассмотрел представленный план боевых действий и, по его словам, «основного ничего не менял», но зато дал несколько практических указаний, так как «были упущения по связи, управлению, взаимодействию», Командующий флотом Трибуц, по мнению И.С. Исакова, реагировал на это «правильно, обещал доложить исполнение». Кроме того, на этом совещании Военный совет КБФ поручил разработать план операции по захвату островов Суурсаари, Сейскаари и Лавенсаари в восточной части Финского залива.

В период с 11 по 13 ноября начальник штаба ОЛС капитан 2 ранга В.М. Нарыков разрабатывал операцию по захвату самого крупного острова - Гогланд (Суурсаари). В 22 ч вечера 13 ноября в Ленинграде состоялось совещание Военного совета ЛВО, на котором обсуждался план боевых действий флота. На совещании присутствовали 1-й секретарь ленинградского горкома и обкома ВКП(б) секретарь ЦК ВКП(б) А.А. Жданов, 2-й секретарь ленинградского горкома ВКП(б) А.А. Кузнецов, командующий войсками ЛВО командарм 2 ранга К.А. Мерецков, заместитель наркома ВМФ флагман флота 2 ранга И.С. Исаков и еще «23 участника разработок».

Доклад по плану боевых действий КБФ делал начальник штаба Ю.А. Пантелеев, так как Трибуц отсутствовал. Заслушав доклад, Жданов «отметил не доработанность и отставание от соседа (Ленинградского военного округа)», в результате чего в план были «внесены существенные изменения». Учитывая сложившуюся ситуацию с оперпланом, Исаков попросил наркома ВМФ лично выехать в Ленинград и разобраться на месте либо же разрешить ему прибыть в Москву, «чтобы было единство». 16 ноября подробный план действий отдельных соединений КБФ был доложен прибывшему в Ленинград наркому ВМФ Н.Г. Кузнецову.

Нарком одобрил в целом план, выдав ряд частных замечаний. Вплоть до 20-х чисел ноября 1939 г. оперативный план КБФ не менялся, но буквально за неделю до начала военных действий произошло окончательное уточнение боевых задач Краснознаменного Балтийского флота. 21 ноября командующий войсками Ленинградского военного округа командарм 2 ранга К.А. Мерецков направил Военному совету КБФ директиву № 4716. В принципе, она не противоречила предыдущим документам, но в, то, же время несколько расширяла рамки поставленных флоту задач.

К уже имевшимся пяти основным задачам Балтийского флота теперь прибавились еще две:
д) не допустить подхода иностранных судов и высадки иностранных войск на Аландских островах;
е) с продвижением наших войск в глубь южной части Финляндии захватить Ганге (полуостров Ханко) и использовать его как передовую базу для нашего флота»

В Раздел