02.05.2017

Морская разведка КБФ накануне советско-финляндской войны (4 часть)

Положение с личным составом и средствами в отделе остается аналогичным, как и при операциях против Эстонии, за исключением приобретения, очень правда, небольшого опыта в подготовке операций личным составом отдела. Посылка сотрудников через третьи страны, при отсутствии осведомительной сети в интересующих странах, не могла разрешить поставленных задач при той калейдоскопической смене обстановки. Поэтому весь командный состав агентурного аппарата был направлен, независимо от его прежнего направления работы, на подбор сотрудников, их подготовку и переброску для получения сведений с противника.

Накануне войны с Финляндией Разведотдел КБФ провел следующие специальные операции:
1) 11 октября 1939 г. в р-не мыса Лайвасланиеми высажен сотрудник «В». Задача - личным наблюдением выяснить обстановку в прибрежной полосе Карельского перешейка от места высадки до границы с СССР. Операция проводилась на катере отдела, в обеспечении находилось 2 катера морпогранохраны. Сотрудник «В» из разведки не возвратился;
2) 29 октября 1939 г. на остров Лавенсаари были высажены 2 сотрудника «С» и «А». Задача - выяснить наличие вооружений, воинских частей и морских частей шюцкора. Сотрудники высаживались с катера морпогранохраны «МО-4», а второй катер находился в обеспечении. Военных сооружений на острове не обнаружено, воинских частей также. Данные подтверждены после занятия острова;
3) 6 ноября 1939 г. были высажены 2 сотрудника «С» и «А» на остров Сейскаари. Задача - установить, имеются ли сооружения оборонительного порядка и войсковые части на острове. Данные разведки подтвердились с занятием острова;
4) Произведена кинофотосъемка участка побережья.

Наряду с этим способом добывания сведений о противнике в этот период времени интенсивно работала радиоразведка по наблюдению за флотом Финляндии, и был организован радиоперехват работы различных заграничных агентств. Информационным отделением ежедневно выпускались разведывательная сводка и сводка иностранной прессы. Имевшиеся сведения по военно-морским силам Финляндии были обработаны и выпущены отдельной брошюрой. Следует отметить факт неиспользования материалов и документов частями и соединениями КБФ, которые были изданы и разосланы в различные сроки до 1939 г., это положение относится и к штабам всех степеней.

Говоря о неудовлетворительной постановке разведывательного дела на КБФ накануне советско-финляндской войны, следует сделать некоторые пояснения. Еще в ходе проведения оперативно-тактических игр и учений по боевому управлению в марте-апреле 1939 г. выяснилось, что вопросы организации разведки, предварительного изучения театра военных действий и вооруженных сил вероятного противника не получили должного внимания ни со стороны начальника Разведывательного отдела КБФ, ни со стороны командиров соединений и штаба КБФ. В документации игр не присутствовали планы разведки и другие документы, характеризующие действия по добыванию сведений о противнике.

Отдельные задачи по разведке ставились преимущественно авиации и подводным лодкам, но общей системы разведки и разработки разведывательных операций не было. Причину такого печального состояния дел в морской разведке можно пояснить следующим обстоятельством. Начальник РО КБФ капитан 2 ранга А.А. Филипповский, делая замечания по поводу организации и ведения разведки во время оперативной игры КБФ, проходившей с 26 по 28 марта 1939 г., основной упор сделал на то обстоятельство, что обе стороны («красная» и «синяя») сами должны были предпринять разведку боем, чтобы добыть необходимые разведывательные данные о противнике.

По мнению начальника РО, «особенно это необходимо было для «красной» стороны, при выяснении мест установки артво-оружения на о-вах». Кроме того, Филипповский посоветовал командирам лучше работать с картами, лоциями и др. документами, где, по его мнению, содержалась вся необходимая информация. Из данного заключения видно, что начальник РО флота занял в этом важнейшем вопросе более чем странную, отстраненную позицию. Фактически, все функции разведки он решил переложить на командиров соединений КБФ (т. е. на войсковую разведку). Таким образом, агентурная разведка и аэрофоторазведка фактически самоустранялись от сбора разведывательных данных.

Недостатки в работе Разведывательного отдела КБФ объяснялись также и тем, что в течение долгих предвоенных лет сбором информации в отношении Финляндии он занимался меньше всего, так как основные усилия сосредотачивались на крупных капиталистических государствах Европы, располагавших значительными флотами (Великобритания, Германия, Франция, Италия). Незначительные военно-морские силы «лимитрофов» интересовали командование КБФ в последнюю очередь, ибо им в грядущей войне отводилась совсем незначительная роль. Как небезосновательно считал начальник штаба Ю.А. Пантелеев, «Финляндией занимались меньше всего».

Об этом свидетельствует следующий факт: согласно данным, приведенным в «Отчете по боевой подготовке КБФ с 1.01 по 20.10.37», из 901 командира и начальника, изучавших иностранные языки, 431 занимались английским, 418 - немецким, 40 - французским, 5 - финским, 4 - шведским, 2 - эстонским и 1 - польским. Таким образом, лишь 12 человек (1,3%) занимались изучением языков соседних с СССР стран. Нечего и удивляться тому, что большая часть данных по финским ВМС оказалась либо неверной, либо плохо проверенной.

Да и возможности их получения, по выражению начальника штаба КБФ Ю.А. Пантелеева, «всей системой работы РО за прошлые годы сведены были к минимуму». Частично эта ситуация была вызвана и тем обстоятельством, что Разведотдел флота с 1935 г. организационно не входил в состав штаба КБФ и был подчинен непосредственно Военному совету флота, поэтому в своей работе он оторвался от текущих потребностей флота. 9 июня 1939 г. начальник Главного морского штаба флагман флота 2 ранга Л.М. Галлер утвердил составленные штабом «Методические указания по изучению противника», где было указано на основные недостатки в организации морской разведки.

Эти недостатки сводились к следующему:
1) отсутствие системы и непрерывности в ведении разведки, результатом чего было отставание от современных требований;
2) изучение противника велось нецелеустремленно; игры, учения и занятия проводились без достаточной оперативно-тактической оценки возможностей противника;
3) при изучении противника в группах комсостава почти не учитывался состав изучающих и их последующая специализация;
4) внимание Военного совета и штаба флота к столь важному вопросу оперативно-тактической подготовки было явно недостаточным, что сказалось в слабом руководстве, организации и обеспечении;
5) руководство войсковой разведкой практически отсутствовало.

Все это, по мнению начальника ГМШ, «приводит (сплошь и рядом) на учениях; играх и иных занятиях к неправильным решениям и действиям командиров, в ряде случаев как непосредственному следствию их слабого знания противника, неумения правильно оценить, анализировать его возможности».

Удивительно, но лишь 19 июня 1939 г. начальник штаба КБФ капитан 1 ранга А.П. Шергин дал задание начальнику Разведывательного отдела флота капитану 2 ранга А.А. Филипповскому - разузнать следующие данные о противнике:
1) дислокацию и движение в море флотов Германии, Польши, Швеции и Финляндии;
2) наличие вооружения и воинских гарнизонов на островах Финского залива, особенно в восточной части;
3) сухопутные карты островов Суурсаари, Суур-Тютярсаари, Лавенсаари, Сейскаари и подробное описание мест высадки десанта на них;
4) время и место минных и сетевых постановок в Финском, Рижском и Ботническом заливах;
5) план борьбы противника с нашими лодками;
6) узлы движения торговых судов противника в Балтийском море и многое другое.

В Раздел