24.05.2017

Флотоводческое искусство Петра Великого (4 часть)

Наиболее сильной стороной Петра I как флотоводца явилось умение его организовать непрерывное и эффективное стратегическое взаимодействие армии и флота. Он был одним из немногих флотоводцев прошлого, кому удавалось так успешно решать эту сложную проблему военного и военно-морского искусства. Наиболее ярко такое стратегическое взаимодействие проявилось в ходе кампании 1712-1714 гг. и на заключительном этапе Северной войны, когда гребной флот с десантом при поддержке парусного флота в 1719-1721 гг. совершил ряд смелых набегов на побережье Швеции, что вынудило ее в итоге подписать мирный договор с Россией на условиях, продиктованных Петром I.

Петра I также отличало умение глубоко и всесторонне анализировать обстановку на театре с учетом всех ее элементов и принимать обоснованные решения в выборе направления главного удара как в войне в целом и отдельно взятой кампании, так и в бою. Принимая ответственные решения, он всегда учитывал соотношение сил на театре, сильные стороны своих армии и флота и уязвимые места противника. Например, уступая в линейных кораблях, Петр I уклонялся от генеральных сражений со шведским парусным флотом в открытом море и стратегические задачи в вооруженной борьбе на Балтийском театре стремился решать путем широкого использования гребного флота, в численности которого Россия значительно превосходила Швецию.

Особенно большой вклад в Петр I внес в такие виды боевой деятельности, как взятие приморских крепостей и десантные действия. Взятие приморских крепостей Азова (1696 г.) и Выборга (1710 г.) войсками обеспечивалось активными действиями гребных судов, которые поддерживали войска артиллерийским огнем, блокировали крепости с моря и осуществляли воинские перевозки. Во время финляндской кампании 1712-1714 гг. и в набеговых действиях на побережье Швеции в 1719-1721 гг. Петр продемонстрировал высокие образцы умения организовать комбинированные действия армии, гребного и корабельного флотов и руководить ими.

Он смело применял обходные маневры и наносил решительные удары по наиболее важным береговым опорным пунктам противника, захват которых обеспечивал дальнейшее продвижение армии и флота на приморских направлениях. Высадку морских десантов на побережье Швеции гребной флот производил с большим искусством. Десанты высаживались скрытно и внезапно, на широком фронте, одновременно в нескольких пунктах, что затрудняло для противника определение направления главного удара десантных войск и вынуждало его распылять силы противодесантной обороны. Началу десантных действий предшествовала обычно тщательная разведка шхерных фарватеров и побережья в местах намеченной высадки.

С моря десанты прикрывались, как правило, парусным флотом. В боевых действиях на море (особенно на заключительном их этапе) Петр I важное место отводил действиям парусного флота по нарушению морских коммуникаций противника, используя для этого быстроходные суда - фрегаты, бригантины и шнявы, а для их поддержки привлекались линейные корабли. Они действовали как одиночно, так и небольшими отрядами. Одна из важных особенностей флотоводческого искусства Петра I - разумное сочетание им наступательных и оборонительных действий флота.

Она хорошо прослеживается на протяжении всей Северной войны, но наиболее ярко проявилась в последние годы военных действий, когда обстановка на Балтийском море обострилась в связи с проявлением враждебных действий английского флота. И, тем не менее, выступление его на стороне Швеции не остановило Петра I от проведения намеченных наступательных действий в 1719-1721 гг., лишь заставило усилить оборону в Финском заливе, особенно Санкт-Петербурга. Умелое сочетание наступательных и оборонительных действий позволило вооруженным силам России успешно выполнить намеченный план кампании.

Немалый вклад Петр I внес в развитие тактики морского боя, который он рассматривал в качестве основной формы решения стоявших перед флотом задач в вооруженной борьбе на море. В Гангутском сражении гребным судам бой вести пришлось в основном с галерами противника. В Эзельском бою с обеих сторон участвовали лишь парусные корабли, а в Гренгамском с русской стороны действовали гребные суда, а со стороны шведов - парусные. Несмотря на то, что в этих боевых действиях участвовали разные силы (гребные суда и парусные корабли), а бои велись в различных условиях (в районе шхер и в открытом море), в основе их лежало петровское требование не держаться линейной тактики, «яко слепой стены», а подходить к ней творчески и действовать в зависимости от конкретной обстановки.

Это важнейшее условие достижения успеха было полностью соблюдено не только в Гангутском сражении, в котором флотом командовал лично Петр I, но и в других боях, когда русскими кораблями командовали его сподвижники. Тактическое искусство, проявленное русскими моряками в Гангутском сражении, в боях у Эзеля и Гренгама, характеризовалось хорошо организованной разведкой перед боем, умелым использованием географических и метеорологических условий, широким применением маневра для занятия выгодной для атаки позиции и таких решительных тактических приемов ведения боя, как прорезание строя неприятельских кораблей, взятие противника в два огня, охват флангов, окружение и абордаж.

Неотъемлемым качеством Петра I как флотоводца было умение правильно оценивать обстановку перед боем и в ходе боя и принимать обоснованные тактические решения, направленные на разгром или пленение противника и достижение победы. Он всегда требовал от своих командиров тщательной подготовки кораблей и оружия к бою, применения новых, неожиданных для противника тактических приемов, нанесения сосредоточенных ударов превосходящими силами на решающих направлениях, проявления разумной инициативы, упорства и настойчивости в достижении цели.

Опыт Северной войны показал, что тактика отечественного флота, разработанная Петром I, его соратниками и учениками, в своем развитии ушла значительно вперед по сравнению с шаблонной линейной тактикой, которой придерживались западноевропейские флоты в XVIII в. Большое внимание Петр I уделял разведке, которую рассматривал в качестве важнейшего вида боевого обеспечения деятельности флота. В отличие от шведов, явно ее недооценивавших, Петр I умело организовывал разведку на театре и поэтому всегда знал местонахождение и состав флота противника, а также чем он занимается.

Так, для наблюдения за шведскими кораблями русское командование на заключительном этапе Северной войны постоянно держало фрегат в Южной Балтике - на подходах к главной базе флота противника Карлскруне. Хорошо организованная разведка на театре являлась одним из важных факторов, обеспечивавших успешное решение флотом поставленных перед ним задач. Для достижения победы в бою Петр I важное значение придавал духовному фактору, поэтому всегда требовал от офицерского состава быть примером для своих подчиненных.

В Раздел