12.05.2017

Гибель линейного корабля «Audacious», 1914 год (1 часть)

Не считая попытки германских миноносцев, пресеченной «Undaunted», с 17 октября немцы ничего не предпринимали, чтобы помешать прибрежной операции в Бельгии. Подобное упущение особенно примечательно, потому что в это время Гранд-Флит был не в состоянии быстро собраться для встречи Флота открытого моря на юге. В течение всей бельгийской операции адмирал Джеллико находился со всем линейным флотом у западных берегов Шотландии, кроме одной или двух эскадр для поддержки крейсерских дозоров. Неприятельские подводные лодки по-прежнему проявляли активность.

18 октября сообщили о двух подводных лодках, замеченных в проливе Норт-Минч, якобы грузивших горючее с наливного парохода в Сторновей. Энергичные поиски миноносцев не увенчались успехом, но, с другой стороны, видимо, и лодки не обнаружили место пребывания флота. Становилось необходимым усилить секретность передвижений флота, и Адмиралтейство взяло под контроль все северное и западное побережье Шотландии и северное побережье Ирландии. Сначала предполагалось объявить запрещенной зоной все побережье Шотландии к северу от Caledonia Canal, включая Инвернесс и острова, но затем сочли эту меру излишней и применили ее только впоследствии.

Главнокомандующий флотом предлагал объявить запрещенной зоной район, начиная от Абердина вокруг Шетландских островов и Гебридских островов до Исландии, считая, что этим будут прикрыты проливы Норт-Минч, Пентленд-Ферт и проход островов Фэр-Айл, и, кроме того, это значительно облегчит операции не только против судов, питающих и поддерживающих подводные лодки, но также против военной контрабанды. Его желание иметь дозоры траулеров в различных пунктах северного побережья, было исполнено, и новые дозорные районы устанавливались по мере поступления таких судов.

План адмирала Джеллико все-таки не вполне соответствовал требованиям обстановки. Крайние северные пути оставались открытыми. Наш посланник в Копенгагене сообщал, что значительная часть контрабанды, попадающая в Скандинавию для Германии, идет по пути к северу от островов Фаро и затем по берегу Норвегии. Северный патруль адмирала Де Чера был установлен для наблюдения именно за этой «дорогой», но он систематически отвлекался на другие задачи, вследствие того что адмирал Джеллико так и не получил свою 6-ю крейсерскую эскадру. Из судов этой эскадры он имел только крейсер «Drake», который вместе со вспомогательным крейсером «Mantua» находился с особым поручением в Архангельске.

Главнокомандующий просил увеличить число вспомогательных крейсеров, так как угольный запас судов этого типа делал их очень удобными для крейсерской службы. Крейсеры были обещаны, а до их прибытия адмиралу Де Черу приказали часть его судов (10-й крейсерской эскадры) послать к югу от островов Фаро, вспомогательный же крейсер «Alsatian» отправить к северу от него. Крейсеры не обнаружили в этом районе большого движения - за октябрь Северный патруль осмотрел не более 50 судов. Прошедшие суда были под скандинавскими флагами, задержать пришлось только два, оба норвежских.

В западном направлении района произошел интересный случай с пароходом «Oskar II», задержанным линейным кораблем «Hibernia». На нем оказался австрийский посол в Японии с чинами посольства, следовавший из Токио в Рим. Посол энергично протестовал, и пароход спешно освободили. 20 октября Адмиралтейство получило сведения от агентов, которым оно доверяло, о том, что стоявшие в Данциге крейсеры с миноносцами и подводными лодками вышли в Северное море, ввиду чего адмирал Битти вышел в море. Его отправили с 1-й эскадрой линейных крейсеров и с 1-й эскадрой легких крейсеров произвести поиск от Фэр-Айл к Скагерраку совместно с 4-й флотилией эскадренных миноносцев из Кромарти.

Однако не исключалась возможность, что полем деятельности неприятеля являлось не Северное море. Среди различных вопросов, обсуждавшихся на недавнем совещании в Лох-Эв, обсуждалась также возможность посылки наших подводных лодок в Балтику для нападения на Флот открытого моря. Имелись сведения об его частых маневрах между островом Борнхольм и проливом Зунд, так что случай представлялся заманчивым. Главнокомандующий был крайне заинтересован в этой операции, и по его инициативе были предприняты соответствующие шаги, дабы выяснить, минирован ли Зунд.

Когда выяснилось, что Зунд, по-видимому, свободен, коммодор Кийс 11 октября получил приказание привести план в исполнение, отправив три лодки. Были выбраны «Е-1» (капитан-лейтенант Лоренс), «E-9» (капитан-лейтенант Хортон) и «E-11» (капитан-лейтенант Насмит). Согласно полученным инструкциям, они должны были пройти Зунд ночью, дабы избежать дозорных судов немцев между островом Рюген и шведским берегом, а затем искать случая, атаковать Флот открытого моря. Израсходовав горючее, им надлежало идти в Либаву и продолжать свои операции оттуда впредь до дальнейших распоряжений.

О том, что Либавский военный порт оставлен, равно как и о постановке немцами при входе в него заграждения, наш штаб не имел представления. «E-1» ночью 17 октября благополучно прошла Зунд и на следующее утро на расстоянии 2 кабельтов от себя увидела один из дозорных крейсеров, опознанный как «Фюрст Бисмарк». Опустившись в положение для атаки, капитан-лейтенант Лоренс выпустил две торпеды через минуту одна за другой. Одна прошла под крейсером, от другой он уклонился, вовремя положив руля. Спустя два часа были замечены еще два крейсера, но подойти достаточно близко лодка не смогла.

Флот открытого моря не показывался, и «Е-1» следующий день провела у Борнхольма. Тем временем «E-9» также вошла в Зунд. Не имея возможности пройти до рассвета, как это удалось «E-1», капитан-лейтенант Хортон, опасаясь быть замеченным многочисленными коммерческими судами, пролежал весь день 18 октября на грунте. С наступлением темноты он продолжал поход и после неоднократных встреч с миноносцами 20 октября благополучно прошел дозорную линию. «Е-1» в это время пошла в Данцигскую бухту, где, всплыв у самого Нейфарвассера, увидела три крейсера, стоявших в бассейне.

В Раздел