25.07.2017

Пират Генри Морган (2 часть)

Затем Морган отобрал 470 добровольцев и отправил их на борту 4 кораблей и 1 барки на захват форта Сан-Лоренсо-де-Чагрес. Это укрепление прикрывало вход в устье р. Чагрес, откуда флибустьеры планировали начать свой поход через перешеек. Передовой отряд возглавил вице-адмирал флотилии Джозеф Брэдли, поднявшийся на борт фрегата «Мейфлауэр». Форт был взят после жесточайшего сражения, стоившего жизни многим флибустьерам, включая Брэдли. Тем временем Морган, остававшийся на Санта-Каталине, приказал сниматься с якорей. Выйдя в открытое море, пиратский флот взял курс на крепость Сан-Лоренсо.

Отремонтировав захваченный форт, Морган, решил, не мешкая готовиться к походу через перешеек. 8 января (по данным Моргана – «в понедельник девятого») отряд численностью от 1200 до 1400 человек двинулся в беспрецедентный поход через Панамский перешеек. Поскольку этот поход и ожесточенный бой под стенами Панамы, имевший место 18 января 1671 года, уже неоднократно описывался различными авторами, мы опустим рассказ о нем и посмотрим, что же случилось после этого. Когда флибустьеры вступили в Панаму, весь город уже был объят пламенем. Эксквемелин утверждал, что поджог был осуществлен пиратами.

Его информацию опровергает автор «Правдивого отчета…», писавший, что, войдя в город, «мы вынуждены были бросить все силы на тушение огня, охватившего дома наших врагов, которые они сами подожгли, чтобы не дать нам возможности ограбить их; но все наши усилия были напрасны, ибо к полуночи весь город сгорел, кроме части пригорода, которую благодаря великим стараниям мы ухитрились сберечь, включая две церкви и около трехсот домов». Всю ночь флибустьеры простояли в окрестностях Панамы, а на рассвете снова вошли в город – точнее, в то, что от него осталось.

Раненых доставили в церковь одного из монастырей, вокруг которой устроили арсеналы и установили орудийную батарею. Проведя в Панаме три недели и «добросовестно разграбив все, что попадалось ему под руку на воде и на суше», Морган отдал приказ готовиться к уходу. 14 февраля 1671 года флибустьеры вышли из города, ведя за собой 175 мулов, груженных ломаным и чеканным серебром, а также заложников – 500 или 600 мужчин, женщин, детей и рабов. Добыча, взятая Морганом в Панаме, могла стоить 6 млн. эскудо. Сам Морган оценил всю добычу в 30 тыс. фунтов стерлингов.

По сведениям главного хирурга экспедиции Ричарда Брауна, серебро и другая ценная добыча стоила около 70 тыс. фунтов стерлингов, не считая иных богатых товаров, но людей обманули, на каждого пришлось всего по 10 фунтов, не считая негров-рабов. Как бы то ни было, самый грандиозный поход флибустьеров Вест-Индии принес им сравнительно скромный доход. Вернувшись в Порт-Ройял, Морган 20 апреля составил отчет о панамской экспедиции, который был представлен губернатору и Совету Ямайки. 31 мая в Спаниш-Тауне состоялось заседание ямайского Совета, члены которого вынесли адмиралу публичную благодарность.

В Испании известие о падении Панамы произвело ошеломляющее впечатление. Английский посол Уильям Годолфин писал, что королева-регентша была «так расстроена, так рыдала навзрыд и металась в ярости, что те, кто был рядом с ней, боялись, как бы это не сократило ей жизнь». Англо-испанский договор, подписанный 8 июля 1670 года, оказался под угрозой срыва. Годолфин старался успокоить испанских министров, уверяя, что его правительство непричастно к «панамской акции». Всю вину за сожжение Панамы правительство Карла II возложило на губернатора Ямайки. Новый губернатор острова сэр Томас Линч получил предписание арестовать Модифорда и выслать в Англию для суда.

В ноябре опальный губернатор был помещен в Тауэр, где, впрочем, содержался с совершенным комфортом. Моргана выслали в Англию на борту фрегата «Уэлкам» в апреле 1672 года. Никакого обвинения против него выдвинуто не было, поскольку считалось, что он выполнял поручение официальных властей. Что касается бывшего ямайского губернатора, то к нему суд отнесся благосклонно: вину его «доказать» не удалось. Дело о «панамской акции» постепенно превратилось в фарс и закончилось тем, что Карл II назначил Модифорда главным судьей Ямайки, а Моргана возвел в рыцари (в ноябре 1674 года) и отправил туда же в качестве вице-губернатора.

Принимая столь необычное решение, король учел «его преданность, благоразумие и храбрость, а также долгое знакомство с этой колонией». В течение четырнадцати лет Морган занимал пост вице-губернатора Ямайки, постоянно конфликтуя с назначавшимися туда губернаторами. Его упрекали в тайных сделках с пиратами и недостойном королевского офицера поведении. В конце концов, бывший король флибустьеров спился и серьезно заболел. Знаменитый врач и коллекционер, основатель Британского музея Ганс Слоан, проживавший в те годы на Ямайке, был приглашен осмотреть больного экс-флибустьера.

Моргана он нашел «худым, с землистым цветом кожи, глаза желтоватые, живот выдающийся, или выпуклый». Пациент жаловался на отсутствие аппетита, слабость, тошноту и понос. Слоан решил, что виной тому – «пьянство и (распутная) ночная жизнь». Сэр Генри Морган скончался в Порт-Ройяле 25 августа 1688 года. На следующий день тело его привезли в правительственное здание Порт-Ройяла, затем в церковь Св. Екатерины, а оттуда на кладбище Палисадос, где оно было предано земле.

Корабли, стоявшие в гавани, устроили в его честь артиллерийский салют. Таким образом, бывшему королю флибустьеров Ямайки были оказаны адмиральские почести. Говорят, что семья американского магната Джона Пирпонта Моргана позже вписала имя прославленного ямайского флибустьера в свою родословную и весьма гордилась данным обстоятельством.

В Раздел