03.08.2017

Российский флот в Русско-турецкой войне 1768-1774 гг. (2 часть)

Шторм не пощадил и корабли. Спиридов решил задержаться в Англии, чтобы отремонтировать суда, спасти людей от недуга и вообще дать личному составу отдых, так как в дальнейшем пути их ожидали не меньшие трудности. И здесь в Англии снова Спиридов получает письмо от недовольной Екатерины II: «Прошу вас, для самого Бога, соберите силы душевные и не допускайте до посрамления перед целым светом. Вся Европа на вас и на вашу экспедицию смотрит». По указанию Екатерины II, русский посол в Англии И.Г. Чернышев прибыл из Лондона в Гулль и, не считаясь с тем, что на эскадре было много больных, именем «матушки-государыни» потребовал от Спиридова ускорить выход кораблей в море.

Адмирал вынужден был 10 октября покинуть Гулль, где остались для продолжения ремонтных работ часть поврежденных судов и до двухсот больных, находившихся на излечении в береговом госпитале. Спиридов пошел на этот крайний шаг, противоречивший здравому смыслу, только потому, чтобы как-то успокоить царицу. Спиридов дал указание командирам оставшихся кораблей выходить в море самостоятельно по мере окончания ремонта. Пунктом сбора эскадры был назначен порт Магон на острове Менорка, входящем в состав Балеарского архипелага (восточная часть Средиземного моря).

Накануне выхода Г.А. Спиридова из Гулля, 9 октября 1769 г., покинула Кронштадт и направилась в Средиземное море вторая эскадра под командованием контр-адмирала Д. Эльфинстона. В дальнейшем на Средиземное море с Балтики было послано еще три отряда кораблей под командованием контр-адмиралов И.Н. Арфа, В.Я. Чичагова и С.К. Грейга. Они следовали по проложенному Спиридовым маршруту. Поэтому им не пришлось испытать всех трудностей, что выпали на долю первопроходцев. В результате межтеатрового маневра на Средиземное море в распоряжение графа А.Г. Орлова было направлено более 50 кораблей различных классов.

Адмирал Г.А. Спиридов, державший флаг на линейном корабле «Евстафий», к месту сбора эскадры прибыл 18 ноября, а остальные корабли - позже. Несмотря на огромные трудности, вызванные главным образом неблагоприятными метеорологическими условиями и наличием в составе эскадры устаревших кораблей, русские моряки, вопреки предсказаниям недругов и на удивление Европы, успешно завершили переход в Средиземное море. Командиры кораблей и весь личный состав эскадры приобрели богатый практический опыт плавания при любой погоде.

Эскадра прибыла на театр военных действий соединением, способным решать поставленные перед ним задачи. Спиридов разумно использовал длительный переход для повышения уровня боевой подготовки эскадры, ставшей основным боевым ядром русского флота на Средиземном море в период Архипелагской экспедиции. Он проявил себя как прекрасный организатор и великолепный моряк, способный находить оптимальные решения в самых сложных военно-политических условиях и поддерживать высокий моральный дух личного состава. Боевые действия его эскадры начались в феврале 1770 г.

Планом, предложенным графом А.Г. Орловым и одобренным Екатериной II, флоту надлежало оказывать всемерную помощь греческим повстанцам. В инструкции, данной Спиридову лично Екатериной II, указывалось: «Во всех случаях, сколько возможно будет, и морскими вашими силами и согласно его требованиям (Орлова) действовать, ибо главные успехи должно ожиданы быть на сухом пути, а ему, графу Орлову, по долгой его там бытности и знанию довольно известным быть должны тамошния обстоятельства и народы».

Этот план в своей основе был нереальным, так как повстанцы, которым отводилась главная роль в военных действиях на полуострове Морея, были плохо обучены и вооружены, а русские десантные войска - слишком малочисленны, чтобы вести крупные наступательные действия на суше против турецких регулярных войск. Кроме того, турецкий флот, господствовавший в Эгейском море, мог беспрепятственно доставлять на Морею подкрепления; русские же такой возможности не имели. Но, ни А.Г. Орлов, ни императрица не видели ошибочности замысла плана военных действий против Турции на Средиземноморском театре; потребовались какое-то время и неудачи повстанцев, чтобы они осознали его несостоятельность.

17 февраля десант с помощью кораблей овладел портом Витула, затем совместно с греческими повстанцами развернул наступательные действия на побережье полуострова Морея. Чтобы обеспечить базирование русских кораблей, решено было занять турецкую приморскую крепость Наварин, расположенную на западном побережье Морей. 31 марта корабли «Три святителя» и «Иануарий» высадили в районе Наварина морской десант с осадной артиллерией во главе с И.А. Ганнибалом (дед А.С. Пушкина), являвшимся крупным специалистом в области морской артиллерии. С 4 по 10 апреля корабельные и осадные орудия непрерывно бомбардировали крепость, десант штурмовал ее с суши.

Турецкий гарнизон нес большие потери и 10 апреля, не выдержав губительного артиллерийского огня, капитулировал. Это была первая крупная победа, одержанная на Средиземном море русским флотом под руководством Г.А. Спиридова. В осаде и взятии Наварина особенно отличился бригадир морской артиллерии И.А. Ганнибал, который искусно руководил осадой крепости и управлял огнем артиллерии. В мае 1770 г. к побережью Морей подошла вторая эскадра под командованием контр-адмирала Д. Эльфинстона. С ее прибытием общее командование над объединенной эскадрой взял на себя граф А.Г. Орлов.

Но так как он не был моряком и совершенно не разбирался в военно-морском деле, то командующим флотом на Средиземном море фактически был адмирал Г.А. Спиридов. К этому времени уже выявилась ошибочность расчета А.Г. Орлова на активную помощь местного населения. Вначале греческие повстанцы, поддержанные русскими десантами, добились в борьбе с турками определенного успеха. Когда же турецкое командование перебросило в Морею крупные подкрепления, они стали терпеть поражения. Их нестойкость не раз ставила русские десантные войска в критическое положение.

Адмирал Спиридов, оценив обстановку в Морее, предложил Орлову перенести центр тяжести борьбы с сухопутного направления на море, где имелись шансы уничтожить турецкий флот и установить господствующее положение. Орлов согласился и донес Екатерине II: «Хотя, кроме крепостей, вся Морея и очищена от турок, но силы мои так слабы, что я не только не надеюсь завладеть ею, но и удержать завоеванные места... Лучшее из всего, что мне можно будет сделать, это укрепить себя сухим путем и морем, зажечь огонь во всех местах, каков в Морее, пресечь подвоз провианта в Царьград и делать нападение морской силой». Приняв решение о развертывании активных боевых действий против турецкого флота, Орлов приказал снять русские войска с побережья Мореи, взорвать все крепостные сооружения в Наварине и оставить полуостров.

22 мая эскадры Спиридова и Эльфинстона соединились у острова Китира (Цериго). По совету адмирала Спиридова, обе эскадры под общим командованием графа Орлова, поднявшего кайзер-флаг на линейном корабле «Три иерарха», направились в Эгейское море на поиск турецкого флота. По полученным от разведки сведениям, противник находился между островом Хиос и Малоазиатским побережьем. Вечером 23 июня русский флот подошел к Хиосскому проливу и здесь обнаружил турецкие корабли, стоявшие на якоре. На следующий день началось одно из крупнейших сражений парусных флотов - Чесменское.

В Раздел