03.08.2017

Чесменское сражение 1770 г. и боевые действия русского флота в Архипелаге (1 часть)

Сражение состояло из двух боев - в Хиосском проливе 24 июня и в Чесменской бухте в ночь на 26 июня. К началу боя в Хиосском проливе в русской эскадре имелось 9 линейных кораблей, 3 фрегата, бомбардирский корабль и 17 вспомогательных судов с общим вооружением 820 орудий. Командовал ею граф А.Г. Орлов, авангардом - адмирал Г.А. Спиридов, находившийся на линейном корабле «Евстафий», арьергард эскадры возглавлял контр-адмирал Д. Эльфинстон, державший свой флаг на корабле «Не тронь меня». Турецкие военно-морские силы насчитывали 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и до 50 вспомогательных судов (всего 1430 орудий).

Возглавлял флот Ибрагим Хасан-паша, но перед сражением он сошел на берег и боем фактически руководил адмирал Хасан-бей Джезаирли. Турецкий флот имел почти двойной численный перевес в линейных кораблях, фрегатах и артиллерийском вооружении. Однако у русской эскадры были выше подготовка и морально-боевые качества личного состава. Турецкий флот стоял на якоре недалеко от Малоазиатского побережья. Корабли были построены в две дугообразные линии. В первой находилось 10 наиболее мощных линейных кораблей, во второй - 6 линейных кораблей и на флангах 4 фрегата.

Два фрегата и все вспомогательные суда стояли в беспорядке за боевыми кораблями, ближе к берегу. Построение турецкого флота было чрезвычайно скученным. Интервалы между кораблями в линиях - небольшие, поэтому корабли второй линии фактически не могли использовать артиллерию против атакующего с моря противника. Несмотря на то, что с момента появления русской эскадры в проливе и до начала боя прошло более 5 часов, турецкое командование не произвело никаких изменений в боевом построении кораблей и утратило, таким образом, преимущество в артиллерии.

Утром 24 июня, когда русская эскадра приблизилась к противнику, и граф Орлов увидел турецкую армаду, то «ужаснулся», как он писал после боя в своем донесении Екатерине II. Не зная, что ему «предпринять должно», он решил отправиться на «Евстафий», чтобы посоветоваться с адмиралом Спиридовым. Сюда же прибыли младшие флагманы С.К. Грейг и Д. Эльфинстон. На совещании по настоянию Спиридова было принято решение немедленно атаковать турецкий флот. Им же был предложен необычный и неожиданный для противника план атаки.

Правильно оценив обстановку, в частности уязвимость боевого построения турецкого флота, учитывая слабую подготовку экипажей и низкие морально-боевые качества личного состава неприятеля, адмирал Спиридов предложил линейные корабли построить в кильватерную колонну и по ветру спуститься под прямым углом на противника на предельно короткую дистанцию, затем развернуться бортом к нему и нанести мощный артиллерийский удар по авангарду и части центра кораблей первой линии. При этом мыслил Г.А. Спиридов, остальные вражеские корабли, прижимаемые ветром к берегу, не смогут прийти на помощь атакованным кораблям первой линии, после уничтожения, которых планировалось нанести аналогичный удар по кораблям второй линии.

План боя, предложенный Спиридовым, не имел ничего общего с принципами линейной тактики, господствовавшей в то время в странах Западной Европы, так как вместо основного принципа, требовавшего равномерного распределения кораблей в линии баталии, что неизбежно приводило к распылению сил и нерешительности морских сражений, адмирал положил в основу плана боя иной принцип - сосредоточение превосходящих сил против части неприятельских. Это позволило уровнять соотношение сил на главном направлении атаки.

Правда, Спиридов рисковал, поскольку при спуске эскадры на противника под прямым углом головной корабль еще до выхода на дистанцию артиллерийского огня мог попасть под продольные бортовые залпы кораблей первой линии неприятеля. Но адмирал рассчитывал, что из-за слабой выучки экипажей турецкие корабли в момент сближения с русской эскадрой потерпят фиаско. Утром 24 июня русская эскадра, войдя в Хиосский пролив, по сигналу А.Г. Орлова построилась в кильватерную колонну и приготовилась к бою. Для первого залпа, имевшего важное значение, особенно в бою на коротких дистанциях, все орудия были заряжены двумя зарядами.

В 11 часов по сигналу флагмана «Начать атаку» эскадра стала спускаться на противника. В авангарде, возглавляемом Спиридовым, шли 3 линейных корабля. Головным из них была «Европа» под командованием капитана 1 ранга Ф. Клокачева - одного из наиболее образованных, хорошо подготовленных и храбрых офицеров эскадры. Поэтому не случайно, что Спиридов в голове эскадры поставил его корабль: в период сближения с противником он подвергался наибольшей опасности. Около 11 часов 30 минут турецкие корабли, когда головной корабль русской эскадры подошел к ним на дистанцию 3,5 кабельтова, открыли сильный артиллерийский огонь, сосредоточив его главным образом на авангарде Спиридова.

Но так как они стреляли по рангоуту и парусам, стремясь затруднить движение русских кораблей и заставить их отказаться от атаки, то огонь противника не причинил особого вреда. Русские корабли продолжали сближаться без единого выстрела. Они имели приказ открыть огонь только по приходе на дистанцию мушкетного выстрела (полкабельтова). Сколько надо было иметь хладнокровия и выдержки, чтобы под градом неприятельских ядер сближаться без единого ответного выстрела! При подходе на дистанцию открытия огня головной корабль «Европа» из-за опасения выскочить на камни вышел из строя, чем вызвал крайнее неудовольствие Спиридова.

Не зная истинной причины маневра Клокачева, он сгоряча крикнул с палубы своего корабля: «Господин Клокачев, поздравляю вас матросом». Позже Г.А. Спиридов сожалел о случившемся инциденте, тем более что Ф. Клокачев в бою действовал превосходно. В 12 часов авангард, сблизившись с турецкими кораблями на дистанцию полкабельтова, развернулся влево и из всех орудий произвел мощный залп по заранее распределенным целям. Несколько турецких кораблей получили серьезные повреждения. Особенно сильно пострадал флагманский корабль «Реал-Мустафа», по которому огонь вел флагманский корабль Спиридова «Евстафий».

Однако и линейные корабли авангарда русских - «Европа», «Евстафий» и «Три святителя» получили повреждения в рангоуте и парусах. Вслед за авангардом в бой вступили корабли центра, а к концу боя - и арьергарда. Бой принял чрезвычайно ожесточенный характер. Центральным событием, решившим исход первого этапа Чесменского сражения, явился бой между флагманскими кораблями «Евстафий» и «Реал-Мустафа». Начался он с дистанции 50 м, когда «Евстафий» произвел по турецкому флагману первый сокрушительный залп и причинил ему серьезные повреждения. Но и «Евстафий», по которому вели огонь одновременно 5 турецких кораблей, сильно пострадал.

В Раздел