03.08.2017

Чесменское сражение 1770 г. и боевые действия русского флота в Архипелаге (3 часть)

За линейными кораблями и фрегатами в ожидании атаки находились брандеры. После часовой бомбардировки на одном из неприятельских кораблей в результате попадания брандскугеля возник сильный пожар; пламя начало перебрасываться на близстоящие суда. На турецких кораблях началась паника, и ослаб ответный огонь, что создало благоприятные условия для атаки брандеров. Тогда по сигналу с флагманского корабля в 1 час 45 минут брандеры под прикрытием артиллерийского огня линейных кораблей пошли в атаку. Каждому из них заранее была назначена определенная цель.

Два брандера не смогли подойти к кораблям противника, третий сцепился с уже горящим судном, и только брандер, которым командовал лейтенант Д.С. Ильин, блестяще выполнил задачу. Под огнем противника он подошел к 84-пушечному линейному кораблю, сцепился с ним и поджег его. После этого команда брандера села на шлюпку, и, когда отошла от подожженного корабля на безопасное расстояние, Ильин спокойно скомандовал: «Суши весла», чтобы посмотреть, как неприятельский корабль взлетит на воздух. Вскоре произошел мощный взрыв. Сотни горящих обломков разлетелись по всей Чесменской бухте, поджигая турецкие корабли.

Бухта превратилась в огромный пылающий факел. «Легче вообразить, - отметил в своем журнале С.К. Грейг, - чем описать ужас, остолбенение и замешательство, овладевшие неприятелем: целые команды в страхе и отчаянии кидались в воду, поверхность бухты была покрыта множеством спасавшихся людей, но немного из них спаслись». Другой очевидец этого кошмара писал: «Пламя с ужасающей быстротой разливалось во все стороны, один за другим взлетали на воздух турецкие корабли, вместе с людьми, бегавшими по их палубам и не решавшимися броситься в воду и плыть к берегу. Русские продолжали осыпать пожарище дождем бомб, ядер и пуль».

Бесстрашная атака брандера лейтенанта Д.С. Ильина явилась кульминационной точкой напряженного боя в Чесменской бухте и определила исход сражения. Пожар в бухте бушевал всю ночь. Корабли противника взрывались и взрывались. В 4 часа русские корабли прекратили огонь - почти весь турецкий флот был уничтожен. Из 15 линейных кораблей, 6 фрегатов и большого количества вспомогательных судов уцелели и были пленены линейный корабль «Родос» и 5 галер. Русский флот потерь в кораблях не имел, а из всего личного состава погибли только 11 человек.

Потери же турок составляли около 11 тыс. убитыми и ранеными. Чесменское сражение закончилось выдающейся победой русского флота над вдвое превосходящим по численности кораблей турецким флотом, который был целиком уничтожен. В донесении о результатах сражения президенту Адмиралтейств-коллегии И. Г. Чернышеву Спиридов писал: «Честь Всероссийскому флоту, с 25 на 26 неприятельский военный флот... атаковали, разбили, разломали, сожгли, на небо пустили, потопили и в пепел обратили, а сами стали быть во всем Архипелаге... господствующими».

Победа русского флота потрясла Европу, потому что достигнута была не числом, а умением, благодаря нешаблонности замысла ведения боевых действий, применению новых тактических приемов, высоким морально-боевым качествам русских моряков и хорошей подготовке кораблей эскадры к бою, а также распорядительности адмирала Г. А. Спиридова.

Военно-морское искусство русского флота пополнилось новыми принципами ведения боя:
- сосредоточением превосходящих сил против части сил неприятельского флота;
- атакой в ночное время и нанесением по кораблям противника комбинированного удара с использованием артиллерии и брандеров;
- организацией взаимодействия в бою между брандерами и кораблями артиллерийской поддержки;
- сочетанием различных методов ведения боя с использованием артиллерии, брандеров и абордажа;

Высокие образцы военно-морского искусства, проявленного русскими моряками в Чесменском сражении, явились результатом, прежде всего флотоводческого творчества адмирала Г.А. Спиридова, который был душой флота, выдающимся организатором и фактическим руководителем всех военных действий во время Архипелагской экспедиции на Средиземном море. Его совершенно справедливо можно назвать героем Чесмы номер один. Однако лавры победы достались графу А.Г. Орлову, которого наградили орденом Святого Георгия 1-й степени и ему же дали титул Чесменского.

В Чесменском сражении самоотверженно действовали и младший флагман контр-адмирал С.К. Грейг, командиры кораблей капитан 1 ранга А.И. Круз («Евстафий»), Ф. Клокачев («Европа»), Хметевский («Три святителя»), лейтенант Д.С. Ильин (командир брандера) и многие другие. Все они были награждены различными орденами. Адмирал Спиридов был удостоен ордена Святого Андрея Первозванного. Подлинными героями Чесмы были тысячи матросов, которые на своих плечах вынесли основную тяжесть беспримерного для того времени труднейшего перехода из Балтийского моря в Средиземное.

Они под ураганным огнем бесстрашно управляли парусами, обеспечивая точное выполнение маневров кораблей в бою, обслуживали артиллерию и метким огнем поражали неприятельские корабли, добровольно шли на брандеры, заведомо зная, что могут погибнуть. Но эти рядовые Российского военно-морского флота не были удостоены «матушкой-императрицей» орденов, а были награждены лишь денежными премиями в размере годового оклада. Уничтожение основных сил турецкого флота в Чесменском сражении и достижение господства в Эгейском море открывали путь русскому флоту к Дарданеллам и к столице блистательной Порты - Константинополю.

Адмирал Спиридов, оценив стратегическую обстановку, сложившуюся после Чесменской победы, предложил Орлову воспользоваться благоприятными условиями, в частности, отсутствием у противника морских сил, совершить прорыв через Дарданеллы и ударом флота по Константинополю заставить турок капитулировать. В успехе подобной операции были уверены и все моряки эскадры. Но сомневался в этом А.Г. Орлов. Он не пожелал прислушиваться к разумным и обоснованным рекомендациям многоопытного флотоводца и отверг их.

В Раздел