03.08.2017

Чесменское сражение 1770 г. и боевые действия русского флота в Архипелаге (4 часть)

Главнокомандующий отдал предпочтение более спокойным и менее рискованным действиям, связанным с блокадой Дарданелл и развертыванием крейсерских операций по нарушению турецких коммуникаций в восточной части Средиземного моря. Таким образом, успех, достигнутый русским флотом в Чесменском сражении, из-за нерешительности А.Г. Орлова не был полностью реализован. Турецкое правительство во главе с султаном, ожидая тем временем нападения русского флота на Константинополь, временно покинуло столицу.

После уничтожения турецкого флота в Чесменском сражении русские военно-морские силы в июле 1770 г. приступили к решению возложенных на них А.Г. Орловым задач по блокаде Дарданелл и нарушению турецких коммуникаций в восточной части Средиземного моря. Эти действия преследовали цель пресечь или же максимально затруднить подвоз в Константинополь продовольствия и сырья из Греции, Египта и Сирии и заставить турецкое правительство прекратить войну. Для блокады Дарданелл и крейсерских действий на турецких коммуникациях русскому флоту крайне необходима была база, которой могла стать турецкая крепость Пелари на острове Лемнос.

18 июля 1770 г. русская эскадра под командованием А.Г. Орлова попыталась овладеть ею. На остров был высажен десант численностью 1300 человек, а с моря крепость заблокировали корабли. Около месяца корабли и батареи, установленные на берегу, бомбардировали Пелари. Противник дрогнул и начал переговоры об условиях капитуляции. Но 25 сентября турецкие суда, воспользовавшись тем, что Эльфинстон самовольно прекратил блокаду Дарданелл, прорвались к Лемносу и доставили гарнизону Пелари подкрепления из Константинополя. Тогда турки прекратили переговоры. Успешно начатая операция по захвату крепости была сорвана.

За самовольство контр-адмирал Эльфинстон был отстранен Орловым от командования, отправлен в Санкт-Петербург и уволен с русской службы. После неудачной попытки овладеть крепостью русское командование в начале декабря приступило к оборудованию базы в порту Ауза на острове Парос. Здесь построили адмиралтейство с ремонтными средствами, казармы и госпиталь. Для защиты базы с моря на берегу установили батареи3. В течение всего последующего периода боевых действий в Архипелаге порт Ауза использовался в качестве главной базы русского флота в Эгейском море. В декабре 1770 г. с Балтийского моря прибыла третья эскадра под командованием контр-адмирала Арфа.

Численный состав флота в Средиземном море был доведен до 10 линейных кораблей, 2 бомбардирских судов, 20 фрегатов и нескольких десятков небольших парусных и гребных судов. Во главе объединенной эскадры по-прежнему находился граф А.Г. Орлов. Но фактически боевыми действиями продолжал руководить Г.А. Спиридов. Исходя из поставленных задач и учитывая географические особенности театра, изобиловавшего островами, и направления коммуникаций противника в Эгейском море, адмирал Спиридов разработал следующий способ действий русского флота в Архипелаге.

Небольшие отряды кораблей, преимущественно фрегаты и более мелкие парусные суда, поочередно сменяя друг друга, постоянно держались у Дарданелл, выполняя задачи блокадного дозора. Главные силы флота находились в базе Ауза на острове Парос в повышенной боевой готовности к выходу в море, чтобы в случае необходимости поддержать корабли дозора или же перехватить неприятельские суда, вышедшие из Дарданелл в Эгейское море. Между дозорными кораблями и главными силами флота постоянно маневрировали крейсерские отряды, контролировавшие наиболее оживленные участки турецких коммуникаций в Эгейском море.

Такой способ действий позволял наиболее эффективно решать задачу блокады Дарданелл и нарушения коммуникаций противника. В 1772 г., когда в Архипелаг с Балтийского моря прибыла четвертая эскадра под командованием контр-адмирала В.Я. Чичагова, русский флот получил возможность значительно расширить зону своих действий, распространив ее на все Восточное Средиземноморье - от Ионических островов до побережья Египта и Сирии. Русские корабли неоднократно бомбардировали и блокировали порт Бейрут, через который турки вывозили в Константинополь зерно.

Так, в июне 1773 г. отряд кораблей в составе 5 фрегатов и нескольких более мелких парусных судов под командованием капитана 2 ранга Кожухова подверг сильной бомбардировке Бейрутский порт, а затем более двух месяцев блокировал его с моря, не допуская выхода транспортных судов с продовольствием в Турцию. Наряду с блокадой Дарданелл и нарушением морских коммуникации русский флот производил систематические набеги на турецкие приморские крепости и порты, расположенные на побережье Эгейского моря. Неоднократным нападениям подвергались, Ковала, Пелари, Митилини, Чесма, Бодрум и ряд других крепостей и портов.

За время Архипелагской экспедиции русский флот произвел 18 артиллерийских обстрелов турецких береговых объектов и высадил более 60 тактических десантов численностью от нескольких сот до нескольких тысяч человек. В результате этих действий было уничтожено большое количество строившихся военных кораблей и находившихся в портах торговых судов противника, а также захвачены большие запасы продовольствия. После Чесменского сражения Турция пыталась восполнить потери флота. Используя французских специалистов и финансовую помощь Франции, она развернула строительство новых кораблей в Константинополе и на верфях Эгейского побережья.

По мере восстановления боеспособности флота турецкое командование намеревалось направить его для борьбы с русским флотом в Архипелаге, прежде всего против Аузы, чтобы лишить русские корабли базы. 12 октября 1772 г. командованию эскадры стало известно о сосредоточении в Патрасском заливе 25 кораблей и подготовке их к нападению на Аузу. Для уничтожения неприятельского флота 25 октября был послан отряд кораблей под командованием капитана 1 ранга Коняева в составе 2 линейных кораблей, 2 фрегатов и нескольких более мелких парусных судов. 28 октября в 10 часов Коняев, войдя в залив, обнаружил стоявшую на якоре под защитой береговых батарей крепостей Лепанто и Патрас турецкую эскадру (8 фрегатов и 14 более мелких парусных судов).

Сблизившись с противником на дистанцию 2 кабельтова, русские корабли стали на якорь и открыли огонь по турецким фрегатам. От попадания брандскугелей на них вскоре возникли пожары. К 13 часам были уничтожены 7 фрегатов и 8 шебек противника. Единственный уцелевший турецкий фрегат оказался настолько поврежденным, что на следующий день затонул. В отряде Коняева один человек был убит, семь ранены, все корабли остались целы. Таким образом, Патрасский бой закончился новой блестящей победой, сорвал план турецкого командования по захвату базы на Паросе и укрепил господство русского флота в Эгейском море.

В Раздел