08.08.2017

Первый период войны против торговли (1915 г.) 7 часть

Операция должна была быть поддержана Флотом Открытого моря, и подводные лодки были выставлены как западня на случай появления британских кораблей. Гайер говорит, что минные поля, поставленные немцами в 1915 г. в Северном море, оказались не особенно действительными; их присутствие скоро было обнаружено траулерами, и район отмечался как опасный. В действительности, поскольку поставленные мины не вытраливались, они представляли лишнюю опасность для подводных лодок, пересекавших Северное море. С другой стороны, лодки фландрской флотилии находили новые приказы весьма стеснительными.

Непрерывный поток нейтральных судов в южной части Северного моря требовал осмотра и обысков; это не могло пройти вне сферы их действий. Однако в заграждении Дувр - Кале были найдены участки, через которые могли проходить подводные лодки. Лодка UC-11 совершила быстрый поход для постановки заграждения около южного Гусинского плавучего маяка. 10 июня миноносец № 12 подорвался в устье Темзы; его спутник № 10, подошедший, чтобы взять его на буксир, тоже коснулся мины и подорвался. Оба пошли ко дну. В течение июня в результате нападений на рыбачий флот Северного моря и Южного Уэлса погибло 58 малых судов.

Каждое рыбачье судно было теперь драгоценно, так как сотни их были реквизированы для патрульной службы и траления. Поэтому была сделана решительная попытка устранить эту опасность. Было решено включить в группы рыбачьих судов траулеры-ловушки, и эта идея сразу же увенчалась успехом. 5 июня траулер-ловушка «Ошиэник II» был атакован лодкой U-14 (Хаммерле); другие питерхэдские траулеры подошли и открыли частый огонь по нападавшей лодке. Воспользовавшись этим случаем, «Хок» таранил U-14; лодка затонула, 27 человек команды было спасено, погиб только лейтенант Хаммерле, оставшийся внутри своей лодки.

На время этот район был очищен, но 23–24 июня не менее 16 оркадских рыболовных судов было уничтожено подводными лодками U-19 и U-25. Последняя лодка была таранена при погружении и была принуждена вернуться с повреждениями. Однако за этот месяц нападения на рыболовные суда стоили немцам еще одной лодки. 19 июня крейсера, входившие в состав 3-й крейсерской эскадры, производя поиск в Северном море, встретились с линией из четырех подводных лодок. Атакованные крейсера отразили нападение противника. На следующий день «Арджил» едва успел уклониться от торпеды с U-40; «Роксборо» был менее счастлив и был поврежден другой торпедой, выпущенной с U-38. Затем лодки разделились.

М. Валентинер на U-38 появился на юго-западных подходах и потопил несколько судов. Он настиг и уничтожил пароход компании Лейланд «Арминиен» (8825 т), капитан которого был принужден сдаться после погони, стоившей жизни 29 человек команды. М. Валентинер (фамилию которого следует запомнить) был сменен Швигером на U-20 и Форстманом на U-39. Эта пара утопила около 20 союзнических и нейтральных судов и атаковала дюжину прочих. Между их жертвами был транспорт с лошадьми «Энгло-Калифорниен» (7333 т), обстрелянный и настигнутый 4 июля. Лейтенант Парслоу оказал столь энергичное сопротивление, что, хотя ценой своей жизни, ему удалось отбить атаки, пока его противник не был отогнан патрулями.

Он был посмертно награжден орденом Виктории в 1919 г. 9 июля Швигер сделал другую «ошибку», атаковав пароход линии Кьюнард «Ордьюна», приняв это 15 499-тонное судно за «небольшой неприятельский пароход», подтверждая немецкую пословицу «волк всегда найдет предлог, чтобы съесть ягненка». Вскоре после того, как Валентинер отделился от U-40 (Фюрбрингер), последняя сама ввязалась в предприятие, закончившееся ее гибелью. Выйдя в свое первое крейсерство 18-го, она неосторожно атаковала рыбачьи суда у Эбердина. К этому времени идея тральщика-ловушки была еще более усовершенствована. С мая такие траулеры посылались в море, имея на буксире одну или даже две подводные лодки типа «С», соединенные телефоном с буксирующим судном.

Надеялись, что германские лодки, увидя буксир, явно тащащий за собой сеть, будут спровоцированы на атаку по кажущемуся безобидным рыбачьему судну. Тогда шкипер траулера должен был сообщить по телефону буксируемой лодке о положении, курсе и действиях лодки противника. Британская лодка могла отдать буксир и незаметно сблизиться с атакующим. 8 июня траулер «Таранаки» и подводная лодка С-27, действуя в подобной комбинации, потерпели неудачу, но теперь, наконец, был достигнут успех. 23 июня траулер «Таранаки» с подводной лодкой С-24 на буксире в 40 милях к юго-востоку от Эбердина заметил U-40; согласно плану, пока траулер привлекал на себя внимание противника, С-24 пыталась отдать свой конец буксира.

Конец заело, поэтому траулер вынужден был отдать свой конец. Невзирая на 100-саженный буксирный трое и телефонный провод, висевшие на носу, С-24 удалось выправить свой дифферент и занять позицию, прежде чем трос намотался на ее винты. Вид команды траулера, покидающей свое судно, настолько увлек команду U-40, что она не заметила находившегося вблизи перископа. Торпеда ударила в корпус лодки, которая немедленно взорвалась, и только 3 чел., находившиеся наверху (в том числе Фюрбрингер), не были похоронены на своей разбитой лодке. Накануне в беду попала еще одна германская лодка.

На Боркумском рейде затонула U-30; за исключением 3 человек, находившихся на верхней палубе, остальная команда, запертая внутри своего корабля, погибла медленной смертью. U-30 пролежала на дне 3 месяца. После подъема она подверглась ремонту, но с этих пор за ней утвердилось прозвище «Иона»; тем не менее, ко дню перемирия она была единственной уцелевшей лодкой своего типа. В Северном море снова вышла после ремонта U-25, безуспешно атаковавшая 1 июля у Морей-Фирта крейсер «Хемпшир». С 15 по 19 июля у острова Фэйр началась большая охота за лодками; 16-го канонерская лодка «Спидуэл» таранила U-41 и повредила ее перископ.

Было получено сообщение о другой лодке, запутавшейся в сетях у острова Фэйр; 20-го замаскированные вооруженные траулеры «Гэннер» и «Куикли» из Грэнтона имели столкновение у Бел-Рок еще с одной лодкой, по их сообщению потопленной, хотя верных доказательств этого не было получено. Этот бой интересен тем, что в донесении о нем впервые было сообщено о применении глубинных бомб. В это время было замечено, что одна германская подводная лодка постоянно находится у Гебридских островов с целью перехвата судов, доставляющих снабжение для Гранд-Флита, и здесь в июле впервые было с успехом применено судно-ловушка.

Когда в ноябре подводные лодки впервые появились в Английском канале, был атакован небольшой пароход из Сен-Мало; покойный адм. сэр Хедуэрт Мью, командующий в Портсмуте, подал мысль спрятать орудия в его палубном грузе овощей. Было снаряжено судно-ловушка «Викториен»; за ним последовал почтовый пароход Большой восточной ж. д. «Антверп», нормально курсировавший между Гарвичем и Хук-ов-Холленд. Затем в Скапа были оборудованы 5 старых угольщиков, и один из них, «Принс Чарлз», пролил первую кровь. Выйдя в море для привлечения внимания противника, судно-ловушка должно было заманить лодку к себе на дистанцию прямого выстрела, внезапно открыть огонь и уничтожить противника.

22 июля к западу от Оркнейских островов рыбачий флот подвергся нападению U-36. В течение этого и следующих двух дней капер уничтожил 9 рыбачьих судов и 3 торговых судна - французское, русское и норвежское. Было также сделано безрезультатное нападение на вооруженный торговый пароход «Коломбелла». Затем U-36 захватила американский парусник «Пас-ов-Балмэха». Посадив на приз команду, она отправила его в германский порт. На «Пас-ов-Балмэха» была захвачена партия британской команды, так как до встречи с U-36 он был задержан вспомогательным крейсером «Викториен». К вечеру 24 июля «Принс Чарлз» в 10 милях на WNW от Норт-Рона заметил U-36 (Греф) около датского парохода «Луизе»

В Раздел