24.08.2017

Русские конвои. Решительная защита (1 часть)

Следующие два русских конвоя - PQ-13 и QP-9 - состояли из 19 судов каждый. Они покинули Исландию и Мурманск 20 и 21 марта соответственно. Адмирал Тови снова заранее развернул свои силы, чтобы парировать возможные действия противника. На этот раз конвои прикрывала эскадра вице-адмирала А.Т.Б. Кертейса, состоящая из линейного крейсера «Ринаун» (флагман), линкора «Дьюк оф Йорк» и авианосца «Викториес». Обратный конвой добрался до цели без происшествий, хотя тральщик «Шарпшутер» из состава сил эскорта отличился, потопив подводную лодку U-655. Зато конвою, следовавшему в Россию, повезло меньше.

Через 4 дня после выхода он попал в жестокий шторм, разбросавший корабли по всем 32 румбам. Шторм бушевал 4 дня, и когда 27 марта командир эскорта решил собрать своих подопечных, то не увидел никого - горизонт был чист. Суда конвоя рассеялись на протяжении 150 миль. Корабль коммодора, танкер «Ривер Афтон», не смог идти против ветра, и его снесло к Лофотенским островам. Самым восточным оказался «Эмпайр Рейнджер», который в гордом одиночестве шел в 80 милях к северу от мыса Нордкап. В 40 милях за кормой у него шла группа из 6 транспортов, которую прикрывал вооруженный траулер.

Еще в 35 милях дальше на запад шел транспорт «Гарпалион» в сопровождении эсминца «Фьюри». В 65 милях за кормой у них находились еще 6 транспортов в сопровождении эсминца «Эклипс», китобойца «Сумба» и траулера «Пейнтер». Крейсера «Тринидад» и «Нигерия» разыскивали отставших примерно в 100 милях на юго-запад от острова Медвежий. Следующий день выдался ясным и солнечным, лишь изредка налетали снежные заряды. Конвой все еще не мог восстановить строй. В 10.00 крейсер «Тринидад», который в течение ночи следовал на восток, заметил немецкий разведывательный самолет.

Противник не стал откладывать дело в долгий ящик, и вскоре начались атаки пикировщиков, которые продолжались весь день. Однако немцам удалось потопить только 2 судна: оказавшийся впереди всех «Эмпайр Рейнджер» и «Рейсланд», оторвавшийся от восточной группы из 6 транспортов. Тем временем адмирал Шмундт, командующий морскими силами в северной Норвегии, отправил в море из Киркенеса эсминцы Z-26, Z-25 и Z-24, чтобы обнаружить и атаковать конвой. Они шли на запад вдоль предполагаемого курса конвоя строем фронта с интервалами 3 мили. В 22.45 один из них натолкнулся на шлюпки с экипажем «Эмпайр Рейнджера» и подобрал спасшихся.

Сразу после полуночи Z-26 встретил одиночное судно «Бато», которое потопил артиллерией, предварительно сняв экипаж, от которого была получена информация о состоянии конвоя и его эскорте. Эсминцы оставались в этом районе примерно час, а потом решили, что оказались слишком далеко на северо-запад, и направились на юго-восток со скоростью 25 узлов. Этот маневр увел их далеко на юг от района, где находился конвой. В 5.30 эсминцы повернули и пошли прямо на север. Немцы следовали этим курсом 3 часа, а потом повернули на запад. Погода начала ухудшаться, видимость снизилась, над поверхностью моря шли снежные заряды.

Именно в такой обстановке через полчаса немцы столкнулись с крейсером «Тринидад» и эсминцем «Фьюри». Английские корабли шли на восток со скоростью 20 узлов, чтобы прикрыть 4 транспорта, но вместо них налетели на немецкие эсминцы. Англичане сразу же открыли огонь, и головной эсминец Z-26 загорелся. Однако «Тринидад» был вынужден резко изменить курс, чтобы уклониться от торпед, и бой временно прервался. Примерно через 20 минут поврежденный эсминец, который оторвался от своих товарищей, снова был замечен англичанами и получил еще несколько попаданий. Чтобы прикончить немца, «Тринидад» выпустил торпеду.

Но из-за сильного холода ее рулевая машинка отказала, торпеда повернула на обратный курс и попала в левый борт крейсера. Повреждения оказались очень серьезными, скорость «Тринидада» упала до 8 узлов. Эсминец «Эклипс», сопровождавший группу из 8 транспортов, и 2 русских эсминца, пришедшие из Кольского залива, вместе с «Фьюри» оказались вовлеченными в хаотичный бой вокруг поврежденного Z-26. Погодные условия были тяжелыми. Корабли заливало, и брызги моментально застывали на орудиях и прицелах. Несчастный немецкий эсминец получил новые повреждения, потерял ход и начал тонуть.

«Эклипс» уже приготовился торпедировать его, когда появились два других немецких эсминца. Англичанин был вынужден повернуть назад, но успел получить 2 попадания 150-мм снарядов. Один пробил корпус над ватерлинией, второй снес антенну. На эсминце подходило к концу топливо, 9 раненым требовалась срочная медицинская помощь, поэтому «Эклипс» взял курс на Кольский залив, куда и прибыл на следующее утро, имея в цистернах всего 40 тонн топлива. Два немецких эсминца, сняв остатки экипажа Z-26, тоже вернулись в базу. Поврежденный «Тринидад» в сопровождении «Фьюри» своим ходом дошел до Кольского залива к 9.20 следующего дня.

Конвой сейчас состоял из 2 групп - 8 и 4 транспорта - и шел к цели, не зная, что на входе в залив его уже ждут немецкие подводные лодки. Они сумели торпедировать 2 транспорта, но заплатили за свой успех. Эсминец «Фьюри» потопил U-585. Одно из пропавших судов - «Индуна» - вело на буксире вооруженный траулер «Силия», у которого кончилось топливо. Ночью 28/29 марта они попали в тяжелые льды и освободились только на следующий день вечером, после чего взяли курс на Кольский залив. Через 5 часов буксирный конец оборвался и «Силия» пропал в снежном заряде. «Индуна» не сумел найти траулер и пошел далее в одиночку.

Однако на следующее утро транспорт был торпедирован и потоплен подводной лодкой. Его экипаж успел сесть в шлюпки, и через 3 дня был подобран русским тральщиком, хотя несколько человек скончались. «Силия» был позднее обнаружен эсминцем «Ориби» и завершил путешествие на буксире у тральщика «Харриер». Таким образом, 1 апреля последнее из 15 уцелевших судов конвоя прибыло в порт Мурманск. В целом германское Верховное Командование было удовлетворено результатами операции, хотя РВМ в гибели Z-26 увидело повод с большей осторожностью использовать надводные корабли для атаки конвоев.

Это мнение не разделял адмирал Шмундт, который считал, что ключ к решению проблемы лежит в развертывании тяжелых кораблей для прикрытия эсминцев. Пока конвой PQ-13 завершал свой путь сквозь штормовое море, 33 бомбардировщика «Галифакс» совершили еще одну безуспешную попытку вывести «Тирпиц» из строя. Весна сменила зиму, и почти непроглядный мрак полярной ночи сменился бесконечным полярным днем. Теперь условия следования конвоев резко изменились. С каждым днем задача немецких самолетов-разведчиков становилась все легче. Противник наращивал свои силы в северной Норвегии, перебрасывая туда надводные корабли, подводные лодки и самолеты.

Постоянно растущая сила ударов ясно показывала, что немцы намерены остановить движение на полярном маршруте. Те силы, которые до сих пор сопровождали конвои, теперь оказались безнадежно слабы. В ответ на рапорты адмирала Тови Адмиралтейство пообещало ему перебросить на север эсминцы и корветы, взятые у Командования Западных Подходов. Но это напоминало латание тришкиного кафтана, так как эскорт атлантических конвоев тоже был слабым. К несчастью, с эсминцев, действовавших на Западных Подходах, была снята часть орудий, чтобы увеличить запасы глубинных бомб, поэтому в артиллерийском бою они были не столь эффективны.

В Раздел