23.08.2017

Русские конвои. «Тирпиц» выходит в море (2 часть)

Зеленые водяные горы могли снести палубные грузы. Моряки, пытавшиеся закрепить контейнеры, рисковали жизнью. До сих пор только 2 транспорта стали жертвами подводных лодок, при этом один из них удалось отбуксировать в Кольский залив. Сопровождавший его эсминец «Матабеле» был торпедирован и затонул в течение 2 минут. Потери в личном составе были исключительно тяжелыми. Спасательное судно прибыло на место катастрофы почти немедленно, но обнаружило лишь мертвые тела в спасательных жилетах, плавно покачивающиеся на волнах. В ледяной воде Арктики человек погибал от переохлаждения в считанные минуты.

Из 200 человек команды эсминца в живых остались только двое. Адмирал Тови считал, что русское командование должно помешать немецким подводным лодкам, действовать на подходах к Кольскому заливу, где были торпедированы 2 транспорта. Он отправил контр-адмирала Г.М. Барроу на крейсере «Нигерия» в Мурманск, чтобы обеспечить прикрытие конвоев между этим портом и островом Медвежий. Кроме того, такая мера должна была подтолкнуть наших союзников прилагать более серьезные усилия в совместной борьбе. В частности, Тови надеялся, что русские обеспечат истребительное прикрытие конвоев на подходах к порту.

После целого месяца препирательств адмирал Барроу вернулся, не получив ничего, кроме неопределенных обещаний. Адмирал Тови ожидал, что вражеские корабли попытаются помешать проводке конвоев. 26 февраля он отправил в Адмиралтейство свой план действий в подобной ситуации. Тови считал, что сопровождение русских конвоев дает Флоту Метрополии шанс навязать бой вражеским кораблям. Максимальная угроза со стороны немецких кораблей, по мнению Тови, существовала в районе между островом Ян Майен и точкой в 150 милях к западу от острова Медвежий. Чтобы прикрыть оба конвоя - идущий в Россию и обратный - при проходе через угрожаемую зону, Тови предложил отправлять их одновременно с интервалом 2 недели.

Он отмечал, что в этом случае его корабли будут проводить в арктических водах 5 дней из 14, и что в этом случае ему потребуются дополнительно 4 эсминца. Адмирал Тови не предполагал выводить в море весь флот для прикрытия каждого конвоя, так как считал, что это приведет к снижению боеспособности. Однако Адмиралтейство считало иначе. При этом Их Лордства были особенно озабочены тем, чтобы линкоры находились под прикрытием истребителей «Викториеса» - единственного авианосца адмирала Тови. «Тирпиц» был очень грозным противником, в памяти была свежа охота за «Бисмарком» и гибель «Худа».

Поэтому Адмиралтейство хотело быть уверенным, что противника встретят превосходящие силы британского флота. 1 марта конвой PQ-12 из 16 транспортов вышел из Рейкьявика. В тот же день конвой QP-8 из 15 транспортов покинул Кольский залив. Через 2 дня из Хваль-фиорда вышла эскадра вице-адмирала Кертейса, состоящая из «Ринауна», «Дьюк оф Йорка», легкого крейсера «Кения» и 6 эсминцев. Она должна была встретиться с адмиралом Тови, который 4 марта вышел из Скапа Флоу на линкоре «Кинг Георг V», имея при себе «Викториес», тяжелый крейсер «Бервик» и 6 эсминцев. Рандеву состоялось 6 марта в 10.30, и крейсер «Кения» был направлен, чтобы усилить непосредственное прикрытие конвоя.

Из-за неполадок в машине «Бервик» не мог развить более 27 узлов, и его должен был сменить легкий крейсер «Шеффилд». Однако «Шеффилд» подорвался на мине, и ему пришлось вернуться в Сейдис-фиорд в сопровождении 2 эсминцев адмирала Кертейса. Еще один эсминец остановился, чтобы подобрать упавшего за борт человека. Эти 3 эсминца вернулись к адмиралу Тови только 9 марта. В полдень конвой PQ-12 был замечен дальним разведчиком «Фокке-Вульф». Сразу после получения радиограммы разведчика командование флота запросило разрешение Гитлера на выход «Тирпица» в море для перехвата конвоя.

Командовать операцией должен был вице-адмирал Отто Цилиакс, который в феврале руководил успешным прорывом немецких линейных крейсеров через Ла-Манш. Одновременно 4 подводные лодки, патрулировавшие западнее острова Медвежий, получили приказ образовать завесу на предполагаемом пути следования конвоя. 6 марта в 11.00, еще до того как было дано разрешение, «Тирпиц» вышел в море в сопровождении 3 эсминцев. «Адмирал Шеер», который тоже входил в состав боевой группы, остался в порту, так как его скорость была слишком мала для совместных действий с линкором. Выход «Тирпица» остался незамеченным патрульными самолетами Берегового Командования.

К счастью, около 18.00 подводная лодка «Сивулф», патрулирующая возле Тронхейма, заметила «Тирпиц», идущий на север на полной скорости. Она сообщила, что видела «линкор или тяжелый крейсер». Адмирал Тови получил этот рапорт вскоре после полуночи 6/7 марта. В это время Тови находился в 200 милях южнее следующего в Россию конвоя PQ-12. Конвой столкнулся с тяжелыми льдами и был вынужден повернуть на юго-восток, чтобы выйти на чистую воду. В течение ночи эсминец «Ориби» получил серьезные повреждения при столкновениях с льдинами, что ясно показывает степень опасности.

Поняв, что «Тирпиц», если это действительно он, движется прямо навстречу конвоям, адмирал Тови повернул на север, чтобы встретить его. Однако при этом ему приходилось считаться с вероятностью того, что немецкий линкор может попытаться прорваться в Атлантику. Тови приказал «Викториесу» подготовиться утром провести воздушную разведку в районе к югу от предполагаемой позиции PQ-12 и приготовить к вылету ударную группу. Все корабли в 8.00 должны были развить полную скорость. Когда занялся холодный серый рассвет, снежные шквалы и заряды тумана резко ухудшили видимость, сделав полеты невозможными.

После этого воздушную разведку отменили. В это время «Тирпиц» и 3 эсминца приближались к району, где рассчитывали встретить конвой. Адмирал Цилиакс тоже лишился помощи воздушной разведки. В его распоряжении была всего лишь одна радиограмма самолета, заметившего конвой накануне. Как мы знаем, донесения самолетов-разведчиков часто грешат неточностями, но Цилиакс не мог его проверить. Та же плохая погода, которая помешала «Викториесу», не позволила и «Тирпицу» использовать бортовые гидросамолеты. Поэтому Цилиакс не знал, что неподалеку находится эскадра адмирала Тови.

Более того, немецкое Верховное Командование не ожидало встречи со столь мощным соединением, так как ранее конвои прикрывали крейсерские эскадры. Примерно в 10.00, ничего не обнаружив, Цилиакс отправил свои эсминцы произвести поиск в северо-западном секторе, где предположительно мог находиться конвой. Сам он на «Тирпице» следовал чуть западнее. В это время конвой, который искали немцы, находился в 75 милях к северу от «Тирпица» и двигался на северо-восток. Поэтому корабли Цилиакса оказались далеко за кормой у него. Конвои РQ-12 и QP-8 встретились и разминулись примерно в поддень.

Адмирал Тови, который в это время находился в 75 милях от них, повернул на юго-запад, совершенно не подозревая, что «Тирпиц» находится всего в 60 милях на юго-восток от него и полным ходом идет навстречу английской эскадре. В 16.30 «Тирпиц», двигаясь на север, пересек линию курса обоих конвоев в 60 милях за кормой PQ-12 и в 50 милях впереди QP-8, В это время германские эсминцы встретили оторвавшийся от конвоя русский транспорт «Ижора», и «Фридрих Инн» потопил его в 17.15. Однако русское судно успело передать сигнал бедствия, который был принят на борту «Кинг Георга V»

В Раздел