25.08.2017

Русские конвои. Решительная защита (2 часть)

Их зенитное вооружение тоже было недостаточным, как и у многих эсминцев, действовавших в составе флота. Англичане начали устанавливать на эсминцах универсальные орудия лишь перед самой войной, а потому большинство кораблей этого класса просто не имело дальнобойных зениток. Адмирал Паунд прекрасно понимал, какие трудности придется преодолевать при попытках проводить конвои в северную Россию, несмотря на растущее сопротивление немцев и полярный день. В начале апреля он изложил свое мнению Имперскому комитету обороны и предупредил, что потери на этом маршруте могут стать такими большими, что проводка конвоев окажется невыгодной.

Следующие два конвоя, PQ-14 и QP-10, вышли в море 8 и 10 апреля соответственно. Первый состоял из 24 судов, а второй - из 16. В состав сил сопровождения PQ-14 был включен крейсер «Эдинбург» под флагом контр-адмирала С.С. Бонхэм-Картера. На него погрузили стальные листы, необходимые для ремонта поврежденного «Тринидада», так как русские не могли обеспечить требуемые материалы. Маршрут конвоя был выбран из предположения, что льды начнут таять, хотя на самом деле кромка льда находилась гораздо южнее, чем обычно. Это обнаружилось, когда конвой оказался юго-западнее острова Ян Майен, а в результате 16 судов и 2 тральщика были вынуждены повернуть обратно в Исландию для ремонта. 8 судов продолжили путь.

С 15 по 17 апреля они непрерывно подвергались воздушным атакам, хотя и безрезультатно. Однако 16 апреля судно коммодора «Эмпайр Говард» было торпедировано и потоплено подводной лодкой восточнее острова Медвежий. Коммодор конвоя, офицер резерва Королевского Флота Э. Риз, погиб вместе с частью экипажа. 7 уцелевших транспортов прибыли в Кольский залив 19 апреля. Плохая погода сорвала две попытки немецких эсминцев выйти в море на перехват конвоя. Обратный конвой QP-10 в первые 3 дня перехода подвергался мощным атакам немецких самолетов и подводных лодок и в результате потерял 4 судна.

В это время Гитлер провел очередное совещание с адмиралом Редером. Фюрер заявил, что ему стала совершенно очевидна необходимость иметь самолеты-торпедоносцы. В результате, с огромным запозданием, Геринг согласился-таки позволить флоту иметь собственную авиацию. Первые 12 экипажей завершили подготовку и сразу были отправлены на аэродром Бардуфосс в северной Норвегии. В их распоряжение были предоставлены самолеты Не-111 и Ju-88, приспособленные для несения торпед. Гитлер приказал приложить все усилия, чтобы помешать доставке военных грузов в Россию. Конвои должны стать главной целью флота.

Гитлер потребовал подготовить план совместных действий флота и Люфтваффе. За этими операциями должен был последовать рейд карманного линкора «Адмирал Шеер» в русские воды, Редер счел необходимым сообщить, что запасы топлива, имеющиеся в распоряжении флота, сокращаются. Осталось не более 150 000 тонн, а поставки нефти из Румынии прекратились. Возвращение в Исландию такого большого количества груженых судов из состава конвоя PQ-14 резко осложнило ситуацию на складах, где и без того скопилось множество грузов, ожидающих отправки в Россию. К тому же политики потребовали увеличить количество судов в составе очередного конвоя.

Это прямо противоречило рекомендациям адмирала Тови, который считал, что «эти конвои, если их нельзя отложить до тех пор, пока льды не отойдут на север, должны быть ограничены в размерах». Главнокомандующего больше беспокоила погода, чем противодействие немцев. Как мы знаем, сильный шторм настолько растрепал предыдущий конвой, что корабли эскорта вообще не смогли защитить транспорты. Это было особенно заметно во время воздушных атак, при отражении которых главную роль играет взаимодействие. Однако Адмиралтейство проанализировало опыт атлантических конвоев и сделало вывод, что при одинаковых атаках потери тоже примерно одинаковы.

Поэтому, чем больше конвой, тем меньший процент составляют потери. Этот аргумент, подкрепленный политическим давлением и тем соображением, что летом следовало ожидать улучшения погоды, привел к тому, что рекомендации Тови были отвергнуты. Адмиралтейство решило, что следующий конвой PQ-15 будет состоять из 25 судов и выйдет в море 26 апреля. Обратный конвой QP-11, состоящий из 17 судов, отправится на 2 дня позже. Эскорт, выделенный этим конвоям, был усилен. Сопровождение PQ-15 состояло из 4 эсминцев, 4 траулеров, корабля ПВО «Алстер Куин» и транспорта с катапультой (САМ-судна) «Эмпайр Морн».

Последний представлял собой обычное торговое судно, на котором была установлена катапульта с истребителем «Харрикейн». Такие корабли появились, чтобы дать конвою возможность уничтожать следящие за ними немецкие самолеты-разведчики, которые предпочитали держаться за пределами досягаемости корабельных орудий. Они передавали по радио координаты конвоя, его курс и скорость, что облегчало действия подводных лодок. Пилот «Харрикейна» после завершения миссии должен был садиться на воду у борта эсминца и молиться, чтобы его как можно быстрее выудили из ледяной воды.

Эта не слишком удачная импровизация была порождена нехваткой авианосцев для прикрытия конвоев. Ведь такой необходимости заранее никто не предвидел. Ближнее прикрытие конвоев обеспечивали крейсера «Нигерия» под флагом контр-адмирала Г.М. Барроу и «Лондон» с 2 эсминцами. Эскорт конвоя QP-11 состоял из 6 эсминцев, 4 корветов и 1 траулера. Его прикрывал крейсер «Эдинбург» под флагом контр-адмирала Бонхэм-Картера. Корабли 1-й флотилии тральщиков, базирующиеся в Кольском заливе, и 2 русских эсминца должны были помогать эскорту в первые сутки перехода.

Так как силы Флота Метрополии в этот период значительно сократились в связи с отправкой кораблей для операции по захвату Мадагаскара, на помощь ему была прислана американская эскадра контр-адмирала Гиффена, состоящая из нового линкора «Вашингтон», авианосца «Уосп», тяжелых крейсеров «Уичита» и «Тускалуза» и 6 эсминцев. Эти корабли, за исключением «Уоспа», вышли вместе с адмиралом Тови, который имел линкор «Кинг Георг V», авианосец «Викториес», тяжелый крейсер «Кент» и 10 эсминцев (4 из них были американскими). Флот Метрополии должен был обеспечить дальнее прикрытие обоих конвоев.

В качестве дополнительной меры у норвежского побережья были развернуты 4 подводные лодки. Они имели приказ следовать на северо-восток, чтобы перехватить немецкие корабли, вышедшие из Тронхейма. Позднее к ним должна была присоединиться пятая лодка, которая сопровождала конвой PQ-15 до меридиана 5° О. Однако 2 мая произошел трагический инцидент. Одна из этих лодок, Р-551 с польским экипажем, была потоплена кораблями эскорта конвоя PQ-15, так как оказалась в 100 милях от предписанной позиции. Обратный конвой QP-11, который вышел, как и предполагалось, 28 апреля, на следующий день был обнаружен немецкими самолетами и подводными лодками.

А еще на следующий день, когда крейсер «Эдинбург» шел зигзагом впереди конвоя, он получил 2 попадания торпедами, выпущенными U-456. Одна торпеда попала в середину корпуса, а вторая в корму. Кормовая часть вместе с рулем была оторвана. Эсминцы «Форестер» и «Форсайт» вместе с 2 русскими эсминцами остались с поврежденным крейсером, решившим вернуться в Кольский залив, до которого было 250 миль. Капитан 1 ранга Г.У. Фолкнер попытался управляться машинами, но ветер и волны мешали этому, и корабль двигался в нужном направлении крайне медленно. Адмирал Бонхэм-Картер приказал «Форестеру» взять крейсер на буксир, но буксирный конец вскоре порвался.

В Раздел