20.08.2017

Русские конвои. Первые конвои (3 часть)

Весь маршрут был открыт для атак подводных лодок. Большая часть маршрута находилась в пределах досягаемости Люфтваффе, в частности - весь отрезок восточнее мыса Нордкап. Поддержка британской береговой авиации была ограниченной, ее самолеты могли действовать только из Исландии и с Шетландских островов. Навигационные трудности, особенно в зимние месяцы, были значительными. Острова, которые могли служить ориентирами, можно было пересчитать по пальцам одной руки, а радиомаяки, помогающие определить координаты корабля, отсутствовали.

Угроза атаки надводных кораблей сначала была эфемерной. Линейные крейсера «Шарнхорст» и «Гнейзенау» вместе с тяжелым крейсером «Принц Ойген» находились во французском порту Брест. Поэтому единственным кораблем, который следовало учитывать, был новый линкор «Тирпиц», который англичане считали готовым к операциям. Это был прекрасный корабль. Хотя в меж военный период военное кораблестроение в Германии было ограничено положениями Версальского договора, немецкие конструкторы не растеряли своих талантов. Это ясно доказал проект карманного линкора.

Снаряд 381-мм орудия главного калибра «Тирпица» весил 800 кг по сравнению с 356-мм снарядом британского линкора «Кинг Георг V», весящим 720 кг. Поэтому бортовой залп 10 орудий английского корабля весил на 800 кг больше, так как «Тирпиц» имел только 8 орудий. Хотя скорость «Тирпица» была на 3 узла больше, «Кинг Георг V» имел одно большое преимущество. Английский линкор был оснащен поисковым и артиллерийским радарами, которые значительно превосходили любые немецкие аналоги. Впрочем, немецкие оптические дальномеры были лучше английских. Черчилль помнил недостатки британской морской артиллерии периода Первой Мировой войны и очень жалел, что британские линкоры не вооружены 9-406-мм орудиями.

В своем меморандуме от 28 августа 1941 года Первый Морской Лорд отмечал: «Пока существует «Тирпиц», нам совершенно необходимо иметь 2 линкора типа «Кинг Георг V», чтобы противодействовать ему». На это Черчилль заметил: «В действительности Адмиралтейство считает необходимым использовать три KGV, чтобы противостоять «Тирпицу», что указывает на серьезные недостатки проекта наших последних линкоров». В отношении трех линкоров Черчилль, разумеется, немного лукавил. Третий линкор должен был стоять в ремонте, пока два других находятся в полной боеготовности, но требование Адмиралтейства иметь два линкора против одного немецкого ясно показывает серьезность проблемы, которая могла возникнуть, если «Тирпиц» сумеет прорваться в Атлантику.

Он не только парализовал бы наше судоходство. Англичанам пришлось бы бросить на его поиск все свои скудные ресурсы. Из двух карманных линкоров, вооруженных 280-мм орудиями, только «Шеер» считался готовым выйти в море. Немцы также имели тяжелый крейсер «Хиппер», вооруженный 8–203-мм орудиями, и 4 легких крейсера со 150-мм орудиями, которые, по предположениям англичан, находились на Балтике. Однако немцы легко могли перебросить их на север Норвегии. Многое зависело от того, сумеет ли Береговое Командование вести постоянное наблюдение за Скагерраком и норвежскими портами.

Однако задачи Берегового Командования явно превосходили его возможности. Плохая погода и плохая видимость также снижали эффективность воздушных патрулей. В это время, кроме своего флагмана «Кинг Георг V», адмирал Тови имел однотипный линкор «Принс оф Уэлс». Но через 2 месяца этот корабль отправили на Дальний Восток, несмотря на возражения адмирала Паунда. Но самой серьезной слабостью Флота Метрополии, которая во многом определила судьбу полярных конвоев, стала нехватка авианосцев и отсутствие надежных современных самолетов.

Без них было просто невозможно поколебать господство немцев в Баренцевом море, которое они получили, благодаря своим аэродромам в северной Норвегии. Так как нехватка кораблей ПЛО оставалась очень острой, все, что было можно выделить русским конвоям в первое время, - это 2 эсминца, тральщик и 2 траулера для конвоя, идущего в Россию, и 1 эсминец и 2 тральщика - для обратного конвоя. В Россию каждый конвой сопровождал крейсер, а второй патрулировал западнее острова Медвежий, чтобы прийти на помощь, если потребуется. На подходе к побережью Мурмана к эскорту конвоя присоединялись несколько британских тральщиков.

5 этих кораблей базировались в Кольском заливе. Как правило, русские посылали эсминцы встречать прибывающие конвои. Но единственную воздушную поддержку оказывали самолеты 330-й и 269-й эскадрилий Берегового Командования, базирующихся в Исландии. Они прикрывали конвои только на протяжении первых 150 миль пути. Далее действовали только разведчики, пытающиеся обнаружить немецкие подводные лодки у побережья Норвегии. Если судить по обычным меркам, эскорт не мог быть слабее, и адмирал Тови не уставал повторять это Адмиралтейству.

Кроме непосредственного сопровождения, для прикрытия конвоя следовало выделять соединение, достаточно сильное, чтобы справиться с «Тирпицем» и «Шеером», если те попытаются помешать переходу. Это соединение не должно было уходить слишком далеко на север, так как немецкие корабли могли воспользоваться случаем и попытаться прорваться в Атлантику из Скагеррака. Одновременно не следовало забывать об угрозе атаки самолетов с норвежских аэродромов, если в составе соединения не было авианосца. 7 июля 1941 года американские войска оккупировали Исландию.

Это событие значительно облегчило положение адмирала Тови, так как теперь немецкие корабли практически потеряли возможность незаметно прорваться в Атлантику. Президент Рузвельт заверил англичан, что американцы возьмут под наблюдение Датский пролив. Хотя в то время Адмиралтейство этого не знало, после гибели «Бисмарка» Гитлер решил больше не отправлять военные корабли в качестве рейдеров. Так как Тови не знал об этом решении, возможность прорыва «Тирпица» в Атлантику постоянно давила на него. 28 сентября первый из так называемых PQ-конвоев вышел из Исландии в Архангельск.

Он состоял из 10 судов, сопровождаемых крейсером «Саффолк» и 2 эсминцами. В тот же день лорд Бивербрук вместе со специальным представителем Рузвельта Авереллом Гарриманом прибыл в Москву, чтобы договориться с русскими о поставках военных грузов. Самым плохим стало то, что они согласились с требованием русских организовать эти поставки по арктическому маршруту, хотя, как уже говорилось, он был самым опасным и ненадежным из трех. Переход конвоя PQ-1 прошел спокойно, и он прибыл к цели 11 октября. Лорд Бивербрук сумел убедить Черчилля, что поставки в Россию должны получить приоритет даже перед собственными потребностями Великобритании.

В Раздел