24.08.2017

Русские конвои. «Тирпиц» выходит в море (3 часть)

К сожалению, координаты были указаны неверно, но вскоре британский флагман запеленговал какой-то немецкий передатчик, который вполне мог принадлежать «Тирпицу». Поэтому в 17.50 адмирал Тови повернул свою эскадру на восток, в направлении, откуда шла передача. Потом английский адмирал повернул на северо-восток и приготовился отделить 6 эсминцев, чтобы они произвели поиск в юго-восточном секторе. Он планировал перехватить «Тирпиц», который мог возвращаться в базу, однако Адмиралтейство сообщило Тови, что немецкий линкор некоторое время может находиться к востоку от острова Медвежий.

При этом адмирал Цилиакс совершенно не подозревал о присутствии Флота Метрополии. Поэтому адмирал Тови решил следовать за конвоями и оставил эсминцы при себе. В 19.40 была запеленгована еще одна передача. Стало ясно, что неизвестный корабль на большой скорости идет на юг. Поэтому Тови отделил 6 эсминцев, приказав им выйти в точку в 150 милях к юго-востоку, затем развернуться в линию с интервалами 2 мили и провести поиск в северном направлении до 6.00 следующего дня. Если ничего не будет обнаружено, эсминцы должны были следовать в Сейдис-фиорд для дозаправки. Одновременно Тови отправил в Исландию 2 эсминца, у которых кончалось топливо.

В результате с его тяжелыми кораблями остался только 1 эсминец. Тем временем адмирал Цилиакс встретился со своими эсминцами и отправил один из них для дозаправки в Тромсё. Потом немецкая эскадра повернула на восток, чтобы на следующий день возобновить поиски конвоя. Направляющийся в Россию конвой PQ-12 продолжал двигаться на северо-восток к острову Медвежий, поэтому немцы по-прежнему находились к югу от него. 8 марта в 4.00 адмирал Цилиакс был вынужден отправить в Тромсё и 2 других эсминца. Через 3 часа «Тирпиц» повернул на север, намереваясь пересечь предполагаемый курс конвоя.

Однако в 10.45, ничего не заметив, линкор повернул на запад. В полночь 7/8 марта адмирал Тови, не имея новой информации, окончательно уверился, что «Тирпиц» возвращается в базу, и тоже повернул на юг. Он собирался утром оказаться недалеко от Лофотенских островов, мимо которых должен был пройти «Тирпиц». Это позволило бы самолетам «Викториеса» перехватить его. Погода была по-прежнему нелетной, поэтому в 4.00, никого и ничего не заметив, Тови решил, что немецкий линкор ускользнул от него. Поэтому он повернул на запад и направился к берегам Исландии, намереваясь по дороге «подобрать» свои эсминцы.

Его 4 корабля остались совершенно без сопровождения в районе действий немецких подводных лодок, поэтому Тови приказал следовать на большой скорости противолодочным зигзагом, чтобы свести к минимуму угрозу подводной атаки. Тем временем Адмиралтейство приказало конвою PQ-12 обойти остров Медвежий с севера, если позволит лед. Однако в полдень 8 марта конвой снова столкнулся с тяжелыми льдами и опять был вынужден повернуть на восток, а потом на юго-восток, чтобы обойти ледовое поле.

Экипажи транспортов не знали, что в момент первого поворота «Тирпиц» находился всего в 80 милях к югу от них, зато корабли адмирала Тови от конвоя отделяют 500 миль. 8 марта в 1.20 штаб Группы ВМФ «Север» сообщил адмиралу Цилиаксу, что конвой может находиться дальше на запад, поэтому в полдень адмирал решил следовать западным курсом, и приказал эсминцам присоединиться к нему на следующий день в 7.00. Однако в 18.15 Группа ВМФ «Север» передала Цилиаксу, что конвой мог повернуть назад после того, как был замечен самолетом 5 марта. Из этого Цилиакс сделал вывод, что ему разрешается вернуться в базу.

Поэтому он назначил эсминцам встречу к западу от входа в Вест-фиорд и приказал капитану линкора взять курс на Тронхейм. В 17.30 адмирал Тови получил радиограмму от Адмиралтейства, в которой говорилось, что есть все основания полагать, что «Тирпиц» продолжает искать конвой к югу от острова Медвежий. Поэтому в 18.20 адмирал повернул на северо-восток. Примерно в это же время он решил нарушить радиомолчание, чтобы сообщить Адмиралтейству о своих намерениях и о том, что остался без эсминцев сопровождения. Радиосвязь была ненадежной, поэтому Тови просил Адмиралтейство взять на себя командование крейсерами и эсминцами, которые должны были присоединиться к нему.

В военное время кораблям в море крайне нежелательно нарушать радиомолчание, но у всякого правила есть исключения. Сейчас был как раз такой случай. Адмирал Тови надеялся, что немцы в случае перехвата его сообщения поймут, что английские линкоры охотятся за «Тирпицем», и отзовут его. Это должно было спасти конвой. Немного позднее Адмиралтейство передало Тови данные радиоразведки, из которых следовало, что «Тирпиц» следует на юг. Поэтому в 2.40 Тови повернул свои корабли на юго-восток, чтобы отрезать его, и приказал «Викториесу» приготовить к утру самолеты-разведчики и ударную группу.

Когда эскадра приблизилась к берегам Норвегии, погода и видимость улучшились. В 6.40 авианосец поднял разведывательную группу из 6 «Альбакоров». В 7.30 взлетели еще 12 самолетов, вооруженные торпедами. Перед тем как они взлетели, адмирал Тови передал на авианосец: «Прекрасный шанс, который может принести, самые ценные результаты. Пусть с вами будет бог». Однако никто даже не подозревал, насколько уникальная возможность выпала этим пилотам. В 8.00 один из разведчиков сообщил, что видит «Тирпиц», который в это время находился в 60 милях к западу от входа в Вест-фиорд.

Немецкий линкор в сопровождении одного эсминца полным ходом следовал к Тронхейму. Судя по всему, донесение самолета перехватили радисты «Тирпица», так как линкор спешно поднял свой гидросамолет в качестве «истребительного прикрытия», а потом повернул прямо к берегу. В 8.42 ударная группа заметила его на расстоянии 20 миль от себя. Командир эскадрильи намеревался набрать высоту и укрыться в облаке, чтобы скрытно обогнать линкор. Но через полчаса тихоходные «Альбакоры» только поравнялись с «Тирпицем», и тут немцы заметили головной торпедоносец сквозь разрыв в туче.

Командир эскадрильи понял, что внезапность потеряна, и решил атаковать немедленно. Его воодушевило то, что «Тирпиц» открыл огонь с большой задержкой, и стрельба немецких зениток была очень неточной. Торпедоносцы атаковали звеньями с обоих бортов, однако условия атаки не могли быть хуже. Самолетам пришлось бороться с встречным ветром, и их превосходство в скорости над линкором составляло не более 30 узлов. Многочисленные зенитки «Тирпица» открыли бешеный огонь, усеяв небо разрывами. Однако пилоты, презирая опасность, сбрасывали торпеды практически в упор. В ходе атаки были сбиты всего 2 торпедоносца.

В Раздел