24.08.2017

Русские конвои. «Тирпиц» выходит в море (4 часть)

Огромный линкор крутился и вертелся, чтобы увернуться от идущих к нему со всех сторон торпед, и каким-то чудом остался цел. Комментируя эту атаку в своей книге «Тирпиц», немецкий историк Бреннеке отмечает, что адмирал Цилиакс остался, убежден, что его флагман получил 2 попадания торпедами, которые не взорвались. Немецкий адмирал заметил: «Я никогда не сомневался, что маневренность «Тирпица» позволит ему уклониться от всех торпед, сброшенных с малой дистанции». Так в течение считанных минут Королевский Флот упустил возможность одержать блестящую победу, которая оказала бы серьезное влияние на весь ход морской войны.

«Тирпиц» ускользнул из рук британского флота, и больше такая возможность англичанам не выпадала. Для адмирала Тови провал этой атаки стал горьким разочарованием. Хотя нет никаких подтверждений заявления Цилиакса, его не следует отвергать безоговорочно. Торпеды, сброшенные слишком близко, могли просто не успеть выйти на заданную глубину и проскочить под килем «Тирпица». Счастливо избежавшие опасности конвои благополучно добрались до цели. PQ-12 наконец, выбрался изо льдов и попал в густой туман, который укрыл его от противника. Конвой несколько раз менял курс и совершенно сбил с толку преследователей.

Он благополучно вошел в Кольский залив 12 марта. QP-8 прибыл в Исландию двумя днями раньше. Адмирал Редер был совершенно недоволен результатом похода. Он сказал Гитлеру: «Эта операция показала слабость наших морских сил на северном театре. Противник отвечает на каждый выход немецких кораблей отправкой сильной эскадры, в составе которой имеются авианосцы, что представляет большую опасность для наших тяжелых кораблей. Исключительную слабость нашей обороны подчеркивает тот факт, что противник осмеливается заходить в наши прибрежные воды на северном театре и не подвергается ударам самолетов Люфтваффе».

Гросс-адмирал считал, что британская эскадра в течение 5 дней маневрировала на расстоянии 250 миль от побережья Норвегии, и единственной реакцией Люфтваффе стала безуспешная и запоздалая атака 3 самолетов в последний день операции, поэтому у него были все основания для возмущения. Более того, именно отсутствие воздушной разведки не позволило «Тирпицу» обнаружить конвой и силы прикрытия и могло привести к гибели линкора. Адмирал Редер завершил свой рапорт резким требованием обеспечить более серьезную поддержку операций флота самолетами Люфтваффе.

Он потребовал сделать британские авианосцы главной целью воздушных атак и предложил ускорить достройку авианосца «Граф Цеппелин». Гитлер согласился с этим требованием. Он также дал разрешение сформировать боевую группу, состоящую из «Тирпица», «Шарнхорста», авианосца, 2 тяжелых крейсеров и 12–14 эсминцев. Фюрер встретился с Герингом, чтобы обсудить перспективы усиления немецкой авиации в Норвегии. Англичанам тоже пришлось сделать несколько выводов из этой операции. Британские торпедоносцы не сумели добиться ни одного попадания в «Тирпиц», что выявило совершенно недостаточный уровень подготовки авианосных летчиков.

Требовалось пересмотреть всю систему подготовки, так как в связи со вступлением в строй новых авианосцев предстояло увеличение численности морской авиации, и нехватка подготовленных летчиков могла стать катастрофической. Впервые для прикрытия арктических конвоев были использованы линкоры. Прецедент был создан при проводке нескольких мальтийских конвоев, где участие тяжелых кораблей считалось необходимым из-за угрозы вмешательства итальянского линейного флота. Адмиралтейство дало инструкцию адмиралу Тови считать защиту конвоя своей главной задачей. В своем отчете об операции главнокомандующий Флотом Метрополии критиковал эти распоряжения, утверждая, что уничтожение противника всегда было главной целью британского флота.

По его мнению, потопление «Тирпица» должно считаться более важным, чем безопасность любого конвоя. Адмирал Тови отмечал, что для решения первой задачи потребуется такая диспозиция, которая чаще всего не будет совпадать с необходимой для решения второй. А вернее всего - они не совпадут никогда. Он сам предпочел бы разделить свои силы, как и предлагалось первоначально. Однако остается вопросом: было ли соединения прикрытия, состоящее из «Дьюк оф Йорка» и «Ринауна», достаточно сильным для того, чтобы отогнать «Тирпиц», ведь линейный крейсер не проектировался для боя с таким противником.

Кроме того, если считать уничтожение «Тирпица» главной задачей флота, это может потребовать непосредственного сопровождения конвоя тяжелыми кораблями. Адмирал Тови также не соглашался с инструкцией Адмиралтейства, требующей обеспечивать истребительное прикрытие линкоров, если они находятся в радиусе действия немецкой береговой авиации. Это вынудило бы его длительное время держать 2 линкора, линейный крейсер и авианосец вместе без противолодочного прикрытия, хотя в этом районе вполне можно было натолкнуться на вражеские субмарины. Тем не менее, если бы Люфтваффе действовали так, как хотел адмирал Редер, Тови мог только порадоваться истребительному прикрытию.

Главнокомандующий также крайне резко отозвался о манере руководства Адмиралтейства, которое передавало «детальные инструкции по управлению соединением». В основном это относилось к приказу конвою следовать севернее острова Медвежий, хотя это было невозможно из-за ледовой обстановки. Хотя вскоре после начала войны адмирал Паунд пообещал своим командующим флотами и эскадрами, что Адмиралтейство будет вмешиваться в руководство операциями только в крайних случаях, он сам первым же охотно нарушал собственное обещание.

Разумеется, именно Адмиралтейство должно быть тем центром, куда поступает вся информация о действиях и намерениях противника, и может возникнуть ситуация, когда Адмиралтейство обладает более полной информацией, чем адмирал в море. Однако следует передать ему эту информацию, чтобы он мог сам решить, как ему действовать, а не навязывать свои инструкции, которые могут резко противоречить сложившейся обстановке, которую Адмиралтейство не знает. Следует также помнить о проблемах связи, которая особенно ненадежна в высоких широтах. Адмиралу для передачи приказов отдельным соединениям придется нарушать радиомолчание, что всегда нежелательно. Эти факторы, как мы еще увидим, не раз влияли на ход операций в Арктике.

Что касается вылазки «Тирпица», Адмиралтейство более верно предугадало действия немцев, чем адмирал Тови. 19 марта в соответствии с планом, который утвердил Гитлер, тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер» покинул Германию, чтобы присоединиться к другим кораблям в норвежских водах. Хотя Адмиралтейство заблаговременно получило информацию о его перебазировании, разведчики и торпедоносцы Берегового Командования не сумели обнаружить крейсер, и он пришел в Тронхейм, где уже находились «Тирпиц» и «Шеер». Силы немецкого флота на арктическом театре постепенно увеличивались. Началась борьба за контроль над арктическим маршрутом.

В Раздел