03.08.2017

Традиции флота - Выдача вина команде

В старое доброе время во всех флотах, как военных, так и коммерческих, было обычаем (традицией) награждать команду за выполнение какой-либо особенно тяжелой или рискованной работы чаркой рома, разбавленного водой - грога. Церемония такого награждения называлась splicing main brace, что в переводе на русский язык - «наложить сплесень на грота-брас», то есть соединить поврежденный или порванный брас главной, наибольшей реи (каковой была грота-рея). Англичане упорно держатся своих старых традиций, и это вполне разумно; уже во время Первой мировой войны мы имели доказательство верности старым традициям.

В день объявления мира, 11 ноября 1918 г., адмирал Битти, командовавший союзным флотом в Розит-Бей, сделал флоту сигнал: «Мир заключен в одиннадцать часов дня в понедельник, и обычай на службе его величества - праздновать это событие методом splicing main brace, что и должно быть исполнено на всех судах сегодня в девятнадцать часов». Регулярная выдача вина команде перед обедом и ужином производилась у нас со дня создания флота императором Петром Великим и по форме производства церемонии была копией английской. Разница только в том, что у нас вино выносилось в ендове - специальном большом медном сосуде, луженном изнутри, по рисунку и форме древнерусского стиля.

У англичан вино выносится в деревянной кадушке, с основанием более широким, чем верхняя часть, полированной извне и обитой рядом ярко начищенных медных обручей. На кадушке надпись: сверху - «grog», несколько ниже - «King», а еще ниже - «God bless him». В этих словах помимо, лишний раз, подчеркнутого напоминания о главе флота есть указание на традиционный тост в кают-компании корабля перед началом каждого обеда, который всегда начинается поднятием бокала с вином и произнесением всеми, сидя, слова «King». Порядок выдачи вина и сопровождающая его церемония в деталях у нас и у англичан были одинаковы.

За пятнадцать минут до обеда с вахты отдавалось приказание: «Вино достать». По этой команде караульный начальник получал от старшего офицера ключи от ахтерлюка и в сопровождении вахтенного офицера, баталера и баталерского юнги открывал ахтерлюк. Баталер наполнял ендову вином из бочки. Ахтерлюк закрывался, и процессия шла на шкафут, где и ждала следующей команды: «Вино наверх», даваемой за пять минут до обеда. Вино выносилось на шканцы, устанавливалось на особом табурете, покрытом чистой парусиновой подстилкой. На верхний открытый край ендовы клалась чистая дубовая дощечка, а на нее - чарка. Форма чарки также в старом русском стиле.

По команде «К вину и обедать» все имеющие дудки делали первый, предварительный призывный сигнал. По этому сигналу все унтер-офицеры и боцманы располагались вокруг ендовы, стоявшей в центре; троекратно подавался сигнал дудками, очень красивый и мелодичный. После этого в порядке старшинства, начиная с боцмана, каждый с почтительно-торжественным лицом подходил к ендове, зачерпывал вино и, подставляя ладонь левой руки под чарку, чтобы ни одна капля не упала на палубу, с чувством полного блаженства на лице медленно ее выпивал. Интересно при этом отметить, что каждый, подходя, снимал фуражку и пил чарку с непокрытой головой.

Делалось это в силу постоянного обычая отдания уважения шканцам и флагу. Баталер отмечал в книге всякого выпившего чарку. В Росии выдача чарки упразднена сравнительно недавно, в уступку духу времени, в силу будто бы того, что люди приучались к постоянному употреблению вина. Это совершенно неверно. Пили чарку очень немногие в команде, большинство же предпочитало получать деньгами - восемь копеек в день, что в месяц составляло два рубля сорок копеек. Табак также отпускался от казны, но не натурой, а деньгами - по двенадцать копеек в месяц. Ну а те, кто пьют, все равно пить будут, пожалуй, даже больше, стараясь наверстать все в один съезд на берег.

Церемония же раздачи вина, как вообще всякая церемония, была не только дорога моряку как традиция, но и важна тем, что укрепляла дисциплину, лишний раз, напоминая об основе основ - понятии о старшинстве, о шканцах. Кроме того, упразднение чарки лишало офицера возможности наградить матроса так, как это делалось столетия. Чарка была упразднена, но чарочные деньги остались. Всякому, даже не моряку, ясно, что между наградой чаркой и восемью копейками разница большая. К тому же принижалось значение закона, запрещавшего нижнему чину брать награду деньгами.

Контр-адмирал Г.И. Бутаков вспоминал, что после отмены чарки один матрос на «Дмитрии Донском» сказал ему: «Эх, ваше высокоблагородие, ведь мы за чарку служим!». Морская служба - это непрерывный ряд мелочей, тесно связанных друг с другом в силу условий жизни, и всякое упущение, казалось бы, даже самое незначительное, в конце концов, чревато серьезными последствиями.

В Раздел