01.09.2017

Русские конвои. «Боевой эскорт эсминцев» (4 часть)

Подводные лодки, развернутые у норвежского побережья, обнаружили их и сообщили о немецкой эскадре. «Тайгрис» даже атаковала «Шеер», но безуспешно. До 14 сентября разведчики видели «Тирпиц» на его обычной стоянке в Тронхейме. Но в этот день «Каталина», вылетевшая из Англии, сообщила, что линкора на месте нет. Это вызвало серьезную тревогу в Адмиралтействе, особенно после того, как выяснилось, что он не появился в Альтен-фиорде. Торпедоносцы «Хэмпден», базирующиеся в Ваенге, были отправлены на поиски «Тирпица», но ничего не увидели и вернулись на базу. Загадка разрешилась 18 сентября, когда линкор появился на обычной якорной стоянке.

Оказалось, что он просто ходил в Вест-фиорд на учения. Воздушный бой над конвоем PQ-18 возобновился 14 сентября в 12.35, когда около 20 торпедоносцев были замечены справа по носу. Они подкрались на малой высоте и не были обнаружены радаром. Половина из них атаковала «Авенджер», а вторая - «Сциллу» и эсминцы сопровождения. Это изменение тактики показало, что немцы хотят избавиться от истребителей и кораблей эскорта с наибольшей огневой мощью. Но теперь авианосец был готов встретить врага. Вместе с 2 эсминцами, которые повторяли все его маневры, как рыбы-лоцманы повторяют маневры акулы, он полным ходом обогнал конвой, чтобы получить свободу маневра, и поднял 6 истребителей.

Корабль ПВО «Алстер Куин» тоже отделился от конвоя, чтобы прикрыть авианосец огнем своих 102-мм зениток. Позднее Барнетт вспоминал: «Мы увидели «Авенджер», идущий впереди конвоя. С него взлетали «Харрикейны». Когда авианосец развернулся, чтобы укрыться в строю конвоя, на него бросились торпедоносцы». Атака обошлась немцам в 11 самолетов, но, ни один корабль не пострадал. Однако не успели неудачливые торпедоносцы скрыться за горизонтом, как в небе появилась дюжина Ju-88 и спикировала на конвой. Несколько кораблей, в том числе и «Авенджер», спаслись чудом. Впрочем, английские корабли повреждений не получили, а немцы потеряли еще один самолет.

Едва закончился этот бой, впереди конвоя возникли еще 25 торпедоносцев. Они разделились на 2 группы, одна из которых атаковала «Авенджер». Но теперь авианосец поднял в воздух 10 истребителей, и они вместе с корабельными зенитками сбили еще 9 немецких самолетов. Но при этом транспорт «Мэри Лашенбек», шедший в правой колонне, получил попадание торпеды и взорвался с ужасным грохотом. Обломки накрыли шедший за ним «Натаниэль Грин» и разбили несколько контейнеров, стоящих на палубе. Многие корабли везли по 2–3 тысячи тонн тротила, и экипажи прекрасно знали, что у них есть все шансы «вознестись к славе», если торпеда попадет куда надо.

В ходе этого боя 3 «Харрикейна» были сбиты собственными зенитками, но все пилоты были спасены. Последняя в этот день атака началась в 14.30, когда около 20 самолетов подошли с кормы и в течение часа сбрасывали бомбы сквозь разрывы в тучах. Хотя цели появлялись перед зенитчиками всего на доли секунды, они сумели сбить еще один самолет. Затем тучи полностью затянули небо, и моряки получили долгожданную передышку после 3 часов непрерывных воздушных атак. На следующий день облачность сохранилась, но в интервале с 12.45 до 15.35 около 50 самолетов кружили над конвоем, разыскивая окна в тучах.

Если зенитчикам удавалось заметить противника, они сразу открывали огонь, а истребители «Авенджера» атаковали немцев сверху. Противник потерял еще 3 самолета, сбитых зенитным огнем. Хотя близкие разрывы основательно встряхнули несколько кораблей, повреждений они не получили. Теперь конвой находился в 400 милях от ближайшего немецкого аэродрома. При таких погодных условиях Люфтваффе были вынуждены прекратить атаки конвоя. Хотя немцы потопили 9 судов, в обмен они потеряли 34 самолета. Такое соотношение потерь рейхсмаршал Геринг не мог считать удовлетворительным. Но испытания PQ-18 еще не закончились.

3 подводные лодки продолжали следить за ним, а вокруг находилось в общей сложности не меньше 12 лодок. Первая пара выдала свое присутствие, когда во время атаки поднялась на поверхность. Эскортные корабли заметили выхлопные газы, и эсминец «Оппортюн» загнал немцев обратно под воду, 16 сентября в 3.00 эсминец «Импалсив» успешно атаковал еще одну лодку, когда она погружалась слева по носу у конвоя. Позднее выяснилось, что это была U-457, которая торпедировала «Ательтемплар». Когда во второй половине дня «Оппортюн» и «Оффа» провели неудачную атаку еще одной лодки, замеченной на поверхности, Группа ВМФ «Север» приказала всем лодкам, следящим за PQ-18, переключиться на обратный конвой QP-14.

Он вышел из Архангельска 13 сентября и сейчас покидал Белое море. О нем мы расскажем в следующей главе. Ближе к вечеру Барнетт начал перебрасывать свои корабли от конвоя PQ-18 к конвою QP-14. Он делал это постепенно, корабли перешли к обратному конвою тремя группами, чтобы противник не сразу обнаружил это. Кроме «Авенджера» и его «боевых эсминцев», Барнетт взял с собой корабль ПВО «Алинбанк», танкеры «Грей Рейнджер» и «Блэк Рейнджер» и 2 подводные лодки. С конвоем PQ-18 остался корабль ПВО «Алстер Куин» и его собственный эскорт из 3 эсминцев, 3 тральщиков, 4 корветов, 4 траулеров.

Однако на следующее утро конвой встретили 2 больших русских эсминца и 2 сторожевика. Эсминцы были вооружены 130-мм орудиями с углом возвышения 45° и 2 зенитными 76-мм орудиями. Это пополнение оказалось очень кстати. Когда 18 сентября в 8.20 конвой огибал мыс Канин Нос, его снова атаковали немецкие самолеты. 12 торпедоносцев Не-111 зашли на конвой с правой раковины и сбросили торпеды с дистанции 3000–4000 ярдов. Хотя, по мнению коммодора, суда легко могли уклониться, «Кентукки» получил попадание торпеды. Через час торпедоносцы провели еще одну атаку, не успеха не добились.

Одна эта атака совпала по времени с атакой пикировщиков Ju-88. «Кентукки» получил попадание бомбы, которая и решила его судьбу. Истребитель «Харрикейн» с САМ-судна «Эмпайр Морн», который до сих пор был пассивным свидетелем происходящего, поднялся в воздух и сумел сбить 3 немецких самолета, а еще один повредил. Пилот благополучно сел на русском аэродроме, когда в баках самолета осталось всего 4 галлона бензина. При отражении этих атак очень большую роль сыграли русские эсминцы. Вечером 19 сентября конвой подошел к бару в устье Двины, но, прежде чем корабли вошли в порт, начался сильный шторм, который бушевал весь следующий день.

Кораблям пришлось искать защищенную якорную стоянку, но в это время появилась группа Ju-88 и в течение часа бомбила конвой. К счастью, немцы успеха не добились. 21 сентября в порт вошли 3 судна, которые ранее сели на мель и оставались под охраной «Алстер Куин». Немцы попытались отомстить за свои потери и предприняли последний налет, атаковав сидящие на мели транспорты. Но и здесь удача им не улыбнулась. Из 40 судов, которые 2 сентября покинули Лох Ю, 13 погибли, несмотря на значительно более сильный эскорт, который сопровождал этот конвой. Но следует отметить, что до сих пор, ни один из конвоев не подвергался таким сильным и продолжительным воздушным атакам, в которых участвовали до 100 торпедоносцев и такое, же количество горизонтальных и пикирующих бомбардировщиков.

Более важным было то, что противник разуверился в своей способности разрушить строй конвоя угрозой атаки торпедоносцев. Немцы обнаружили, что авианосные истребители не позволяют торпедоносцам атаковать по-настоящему эффективно. А широкое кольцо кораблей охранения делает исключительно рискованной попытку нацелить торпеды на идущие внутри этого кольца транспорты. Хотя Барнетт и продолжал сомневаться, успешной была операция или наоборот провалилась, если бы он мог заглянуть в мысли немецких адмиралов, то узнал бы, что его «боевой эскорт эсминцев» полностью оправдал свое прозвище.

В Раздел