15.10.2017

Русские конвои. Угроза устранена (1 часть)

С 1 по 3 января Дениц находился в ставке Гитлера. Ему предстояла нелегкая задача: объяснить причины гибели «Шарнхорста». Участники совещания вспоминают, что Гитлера опечалил не столько неудачный исход боя, сколько то, что Бей бежал от крейсеров, когда они вступили с ним в бой во второй раз. Он объяснил это тем, что «слишком много значения придается безопасности кораблей, как в случае с «Графом Шпее». Фюрер, похоже, забыл свои собственные осторожные инструкции на случай столкновений с противником. После потопления «Шарнхорста» и повреждения «Тирпица» проблема русских конвоев стала значительно легче.

Больше не требовалось прикрывать их линкорами. Однако остался старый враг, с которым все сталкиваются в Заполярье - плохая погода, и первый конвой нового года, JW-60A, состоящий из 20 судов, ощутил это на себе в полной мере. Конвой вышел из Лох Ю 12 января и через 3 дня попал в сильнейший шторм, который разбросал суда по всему океану, тяжело повредив некоторые. Коммодор был вынужден приказать конвою зайти в исландский порт Акурейри, чтобы исправить повреждения и проверить палубные грузы. После ремонта выяснилось, что 5 судов все-таки не могут продолжать поход, но остальные 15 двинулись дальше 21 января.

Хотя эскорт состоял из 11 кораблей, чего было вполне достаточно, немцы по совету своего исландского агента развернули подводные лодки возле острова Медвежий, чтобы дождаться конвой. Следует отметить, что экипажам некоторых кораблей не хватало опыта, и в результате 3 транспорта были потоплены, а эсминец «Обдьюрейт» был поврежден торпедой. Тем временем в путь двинулся следующий конвой - JW-56B из 16 судов. Видя активность вражеских подводных лодок, адмирал Фрезер приказал задержать отправку обратного конвоя RA-56A. Его эсминцы получили приказ усилить эскорт JW-56B, который должен был войти в опасную зону.

Фрезер также приказал этому конвою повернуть на север. Ночью 29/30 января 15 немецких подводных лодок получили приказ атаковать конвой. Командир эскорта капитан 1 ранга И.М.Р. Кэмпбелл знал об увеличении радиообмена, из чего сделал вывод, что конвою грозит серьезная опасность. Поэтому он с большим облегчением встретил прибытие подкреплений, которые позволили ему создать внешнее оборонительное кольцо вокруг транспортов. В сентябре 1943 года немцы начали использовать самонаводящуюся торпеду Т5 «Цаункёниг», которую союзники назвали ГНАТ. Ее акустическая головка нацеливала торпеду на шум винтов.

Эти торпеды были созданы специально для использования против эскортных кораблей. Хотя они уже использовались в Атлантике, в Арктику они пока не поступали. Эти торпеды оказались настоящей угрозой для эсминцев, фрегатов и корветов; в последний год войны союзники потеряли от них немало эскортных кораблей. Поворот на север чуть было не позволил конвою обойти завесу подводных лодок, но англичанам не повезло. 29 января в 9.34 U-956, самая северная из лодок завесы, заметила конвой, и остальные лодки тоже начали подтягиваться для атаки.

Однако контрмеры, принятые мощным эскортом, оказались эффективными, и лодки не сумели атаковать транспорты, которые дошли до цели, хотя эсминцу «Харди» оторвало корму акустической торпедой, и его пришлось затопить. Зато эсминцы «Уайтхолл» и «Метеор» потопили подводную лодку U-314. Так как в Кольском заливе находились 37 торговых судов, которые ожидали возвращения в Великобританию, адмирал Фрезер приказал сформировать из них конвой RA-56, сопровождать который должны были 26 эсминцев и других эскортных кораблей. Конвой вышел в море 2 февраля и спокойно прибыл к цели.

Хотя 6 февраля он был замечен самолетом-разведчиком, пилот по ошибке сообщил, что конвой движется на восток, а не на запад. Поэтому подводные лодки, развернутые, чтобы перехватить идущие в Россию транспорты, напрасно потратили время. С наступлением весны потребовалось усилить ПВО конвоев. Адмирал Фрезер решил снова вернуться к старой тактике - отправлять один большой конвой с максимально сильным эскортом и не делить его на две части, что больше подходило для зимы с ее штормами. Поэтому следующий конвой JW-57, который вышел 20 февраля, состоял из 42 судов и танкера.

Его прикрывали легкий крейсер «Блэк Принс» под флагом вице-адмирала И.Г. Гленни (он сменил вице-адмирала Барнеттаа), эскортный авианосец «Чейсер» и 17 эсминцев. Ближнее прикрытие осуществляли 3 крейсера под командованием вице-адмирала Паллисьера. Самолеты Берегового Командования прикрывали конвой в пределах своего радиуса действия. Предполагалось, что немцы предпримут серьезные усилия, чтобы добиться успеха, который так долго ускользал от них. И это предположение оказалось верным. 23 сентября самолет-разведчик обнаружил конвой и передал его координаты, курс и скорость.

Поэтому на его пути была развернута двойная завеса из 14 подводных лодок. Но в очередной раз корабли эскорта, которым помогали самолеты «Чейсера», сумели отразить угрозу. Лодки не смогли подобраться к конвою достаточно близко, чтобы провести атаку. Более того, 24 февраля U-713 была потоплена эсминцем «Кеппел», а на следующий день «Каталина» Берегового Командования уничтожила U-601. Лодки не смогли прорвать надежную завесу вокруг транспортов и обратили свое внимание на корабли эскорта. Ночью 25/26 U-990 торпедировала эсминец «Махратта», который быстро затонул с большими потерями в людях, хотя эсминец «Импалсив» и пытался спасти его экипаж.

Из ледяной воды удалось поднять только 17 человек из более чем 200. Это показывает, какая ожесточенная борьба шла между британскими кораблями и немецкими лодками. Но все транспорты прибыли по назначению. Адмирал Фрезер правильно решил, что после очередной неудачи противник предпримет еще одну решительную попытку. Его целью станет обратный конвой RA-57, состоящий из 31 судна, хотя потопление транспорта в балласте нельзя сравнить с уничтожением груженого техникой и вооружением. Поэтому он договорился с русскими организовать усиленное воздушное патрулирование выхода из Кольского залива, чтобы загнать немецкие лодки под воду, а конвой получил приказ сделать большой крюк к востоку.

2 марта конвой двинулся в путь, и меры предосторожности оказались даже более действенными, чем предполагалось. Но вмешалась погода, которая первые 2 дня не давала самолетам «Чейсера» проводить полеты. В результате 15 подводных лодок сумели установить контакт с конвоем только 4 марта. Транспорт «Эмпайр Турис» был потоплен в 70 милях на OSO от острова Медвежий. Но к этому времени погода улучшилась, и самолеты «Чейсера» тут, же поднялись в воздух. Они повредили ракетами U-472, которую затем потопил эсминец «Онслот». На следующий день, несмотря на сильную качку, «Суордфиши» снова взлетели и потопили U-336.

6 марта таким же образом была потоплена U-973. Больше противник не пытался атаковать конвой, и 10 марта тот прибыл в Лох Ю. С точки зрения противника, потеря 4 подводных лодок в обмен на 1 эсминец и 1 транспорт была совершенно неудовлетворительным результатом. Поэтому РВМ потребовало вернуть в северную Норвегию дальние разведчики и торпедоносцы, но командование Люфтваффе отвергло это требование. Следует отметить, что Дениц в это время был настолько занят другими проблемами, в частности угрозой вторжения, что даже не затрагивал этот вопрос на встречах с Гитлером.

В Раздел