25.10.2017

Русские конвои. Угроза устранена (2 часть)

В результате РВМ пришлось пересматривать тактику действий подводных лодок против арктических конвоев. Присутствие эскортных авианосцев сделало небезопасными попытки оставаться днем в надводном положении. Поэтому командиры лодок получили приказ оставаться днем под водой, наносить удары ночью и тут же стремительно уходить. Однако немцы не подозревали, что союзники уже давно отрабатывают ночные полеты с эскортных авианосцев. Более того, в апреле уже наступал полярный день, и подводным лодкам становилось весьма трудно выполнять полученные инструкции. Явный успех действий эскортных авианосцев и увеличение их количества позволили Адмиралтейству для прикрытия следующих конвоев выделить уже 2 авианосца.

Это были «Активити» и «Трэккер». Первый был построен в Англии, а второй в Соединенных Штатах. «Активити» имел 3 противолодочных «Суордфиша» и 7 истребителей «Уайлдкэт», авиагруппа «Трэккера» состояла из 12 противолодочных «Авенджеров» и 7 «Уайлдкэтов». Разница в численности авиагруппы просто бросалась в глаза. Кроме того, «Авенджер», хоть и не был оснащен направляющими для пуска ракет, которые оказались смертоносным оружием против подводных лодок, имел более высокую скорость, большую дальность полета и закрытый кокпит. То есть он почти по всем параметрам превосходил старую «авоську»

«Уайлдкэт», истребитель американского производства, тоже лучше подходил для действий с авианосцев, чем переоборудованные «Харрикейны», которые до сих пор использовали англичане. Эскортные соединения тоже были усилены, им были переданы 2 самые опытные эскортные группы Командования Западных Подходов. Одной из них командовал знаменитый охотник за подводными лодками капитан 1 ранга Ф.Дж. Уокер. Конвой JW-58 из 49 судов отправился в Россию 27 марта. Вместе с ним шел крейсер «Милуоки», который был передан американским флотом русским. Эскорт конвоя состоял из 20 эсминцев, 5 шлюпов, 4 корветов и 2 эскортных авианосцев под командованием вице-адмирала Ф. Далримпл-Гамильтона, который держал флаг на крейсере «Диадем»

Вражеский самолет-разведчик обнаружил конвой 30 марта. Однако авианосные истребители сделали слежение за конвоем задачей крайне опасной, так как сбили 6 немецких самолетов. Немецкое командование приказало 16 подводным лодкам образовать завесу длиной 300 миль юго-западнее острова Медвежий, чтобы атаковать конвой ночью 31 марта. Но битва началась на 2 дня раньше, чем предполагал противник. 29 марта шлюп «Стерлинг», на котором находился капитан 1 ранга Уокер, нанес первый удар, потопив U-961. Через 2 дня самолет «Трэккера» вместе с эсминцем «Бигль» отправил на дно U-355. 2 апреля эсминец «Кеппел» добился нового успеха, потопив U-360.

Рано утром на следующий день «Суордфиш» с «Активити» вместе с «Авенджером» и «Уайлдкэтом» уничтожил U-288. В результате противник понес серьезные потери в подводных лодках и самолетах, не причинив конвою никакого вреда. Впрочем, немцы об этом не подозревали, так как командиры лодок донесли об уничтожении нескольких эсминцев. Еще одной неприятной новостью стало сообщение командира U-277, который обнаружил, что англичане используют генератор шумов, чтобы защититься от акустических торпед. Это устройство, которое назвали «фоксер», буксировалось за кормой эскортного корабля.

Предполагалось, что торпеда будет нацеливаться на него, а не на корабль. Обратный конвой RA-58 состоял из 36 судов. Он вышел из Кольского залива 7 апреля и имел тот же самый эскорт, который сопровождал JW-58. Противник узнал о его отправке лишь на следующий день, и 10 уцелевших лодок получили приказ занять позиции к югу от острова Медвежий, чтобы перехватить его. Однако конвой прошел южнее завесы. Хотя он был обнаружен, и адмирал Шнивинд бросил лодки в погоню, конвой благополучно прибыл в Лох Ю. Таким образом, зимой 1943/44 года обещание Черчилля Сталину было полностью выполнено.

Еще 188 груженых транспортов были благополучно приведены в Россию. Это было даже на 48 транспортов больше, чем планировалось, и конвоям не сумели помешать ни противник, ни зимние шторма. Все это стало свидетельством растущей мощи британского флота и ослабления противника. Однако борьба в арктических морях еще не завершилась. В конце марта, когда готовилась отправка конвоя JW-58, Адмиралтейство узнало, что ремонт «Тирпица» после атаки миджетов наконец-то завершился. Это было действительно так. Немцы сумели залатать пробоины в корпусе, но без постановки в док заменить поврежденные шпангоуты было невозможно, поэтому скорость линкора была ограничена 27 узлами.

Впрочем, и этого было достаточно для атаки конвоя. Поэтому Адмиралтейство решило предпринять еще одну попытку вывести «Тирпиц» из строя. 3 апреля авианосное соединение под командованием вице-адмирала сэра Генри Мура атаковало линкор. «Тирпиц» получил 14 попаданий бомбами. Хотя они не проникли в жизненно важные отсеки, серьезно пострадали надстройки и зенитная артиллерия, погибли 128 человек, около 300 были ранены. Постоянные отказы Геринга выделить истребители для прикрытия кораблей в Норвегии стали главной причиной несчастий, которые с этого момента неотступно преследовали «Тирпиц».

Хотя больше не оставалось транспортов, которые следовало вести в Россию, а на лето линии снабжения были, наконец, переведены в Персидский залив, в русских портах находилось довольно много разгруженных судов, которые ожидали возвращения, также, как и экипаж «Милуоки». Следовало также доставить в Англию русский экипаж линкора «Ройял Соверен», который был временно одолжен русским в счет их доли при разделе итальянского флота. Контр-адмирал P.P. МакГригор получил под командование сильную эскортную группу из 16 эсминцев и эскортных авианосцев «Активити» и «Фенчер». Сам адмирал поднял флаг на легком крейсере «Диадем»

Во время перехода в Россию немцы даже не заметили его соединение, и 23 апреля оно прибыло в Кольский залив. Через 5 дней МакГригор отправился обратно, сопровождая конвой RA-59, состоящий из 45 судов. Так как «Тирпиц» снова был выведен из строя, Адмиралтейство не стало выделять соединения прикрытия, а эскорт вполне мог справиться с воздушной и подводной угрозами. Когда конвой находился в 90 милях к северу от Кольского залива, его обнаружил немецкий самолет-разведчик, но плохая погода помешала немцам следить за конвоем. Впрочем, раз немцы узнали, что конвой вышел в море, перехватить его было уже не слишком сложно.

Следовало только развернуть подводные лодки на траверзе острова Медвежий, что и было сделано. 12 лодок образовали завесу с интервалами 10 миль. 30 апреля еще один разведчик передал координаты конвоя, хотя и был поврежден авианосными истребителями. Это позволило лодкам сосредоточиться на предполагаемом курсе конвоя. Несмотря на сильное волнение, ветер и периодические снежные шквалы, оба авианосца упрямо вели полеты. Поэтому подводные лодки дорого заплатили за свой единственный успех. Вечером 30 апреля U-307 потопила американский транспорт «Уильям С. Тайер»

В Раздел