15.10.2017

Русские конвои. Значительные события (3 часть)

Поэтому Адмиралтейство бросило в Атлантику все имеющиеся резервы, и участь русских конвоев была решена. 30 марта Черчилль сообщил Сталину неприятную новость. В телеграмме главной причиной прекращения отправки конвоев он назвал переброску немецких кораблей на север Норвегии. Черчилль также предупредил, что в мае на Средиземном море будет проводиться крупная десантная операция, в которой будут задействованы все десантные корабли. Как всегда, Сталин принял новость с плохо скрытым раздражением. Он указал на «катастрофическое сокращение поставок вооружения и сырья в СССР»

В новой телеграмме от 6 апреля премьер-министр постарался обрисовать способы, с помощью которых союзники намерены оказывать давление на Германию на суше и в воздухе. После этого Сталин немного успокоился. Примерно в это время Дениц решил устранить одно звено в неуклюжей цепи командования в Норвегии, которая была создана после оккупации этой страны. Он так объяснил причины своего решения: «К началу 1943 года на море сложилась такая ситуация, при которой больше не следовало ожидать крупных операций, для которых и была создана эта структура». Но в действительности главной причиной изменений стала цепочка, по которой шли рапорты о сражении в Баренцевом море.

Как уже говорилось в главе 2, пост командующего силами ВМФ в Северных водах был слит с постом командующего Группой ВМФ «Север». Главнокомандующим был назначен адмирал Шнивинд, а его штаб разместился в Киле. Полярное лето, когда солнце не скрывалось за горизонтом, казалось экипажам немецких кораблей, стоящих в Альтен-фиорде, просто бесконечным. В море не появилась ни одна заманчивая цель. Но само их присутствие на севере Норвегии приносило больше пользы их братьям по оружию - солдатам Восточного фронта, чем все предыдущие вылазки. Нехватка топлива не позволяла кораблям выйти в море даже для артиллерийских учений.

Однако в конце августа удалось набрать достаточно нефти, чтобы провести небольшую операцию против Шпицбергена. 8 сентября «Тирпиц» и «Шарнхорст» обстреляли его. Сообщение о выходе немецких кораблей было получено в Лондоне рано утром этого дня. Хотя Флот Метрополии немедленно вышел в море, разумеется, перехватить вражеские корабли он не успел. 22 сентября на Шпицберген прилетела «Каталина», которая доставила перепуганному и поредевшему гарнизону новую радиостанцию и другие припасы. Вылазка к Шпицбергену сожрала почти весь имеющийся запас нефти, но командир «Шарнхорста» Хоффмайер был недоволен действиями своих артиллеристов.

Он запросил разрешение адмирала Кумметца на проведение учебных стрельб. Разрешение было дано, и 21 сентября корабль вышел в море. На ночь он встал на якорь у острова Аарой, намереваясь на следующий день возобновить стрельбы. Поэтому на следующее утро экипаж «Шарнхорста» был страшно удивлен, когда не прибыли мишени. Зато в 11.00 был получен приказ дожидаться прибытия 2 эсминцев, которые должны были провести линейный крейсер обратно на якорную стоянку, где он должен был занять место «Лютцова». Лишь когда корабль оказался внутри ограды противолодочных сетей, стала известна причина изменения планов.

Утром 10 сентября самолет-разведчик Королевских ВВС, который был специально отправлен в Россию, обнаружил, что «Тирпиц» вернулся на свою стоянку в Каа-фиорде - одном из заливчиков Альтен-фиорда. Этой информации с нетерпением ждал командующий подводными силами контр-адмирал С.Б. Барри. Было решено атаковать немецкие корабли, угрожающие русским конвоям, с помощью сверхмалых подводных лодок-миджетов. Эти кораблики имели длину 50 футов и диаметр 5,5 футов. Человек мог стоять лишь в середине корпуса, в оконечностях морякам приходилось сгибаться. Экипаж миджета состоял из 2 офицеров и 2 матросов.

На поверхности, используя дизеля, миджеты развивали скорость 6,5 узлов. Под водой максимальная скорость составляла 4 узла. Такая лодка несла 2 бортовых контейнера, в каждом из которых находилось по 2 тонны взрывчатки аматол. Эти контейнеры сбрасывались, когда лодка оказывалась под целью. Взрыватель с часовым механизмом позволял миджету уйти до взрыва. Естественно, дальность плавания миджетов была очень небольшой. Ее ограничивал не только малый запас топлива, но и ужасные условия, которые экипаж просто не мог выдерживать слишком долго. В состав экипаж был включен водолаз, который с помощью специального резака должен был освободить лодку, если она запутается в сетях.

Это было очень рискованным трюком, к которому прибегали только в крайних обстоятельствах. Первый миджет был спущен на воду 15 марта, однако на выбор даты атаки повлияло огромное множество факторов. Требовалось учесть продолжительность темного времени суток, фазы луны, высоту прилива и так далее. В результате для атаки было выбрано 22 сентября. Так как дальность плавания миджетов не позволяла даже думать, чтобы добраться до берегов северной Норвегии своим ходом, их предполагалось буксировать эскадренными лодками. «Трэшер» взяла на буксир Х-5, «Трукьюлент» - Х-6, «Стабборн» - Х-7, «Синимф» - Х-8, «Сиртис» - Х-9 и «Скептр» - Х-10.

Англичане ждали, когда будут доставлены аэрофотоснимки Альтен-фиорда. Их привезла «Каталина», которая была специально послана для этого в северную Россию. Через 2 дня, когда снимки были тщательно изучены, адмирал Барри отдал приказ лодкам выходить в море. Ночью 11/12 сентября маленькая флотилия покинула базу на западном побережье Шотландии. Х-1, Х-6 и Х-7 должны были атаковать «Тирпиц», Х-9 и Х-10 - «Шарнхорст», а Х-8 - «Лютцов», который находился на стоянке в тот момент, когда проводилась съемка фиорда, но ушел еще до начала операции. «Шарнхорст» накануне отправился для проведения артиллерийских учений.

Погода в первые 3 дня перехода была отличной, но потом начала портиться. Рано утром 15 сентября на «Синимф» оборвался буксирный конец. Это было обнаружено лишь 2 часа спустя, когда лодка поднялась на поверхность, чтобы провентилировать отсеки. Несчастный миджет Х-8 был брошен на произвол судьбы, но через 8 часов он столкнулся со «Стабборн», буксирующей Х-7. Х-8 оставался вместе с ними до наступления темноты, а потом оторвался, неправильно истолковав сигнал о повороте. На следующее утро «Стабборн» связалась с «Синимф», но та лишь в 18.00 сумела найти Х-8 и снова взять его на буксир. Впрочем, на этом несчастья миджета не завершились.

Из-за какой-то неисправности самопроизвольно отделились подвесные заряды, при этом один вдобавок еще и взорвался. Х-7 получил такие повреждения, что больше не мог участвовать в операции, и его пришлось затопить. Рано утром 16 сентября «Сиртис» обнаружила, что ее буксир тоже оборвался. Однако все попытки найти Х-9 успехом не увенчались, миджет пропал без вести. Было высказано предположение, что он случайно погрузился слишком глубоко и был раздавлен морем. Из 6 миджетов теперь осталось только 4. Перегонные экипажи на подходе к Альтен-фиорду должны были уступить место другим, которым и предстояло провести атаку.

В Раздел